В каждом подъезде по Зилову

Киевский режиссер Стас Жирков готовит в Минске новую версию «Утиной охоты»

В Республиканском театре белорусской драматургии большая радость: известный режиссер, директор — художественный руководитель киевского театра «Золотые ворота», заслуженный артист Украины Стас Жирков готовит здесь премьеру «Паляванне на сябе» по мотивам культовой советской пьесы Александра Вампилова «Утиная охота». Премьера состоится уже 10 октября. К Жиркову белорусские театралы питают симпатию: уж слишком яркие и неоднозначные спектакли сделал он в своем театре по пьесам белорусского автора Дмитрия Богославского, показав их на различных международных фестивалях. Как в случае с теми нашумевшими спектаклями «Любовь людей» и «Папа, ты меня любил?», снова обещан ядреный украинский «сновидческий реализм»... Почему понадобилось менять название пьесы и какие коррективы время внесло в эту историю о «лишнем» человеке эпохи застоя, Стас Жирков рассказал «СБ».


— Стас, расскажите, как обстоит дело с молодой режиссурой в Киеве?

— Это такой непростой вопрос... Где–то до 2012 — 2013 года у нас был острый дефицит молодых режиссеров. Потом произошел всплеск, потому что, во–первых, появился Фестиваль молодой украинской режиссуры имени Леся Курбаса. Он собрал там все, что было на тот момент. Мы все познакомились друг с другом, приехали критики, появилась пресса, нас заметили, и с этого момента в украинском театре начался новый период — стало работать новое поколение. Во–вторых, молодых режиссеров стали назначать худруками в театры, особенно киевские. Все стали активно приглашать друг друга. Но для меня, например, абсолютно понятно, почему нет поколения 40–летних мастеров... Потому что поколение 50+ сжигало все вокруг себя и ничего не давало делать. Теперь моя задача как руководителя театра «Золотые ворота» и руководителя программы молодежной политики СТД Украины, чтобы между поколениями не было такого зазора. И чтобы у молодых постановщиков были работа, предложения, поездки на фестивали.

— Как бы вы определили творческую стратегию вашего театра?

— Их две. Прежде всего – давать возможность молодым режиссерам делать спектакли. За эти четыре сезона, что я руковожу коллективом, все, кто мог из
заметных молодых, свои спектакли выпустили. И второе — активная международная политика: фестивали, копродукция, организация приезда иностранных режиссеров в Киев.

— Как в вашем графике возник Минск?

— В 2014 году у вас проходил II Молодежный театральный форум стран Содружества, Балтии и Грузии, где мы показали наш спектакль «Любовь людей». И предыдущий директор РТБД Владимир Карачевский после него сказал, что хотел бы сделать со мной какую–то совместную работу. Потом через полгода я принимал участие в лаборатории, которую проводил Александр Марченко. Так что сейчас ехал в Минск с удовольствием. В вашем театре очень крутые актеры, а для меня именно актеры — главное выразительное средство в спектаклях.

— Почему вы поменяли название пьесы Вампилова?

— Есть некий момент с языком. «Утиная охота» — красиво звучит на русском, а на украинском или белорусском, по–моему, уже не так поэтично и броско. К тому же в пьесе есть момент самоистязания, самоуничтожения, так что, думаю, мы не противоречим духу пьесы.

— Как вы объясняете ее сегодняшнюю популярность?

— Несмотря на то что она была написана более 50 лет назад, по–моему, в 1967 году, и прошла целая эпоха, я понимаю, что Вампилов по всем аспектам опередил время. По тому, как выстроены диалоги, по тому, какие темы им подняты. Она, может быть, одна из первых советских пьес, где так откровенно говорят об алкоголизме, суициде, измене.

— Вы меняете какие–то авторские акценты?

— Конечно. Сейчас люди стали еще прямее и раздраженнее. Мы перерабатываем очень много кусков, что–то конкретно переписываем под Минск, под
конкретных актеров, задаваясь вопросом: как бы это происходило сейчас? Я думаю, наша версия будет адекватна времени. Сейчас у нас, прости господи, в каждом подъезде по Зилову. У каждого из нас, грубо говоря, есть такие знакомые и друзья.

Мужчин действительно как–то накрывает в 35 лет — очень большой процент самоубийств именно в этом возрасте. Вампилов сам этот барьер не перешагнул. Это возраст, когда страшные мысли, наверное, всем приходят в голову, но по сути своей они эгоистичны. Поэтому мне и захотелось поговорить здесь и сейчас на эту тему.

Мы пытаемся выстроить в спектакле мир глазами Зилова. Это такой субъективизм: что–то преувеличить, что–то обострить. Зритель окажется словно в лабиринте, внутри его головы. Это продолжение той линии «сновидческого реализма», как выразилась одна из ваших критиков о моих предыдущих работах. Но в то же время будет и мотив воскрешения, внутреннего перерождения.

Конечно, «Утиная охота» — это бренд. Помню, когда я еще учился на актера в Киевском национальном университете культуры и искусств, то хотел три роли. Астрова в «Дяде Ване» Чехова, кого угодно в пьесе Беккета «В ожидании Годо» и непременно Зилова в «Утиной охоте». Это брендовая пьеса, но, на мой взгляд, ни одного хорошего спектакля по ней так и не появилось. Фильм «Отпуск в сентябре» — хороший и точный, но только потому, что у кинематографа другие выразительные средства. Момент молчания, паузы с помощью монтажа можно превратить в активное действие, а в театре этого нет. У тебя есть только первый план, и никуда нельзя спрятаться.

pepel@sb.by Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Владимир ШЛАПАК
3.44
Новости