«В Марьиной Горке легче дышится, легче пишется…»

КОМПОЗИТОР — автор известных песен «Венский вальс», «Память сердца», «Мой родны кут», «Алеся», «Полька белорусская», «Вероника», «Журавли на Полесье летят», «Дорогие мои земляки», «Верасы», «Хатынь», «Авэ Марыя». С Игорем Лученком сотрудничали и сотрудничают многие знаменитые исполнители и коллективы. Его произведения звучали и звучат в исполнении Иосифа Кобзона, оркестра Михаила Финберга, ансамбля «Песняры», Софии Ротару, Валентины Толкуновой. Его мелодию «Песни про Минск» отбивают каждый час куранты на башне Минской ратуши. Кстати, Игорь Лученок первый белорус — обладатель именной звезды в Москве, на Площади звезд у концертного зала «Россия». Его звезда засияла и на Аллее лауреатов специальной награды Президента Беларуси «Через искусство — к миру и взаимопониманию» в дни проведения XX фестиваля «Славянский базар в Витебске». Он — заслуженный деятель культуры Польши, а еще — почетный гражданин многих городов: Минска, Сальска Ростовской области, Марьиной Горки…

Народному артисту СССР и Беларуси Игорю Лученку – 75 лет

КОМПОЗИТОР — автор известных песен «Венский вальс», «Память сердца», «Мой родны кут», «Алеся», «Полька белорусская», «Вероника», «Журавли на Полесье летят», «Дорогие мои земляки», «Верасы», «Хатынь», «Авэ Марыя». С Игорем Лученком сотрудничали и сотрудничают многие знаменитые исполнители и коллективы. Его произведения звучали и звучат в исполнении Иосифа Кобзона, оркестра Михаила Финберга, ансамбля «Песняры», Софии Ротару, Валентины Толкуновой. Его мелодию «Песни про Минск» отбивают каждый час куранты на башне Минской ратуши. Кстати, Игорь Лученок первый белорус — обладатель именной звезды в Москве, на Площади звезд у концертного зала «Россия». Его звезда засияла и на Аллее лауреатов специальной награды Президента Беларуси «Через искусство — к миру и взаимопониманию» в дни проведения XX фестиваля «Славянский базар в Витебске». Он — заслуженный деятель культуры Польши, а еще — почетный гражданин многих городов: Минска, Сальска Ростовской области, Марьиной Горки…

— Игорь Михайлович, вы родились в Марьиной Горке, бываете ли на малой родине?

— Бываю через день. Там стоит дом моих папы, мамы и деда. Его перевезли из Червенского района, где родился мой отец. В 1937 году его деревня была сожжена. И мой дед, которого я никогда не видел, а звали его Лука,  построил этот дом в то тяжелое время. Потом началась война. А когда после нее мы вернулись на родину из России, в 1946 году, мой папа, который был военным врачом, музыкантом, этот дом с большим трудом перевез в Марьину Горку. И меня туда тянет. Там прошло мое детство, там прошла вся моя жизнь. Потом я жил в Минске, Ленинграде, но всегда летом приезжал в Марьину Горку.

— А каким было ваше деревенское детство?

— Так оно и сейчас продолжается (улыбается. — Прим. авт.). Я не люблю городские каменные мешки. А там  деревенская улица, так хорошо. Все меняется, но деревня остается. Там легче дышится, легче пишется. Прошел по улице, поздоровался с людьми. И речка там Титовка, в которой в детстве купался. Помню, летом гулял у ее берегов, сочинял первые мелодии. А потом нырнул. Плыву, и вдруг возле меня мордочка высовывается. Это, наверное, была выдра… Речка немного высохла. И я помогаю друзьям, чтобы она не усохла окончательно… Так что у меня все осталось по-прежнему…

— Каким сельским трудом занимались в детстве?

— Меня родители берегли. Мама окончила БГУ, была биологом и химиком. Ее звали Александра Герасимовна Жук. Она занималась огородом, выращивала цветы. Что-то от ее трудов еще осталось…А папа был артистом театра Голубка, а потом переучился на врача и уже перед войной лечил людей. Когда мы в 1938 году переехали в Могилев, он там работал в психиатрической клинике. Там мы и встретили Великую Отечественную войну.

— Игорь Михайлович, хотелось бы узнать больше о вашей семье, о ваших детях.

— У меня дочь — музыкант, преподаватель. Жена тоже музыкант. А сын — юрист, занимается охраной авторских и патентных прав. Мы его зовем кормильцем. Есть у меня и один внук.

— Правда ли, что вы знаете свой род чуть ли не до десятого колена?

— Об этом рассказывается в книге, которую написал Владимир Степанович Липский. Он «копает» свою родню, и мою заодно. Знаю, что у моей мамы в родне были и католики, она из дворян. А в роду у папы — обычные крестьяне.

— Вы много ездили с Владимиром Мулявиным в фольклорные экспедиции на Полесье…

— Владимир Мулявин — мой лучший друг. Мы с ним познакомились, когда его группа еще называлась «Лявоны». Мулявин — это самородок, талант у него — от Бога! А у меня три высших образования. Поэтому мы друг друга дополняли. Он для меня и сейчас живой. Мне его не хватает. С ним у меня многое связано. Мы ездили с ним в Америку несколько раз. Это было русское вторжение на роковом фронте. А про экспедиции… Дело было так. Я его решил привлечь к фольклору. Мы сели в машину — Мулявин, Кашепаров и я — и поехали в Житковичи и дальше. Я был за шофера. Потом еще раз туда вернулись. Снят даже небольшой фильм на двадцать минут, в котором показано, как мы записываем песни. Лента называется «В земле наши корни»… Кстати, нас еще интересовало, как поют на Полесье мужчины. Обычно же в деревнях этим увлекаются женщины. И радио объявило на все поселение, чтобы собрались мужчины. Они пришли и спели нам. Я даже помню одну песню: «Ой, забелелі снежкі, дый забелелі белыя па крутой гары…»

— Рок-опера «Курган» занимает важное место в вашем творчестве? Она появилась не просто так.

— Это очень длинная история, к ней имеет отношение и Мулявин. Это произведение как кантату исполняла еще капелла Ширмы. Потом появился Мулявин, и у меня возникла мысль все переделать по-современному. Я еще и сейчас переделываю… Она была издана на фирме «Мелодия» в Москве, потом — на Западе. Я ее до сих пор дорабатываю, потому что там тема вечная. Она будет всегда современна. Рок-опера «Курган» очень востребована. Ее исполняли на Дне письменности…

— Это правда, что вы всегда много занимались спортом?

— Спорт всегда со мной. И это очень длинная история. Я занимался легкой атлетикой еще школьником. Рекордов не ставил, но написал песни о спорте. Есть они у меня и о легкой, и о тяжелой атлетике. Я был председателем Федерации тяжелой атлетики Беларуси… У меня даже есть такой марш: «Под знамена биатлона…» У меня спортивная тема очень обширная. И в песнях, и в музыке, и в жизни. Даже помню, как тренировался в парке Челюскинцев.

— И сейчас занимаетесь зарядкой?

— Да, и сейчас занимаюсь. Это необходимо. Помните: «Закаляйся, если хочешь быть здоров, постарайся позабыть про докторов… »

— А у вас были когда-нибудь вредные привычки?

— Я не курю. Могу выкурить только одну сигарету в год.

— Вы в молодости были очень активны, бывали на разных стройках большой страны…

— Помню, у меня только родился сын, а белорусские стройотрядовцы летели в поселок Золотинка, на БАМ. И я попал в ту команду. Так с некоторыми стройотрядовцами до сих пор дружу… Мы много ездили, давали концерты. Это был порыв, что мы — лучшие в мире. Я и сейчас дружу с руководителями комсомола.

— Вы человек советского времени. Сегодня много говорят о духовности, о православии… Вы — верующий?

— Я был в очень многих странах. И всегда там захожу в храмы.

— Интересная страница в вашей биографии — встречи с Фиделем Кастро. Вы были знакомы и с Че Геварой?

— С Че Геварой я не встречался, о нем читаю. А вот Фидель Кастро мне сказал так: «Ты такой мятежный, как и я». Самая главная встреча — первая — произошла во время Всемирного фестивале молодежи и студентов на Кубе. А на остров Свободы ездил несколько раз. Куба — очень красивая страна… Интересно, что я еще в Чили с Виктором Вуячичем попал. Тогда у власти был Пиночет. Кстати, я встречался и с Сальвадором Альенде…

— Вы дружили и с Петром Мироновичем Машеровым?

— Он мне квартиру дал, когда я написал военно-патриотические песни: «Память сердца» и другие. Он был учитель, очень простой человек. С ним легко было общаться. Он гулял по Минску с одним охранником, а то и без него.

— Вы с ним лично беседовали?

— Иногда даже подолгу. Сейчас встречаюсь с его семьей… Когда мы с Мулявиным ездили в Америку и победили, а потом приехали домой, нас принимал сам Машеров…

— В списке ваших друзей и Муслим Магомаев?

— Да, мы дружили. Но это особая дружба. А Кобзон — мой брат. В этом году у меня с ним будет несколько совместных выступлений. В том числе и в Москве. В храме Христа Спасителя.

— Интересно, как известный композитор отдыхает?

— Я никогда не отдыхаю. У меня нет ни субботы, ни воскресенья.

— Как отметите юбилей?

— У меня есть друг — Геннадий Ильич Данилов. Мы дружим с пятнадцати лет. День рождения ни с кем не хочу отмечать, только с Генкой.

— Спасибо за интервью! Поздравляем вас с юбилеем! Желаем здоровья, счастья и всего самого доброго!

В ТЕМУ

А в сердце – «Майский вальс» и «Курган»

В ЭТОМ году состоялся второй региональный фестиваль военно-патриотической песни «Майский вальс» в Марьиной Горке на призы Игоря Лученка. Праздник проходил два дня. В первый выступал Академический ансамбль песни и танца Вооруженных Сил РБ, пели солисты, прошел конкурс молодых исполнителей. А второй день был отмечен авторским вечером Игоря Лученка. Почетные гости главного концерта — жена и сын композитора — сидели в зале среди зрителей.

— Гениальная музыка Игоря Михайловича уже отделилась от автора и живет своей полнокровной, самостоятельной жизнью… Игорь Лученок — живой классик. О нем в этом году вспомнили на его малой родине по-крупному. Как с композитором я с ним знаком с детства, но как с человеком близко сошелся четыре года назад. На основе создания рок-оперы «Курган», — рассказал поэт Андрей Скоринкин. — Игорь Михайлович попросил меня по возможности восстановить, расширить и продолжить его работу, которая сейчас называется рок-опера «Курган»… Также совместно с Игорем Михайловичем мы сотворили «Исповедь», которую исполняет народный артист Советского Союза Иосиф Кобзон…

В юбилейном концерте участвовали заслуженный коллектив Республики Беларусь «Государственный ансамбль танца Беларуси», Белорусский государственный ансамбль «Песняры», Национальный академический народный оркестр Республики Беларусь им. И. Жиновича, арт-группа «Беларусы». Конечно же, показали зрителям и знаменитую рок-оперу «Курган».

А после рок-оперы звучали гениальные песни Игоря Лученка. Валерий Дайнеко впервые спел «Алесю». Вячеслав Статкевич, сняв княжеское одеяние, исполнил «Польку белорусскую» вместе с Государственным ансамблем танца. Друг Игоря Лученка, заслуженный артист Беларуси Владимир Провалинский, солировал в финале, когда исполнялся «Майский вальс» (за роялем сидел сам юбиляр).

Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?