Минск
+3 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Какие новые технологии позволят противостоять незаконным рубкам леса

В корне изменим подход

Следует признать: в последние годы нашим лесам приходится непросто. Изменения климата, ураганы и нападения короеда — испытание следует за испытанием. Вредят нашим лесным угодьям и несанкционированные рубки. Явление не настолько уж и частое, но, как говорят специалисты, ущерб отрасли могут нанести немалый. Корреспондент «Р» отправилась в Белыничский лесхоз, чтобы подробнее узнать о фактах самовольных рубок в лесах.

В последнее время сельчане растаскивают лес в основном для использования дров в бытовых целях. Такие кражи «мелкого калибра» происходят больше по невежеству.

В лесу раздавался топор дровосека


Михаил Дерюгин, ведущий инженер по охране и защите леса Могилевского ГПЛХО
, любит свою работу. Он с большой теплотой отзывается о лесе и тех территориях, которые в зоне его ответственности:

— Площадь лесного фонда, находящегося в ведении лесхозов Могилевского ГПЛХО, 1265 тысяч гектаров, в том числе покрытая лесом — 1109 тысяч гектаров. В состав Белыничского лесхоза входят девять  лесничеств, а также цех по переработке древесины, лесопункт, базисный питомник и лесоохотничье хозяйство.

Вместе со специалистами мы выезжаем в квартал под номером 40, входящий в состав Светиловичского лесничества.  Именно здесь, на участке производства рубки ухода (проходной рубки), несмотря на морозную погоду, могут быть потенциальные нарушители лесного и природоохранного законодательства. Их цель — похитить заготовленную лесничеством древесину.

— Граждан с бензопилами и просто расхитителей уже заготовленного леса, которым все нипочем, на самом деле хватает. Да, за последние годы правонарушителей стало меньше, но они стали более изворотливыми, постоянно придумывают разные схемы совершения правонарушений, — объясняет Сергей Тяглик, главный лесничий Белыничского лесхоза.

Но лесной охране есть что противопоставить нарушителям законодательства. Сегодня в арсенале хранителей лесного фонда есть автомобили повышенной проходимости, системы видеонаблюдения, почти сотня фотоловушек, оснащенных датчиками движения. Всем новшествам, кстати, от силы 3—5 лет. Но в остальном сотрудникам лесхоза приходится мониторить лес по старинке — обходить свои угодья. И это, кстати, по-прежнему действенно. Большая доля нарушений выявляется благодаря наблюдательности и слаженной работе лесной охраны. Немало нарушений обнаруживают не технические средства, а лесники во время ежедневного обхода вверенной им территории.

Совсем не то, что было раньше


В прошлом году под топором «черных лесорубов» в Могилевской области лег 661 кубометр древесины, что, к слову, на 352 кубометра меньше, чем в 2017-м. По горячим следам все нарушения раскрыты, а нарушители привлечены к административной ответственности. Всего в регионе выявили 112 незаконных рубок. По сравнению с тем, что было раньше, говорят в ГПЛХО, это не так много: в конце 1990-х годов объемы нанесенного ущерба лесу составляли 5—6 тысяч кубометров ежегодно.

Квадрокоптер позволяет обнаружить «черного лесоруба» в радиусе 3 километров.

Геннадий Франтиков, начальник отдела охраны и защиты леса Могилевского ГПЛХО, подчеркивает: в последнее время сельчане растаскивают лес в основном для использования дров в бытовых целях. Такие кражи «мелкого калибра» происходят больше по невежеству, потому что спокойнее, проще да и экономически выгоднее заказать дрова на зиму в ближайшем лесничестве, не подвергая себя риску. Куб дров сегодня стоит около 8 рублей.

При этом, по словам специалиста, крупных хищений леса (это когда ущерб составляет 80 и более базовых величин) в последнее время наблюдается все меньше. Причин тому несколько: прогрессирующая урбанизация, уменьшение объемов индивидуальной застройки, сокращение потребления дров в целом. Профилактическая работа представителей лесного хозяйства с населением тоже оказывает свое положительное влияние.

Пять минут — полет нормальный


Вместе с Михаилом Дерюгиным и его коллегой — помощником лесничего Светиловичского лесничества Сергеем Кузнецовым — запускаем на небольшую высоту, около ста метров, белый модный гаджет — квадрокоптер. Устройство работает уже третий год и мониторит местные владения с завидной регулярностью. Панорама зимнего леса с заснеженными верхушками деревьев впечатляет, от экрана даже отрываться не хочется. Слава богу, сейчас на мониторе подозрительной активности в радиусе 1,5—3 километров не наблюдается. Радиоуправляемая модель по наземным командам пилота делает небольшой круг над импровизированным пунктом контроля. Сергей возвращает квадрокоптер на исходную точку. Все спокойно.

Михаил Дерюгин отмечает:

— Лесхозы области приобрели уже 13 таких летательных аппаратов — квадрокоптеров типа DJI Phantom 4. Кроме того, в распоряжении лесной охраны имеются фотоловушки, которые устанавливаются в местах, наиболее подверженных лесонарушениям. А для обнаружения пожаров в лесхозах имеются 82 пожарно-наблюдательные вышки и пожарно-наблюдательные мачты.

Но насколько эффективно внедрение таких технических новинок в охране леса?



— При нахождении человека в зоне действия камеры сигнал поступает специалисту, готовому в кратчайшие сроки выехать для предупреждения нарушения, а в случае совершения преступления — для привлечения к ответственности того, кто нарушает природоохранные законы. К слову, в Могилевской области за прошлый год выявлено 45 нарушений при помощи данных фотоловушек. Речь идет не только о вырубках, но и о засорении территории и других нарушениях. А это около десяти процентов от общего их числа в этой сфере, — говорит Михаил Дерюгин.

Незаконные вырубки леса в стране составляют менее одного процента от общего объема заготовки. Кто-то может срубить 3—5 деревьев, и лесник выявит это на следующий день. Но незаконно вырубить 1 гектар — такого не было уже давно. Конечно, случается, что рубят ценные деревья, например дуб, но не в промышленных масштабах. В любом случае пользование лесом не по установленным правилам может больно ударить по карману нарушителя. К примеру, за незаконную рубку либо повреждение до степени прекращения роста или уничтожение древесно-кустарниковой растительности в природоохранных, рекреационно-оздоровительных и защитных лесах налагается штраф в размере от 5 до 50 базовых величин. Это на физическое лицо, на ИП штраф составит уже от 20 до 200 базовых величин, а на юридическое лицо — от 50 до 300 базовых величин. Те же деяния, совершенные в эксплуатационных лесах, выльются гражданину в штраф до 30 базовых величин, ИП — от 10 до 150 базовых величин, а юридическому лицу — от 20 до 200 базовых величин.

КОМПЕТЕНТНО

Александр Угрин, консультант управления лесного хозяйства Министерства лесного хозяйства:


— Бороться с нелегальными лесорубами лесхозам помогают средства фото- и видеофиксации. Первые камеры установили в 2015 году, сегодня на вооружении лесхозов их уже 637. Они работают в режиме онлайн, мгновенно передавая снимки на мобильный телефон, что позволяет лесной охране оперативно реагировать на нарушения в лесном фонде и немедленно принимать меры. Кроме того, камеры могут длительное время работать в автономном режиме, они надежно защищены от неблагоприятных погодных условий, а их разрешение позволяет рассмотреть лица и номера автомобилей нарушителей. При этом о фотоловушках в лесу говорят предупредительные знаки. Эффективно ли это, подтверждают цифры. Так, если в 2015 году с использованием средств фотофиксации к административной ответственности привлекли 106 нарушителей, то в 2018-м — уже 466.  

ФАКТ

По данным пресс-службы Министерства лесного хозяйства, всего в прошлом году за нарушение правил лесопользования в стране привлечены к ответственности 2961 человек, в том числе за незаконную рубку — 648 граждан.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.5
Загрузка...