В деревне Бездеж спать не ложатся без уборки!

ЧИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ — преддверие Пасхи — белорусы встречали всегда: при панской Польше, в годы немецко-фашистской оккупации, во времена советских гонений на религию. Вот и жители дрогичинских сел пронесли уважение к православной вере сквозь годы. В Чистый четверг корреспондент «БН» пообщался с верующими деревеньки Бездеж и узнал о значении этого дня в их жизни.

В Чистый четверг жители Дрогичинского района поблагодарили Бога за прожитое и помянули Тайную вечерю.

ЧИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ — преддверие Пасхи — белорусы встречали всегда: при панской Польше, в годы немецко-фашистской оккупации, во времена советских гонений на религию. Вот и жители дрогичинских сел пронесли уважение к православной вере сквозь годы. В Чистый четверг корреспондент «БН» пообщался с верующими деревеньки Бездеж и узнал о значении этого дня в их жизни.

…К Свято-Троицкому храму (постройки еще 1784 года!) с утра подходят жители деревни — прежде всего пенсионеры. Ждут отца Геннадия.

— Сейчас верующие уже не так строги к себе, как в прежние времена, — охотно говорит мне местная жительница Екатерина Доронюк. — Хотя раньше чистоту наводили до наступления новых суток — спать не ложились без уборки! Мама моя, когда жили на Каменеччине, однажды побила нас — пятерых детей — мокрой лозой за то, что сенцы не прибрали. Дресвой и пищевым жиром, помню, отмывали стол, лавки, даже игрушки детские — лошадку, тележку с колесами. Папа рубанком их обстругивал, если видел покоробленные места.

— У нас в Головчицах сразу после войны изба-читальня была, а в ней парень-библиотекарь — «избач» по-тогдашнему, партийный, — вступает в разговор 70-летняя Тамара. — Так хату свою с книгами он не прибирал, да и другим не давал. Терпеть такое сельчане не могли. Помню, мы, дети, выманим его наружу, а две бабушки-сестры быстренько забегут внутрь, пыль посмахивают, паутину с окон — долой, тряпкой столы протрут. И бежать! А он потом кричит: «С меня же партбилет потребуют!» Это нечто вроде забавы в деревне было на Великий четверток (так Чистый четверг раньше называли).

Тем временем настоятель протоиерей Геннадий Ворон зашел в церковь. Главное действо, которому посвящен праздник, — поминание Тайной вечери и установления Иисусом Евхаристии (таинства, когда христиане вкушают кровь и тело Христово, соединяясь тем самым с Богом). Голоса присутствующих соединяются в хор, который слышен далеко за пределами храма. Молящиеся то и дело посматривают на известное всей Брестчине Евангелие в золотой оправе, увезенное фашистами и вернувшееся два года назад на Родину.

…К вечерне десятки верующих со всего района стараются приехать в Свято-Сретенскую церковь в самом Дрогичине, послушать настоятеля протоиерея Иоанна Пинчука. Длинная очередь выстраивается перед лавкой церковных товаров. В центре внимания — 72-летняя бабушка Нина, сорок лет проработавшая казначеем на благо Свято-Сретенской: женщина помнит гонения на веру и благодарна нынешней власти за внимание к церкви, приходам, прихожанам. Ее апостольник с красным крестом виден то тут, то там.

— Особенно тяжело было верующим при панской Польше и в войну, — вспоминает 87-летняя Анна Адаменок из Кобрина, уроженка деревни Осовцы, давно переехавшая в другой уголок Брестчины. — При панах, старшие сестры рассказывали, всех, кто ходил в православную, брали на заметку: в суде, воеводской управе, полицейском участке при случае таким всегда припоминали «схизму» — ругали за поклонение «неправильной» религии. Осадники польские всячески поощряли переход в католицизм, тянули отошедших от православия на все должности, хотя простые католики-поляки дружили с белорусами греческого вероисповедания. В войну немцы и полицаи поначалу восстановили храмы, отняв здания у колхозов, но к 1943-му взялись за священников — требовали от них быть доносчиками, чтобы те раскрывали тайну исповеди. Поэтому молились люди тайно: в лесной чаще, землянках, подальше от оккупантов, но и не на глазах партизанских комиссаров.

Воспоминания о страшных годах прошли, как только зазвучал голос отца Иоанна — литургия объединила всех находящихся в храме, сплотив вокруг изображенного распятия. Души молящихся, осиянные светом сотен свечей, слились воедино — это ли не лучший канун светлого дня по имени Чистый четверг?

Денис ТРОФИМЫЧЕВ, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?