«В момент вождения он был по-настоящему счастлив»

В ОДНОЙ из минских квартир с портрета смотрит молодой человек. Мать каждый день подходит к фотографии и здоровается с сыном. Снимок его теперь для нее — как икона. — Сергей столько всего планировал: собирался получить права и любимую профессию, отслужить в армии, устроиться на работу, — вспоминает его мать Светлана ГЕРАСИМЧИК. — Потом жениться». Но теракт в метро на станции «Октябрьская» перечеркнул все планы. Парню было всего-то 17, жить бы еще да жить.

От рук террористов оборвалась жизнь 17-летнего минчанина Сергея Герасимчика, студента 2-го курса Ивьевского государственного сельскохозяйственного профессионального лицея...

В ОДНОЙ из минских квартир с портрета смотрит молодой человек. Мать каждый день подходит к фотографии и здоровается с сыном. Снимок его теперь для нее — как икона. — Сергей столько всего планировал: собирался получить права и любимую профессию, отслужить в армии, устроиться на работу, — вспоминает его мать Светлана ГЕРАСИМЧИК. — Потом жениться». Но теракт в метро на станции «Октябрьская» перечеркнул все планы. Парню было всего-то 17, жить бы еще да жить.

Сережа окончил в столичной школе девять классов. Что вспоминают учителя? Много помогал. С ремонтом в классах, например. Если перед началом учебного года просили покрасить полы, брал кисть в руки и принимался за работу. Предлагали почистить парты, исписанные учениками, — никогда не отказывал.

А однажды в класс пришла завуч:

— Ребята, снега намело, не пройти. Помогите дворникам дорожки расчистить. Есть желающие?

Сережа со своим тезкой, лучшим другом, перешептываются: «Пойдем на улицу, что на месте сидеть?» Из всего класса только они и решились помочь дворнику.

Характер у Сережи был покладистый. Он быстро находил общий язык со сверстниками. В 16 лет подружился с ребятами, которые увлекались автомобилями.

— Машины — страсть сына. Сначала хотел стать музыкантом, записался даже в кружок, учился играть на гитаре, разучивал ноты. Потом радиотехникой занялся. Последнее увлечение — легковые автомобили, — рассказывает мама Светлана Ивановна.

Своей машины в семье не было, и Сережа частенько заглядывал в гаражи к друзьям. Кто из них копался в двигателе, кто менял детали. Наблюдая за ремонтом, поначалу подавал ключи, а потом и сам научился чинить. За то, что друзьям помогал, ему давали «порулить» — в момент вождения он был по-настоящему счастлив.

Уже в 9-м классе задумался о профессии, связанной с автомобилями. В списке учебных заведений нашел Ивьевский государственный сельскохозяйственный профессиональный лицей. Готовился стать машинистом холодильных установок, электромонтером.

— В лицей зачисляли абитуриентов с высоким проходным баллом, — продолжает Светлана Ивановна. — Я переживала за сына, думала, не поступил, в школе не самые высокие оценки получал. Предлагала учебные заведения в Минске, где требования пониже и к дому поближе. Но Сережа настоял на лицее в Ивье.

— Лучше устроюсь на работу и в вечернюю школу пойду, чем откажусь от своих планов, — говорил он. — Был уверен, что поступит. И не ошибся.

«Учиться нравится даже больше, чем в школе», — поделился он с мамой через пару месяцев после поступления.

В лицее занимался неплохо. По профессиональным дисциплинам ниже «семерки» не получал. На лето 2011-го были планы у студентов — всей группой собирались пойти в поход. За организацию мероприятия взялись староста группы Александр Кишкель и Сергей. Но — не сложилось…

— У нас с братом разница в возрасте — семь лет, — говорит сестра Оля. — Я радовалась каждому его приезду. Мы ведь никогда не ссорились. А если и случалось, то из-за мелочей. Оба отходчивые, быстро мирились. Брат часто приезжал домой на выходные.

Вот и в начале апреля прошлого года Сергей приехал из лицея на выходные в столицу. Сказал родным, что останется погостить на три дня. Нужно было получить медицинскую справку, которую предстояло оформить в понедельник (требовали в лицее).

— Помню, я говорю Сереже: давай сама возьму эту справку. Как чувствовала что-то неладное, — рассказывает Светлана Ивановна. — Но сын отказался. Не любил, чтобы за него кто-то делал работу.

Сегодня матери вспоминать подробности того рокового вечера невыносимо больно. Ее жизнь разделилась на «до» и «после» теракта. После 11 апреля женщина никогда больше не спускалась в метро.

— То, что пришлось пережить, не пожелаешь и врагу, — говорит она. — Людей, которые совершили это преступление, оправдать невозможно!

Светлана Ивановна благодарна всем тем, кто помогал в трудные минуты, не оставил без поддержки, — близким, друзьям, представителям власти. Накануне годовщины трагической даты семье погибшего сообщили, что из благотворительного фонда вновь поступит финансовая помощь.

Константин КОВАЛЕВ, «БН»

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости