Минск
+7 oC
USD: 2.21
EUR: 2.39

За каждым памятником героям войны и жертвам фашизма — своя история, ставшая частью общей Великой Победы

В бронзе гордости и скорби

На землях ОАО имени В.З. Коржа Солигорского района, в прошлом колхоза «Партизанский край», полтора десятка памятников, в бронзе и камне повествующих о героизме, самопожертвовании местных жителей в борьбе с немецко-фашистскими оккупантами. Наш рассказ — о трех из них.

Возле памятника погибшим летчикам всегда много цветов.

Окрыленная сила

— Бабоньки, смотрите, сколько мыла!

На взволнованный голос подруги тут же подошли женщины, собиравшие целебную клюкву вдали от деревни на топком болоте. Действительно, из разорванного громадного мешка высыпались серые бруски, напоминавшие полузабытые куски хозяйственного мыла. В войну в тылу врага оно стало особенно дефицитным наравне с солью и спичками.

Часть брусков, сколько смогли, сельчанки унесли, остальное припрятали. Тайна в деревне держится недолго. И вскоре к женщинам заглянули партизаны. Объяснили: вы нашли не мыло, а тол. Накануне самолет сбросил несколько мешков с оружием и боеприпасами, один из них, со взрывчаткой, партизаны найти так и не смогли… Надо ли говорить, что женщины моментально расстались с таким «мылом».

…Когда зимой сорок первого в боях под Москвой советские войска разрушили миф о непобедимости хваленой гитлеровской армии, поддержка белорусских партизан из-за линии фронта возросла. Но часть ценного груза, сброшенного с самолетов, нередко терялась среди болот и лесов, случалось, даже попадала в руки врага… Крылатые посланцы возвращались обратно пустыми, хотя в отправке на «большую землю» нуждались раненые, дети. И Василий Корж, возглавивший народное сопротивление в регионе, дал команду партизанам: будем строить аэродром! Мало сил? Бросим клич, местные крестьяне непременно помогут!

Командир не ошибся. Далеко за пределами родной деревни Хоростово Василия Захаровича знали как основательного, порядочного мужика. Что за справедливую жизнь он с оружием в руках боролся в Западной Белоруссии с польскими панами, сражался в Испании против фашистов, за что сам Калинин в Кремле вручал ему ордена Красного Знамени и Красной Звезды. Крестьяне верили земляку. Потому на телегах, с топорами, пилами и лопатами, явились в урочище Векарево. Корчевали пни, деревья, топкие места не просто засыпали гравием, но и стелили из толстых бревен надежную основу. Полосу тщательно ровняли, трамбовали. От вражеских летчиков ее прикрывали небольшими срубленными деревьями. И когда в октябре 1943-го командир Пинского партизанского соединения Василий Корж уже в генеральской форме возвращался из Москвы в родные края, его самолет, до предела загруженный оружием, боеприпасами, медикаментами, приземлился на «свой», надежный, не раз проверенный при сложных ночных посадках ­аэродром. И еcли бы не эта взлетно-посадочная полоса среди болот и лесов, то, скорее всего, не было бы и такой впечатляющей статистики: за время боевых действий соединение Василия Коржа уничтожило более 26 тысяч гитлеровцев, 770 автомашин, 86 танков и бронемашин, разгромило 65 крупных гарнизонов, пустило под откос 468 вражеских эшелонов с живой силой и техникой, повредило тысячи километров рельсов и линий связи…

Однако в конце мая 1944 года случилась трагедия: ночью из-за плохой погоды при посадке транспортный самолет задел верхушку дуба, и экипаж погиб. К 20-летию создания аэродрома на месте гибели авиаторов был установлен памятник: замурованный в камне изогнутый пропеллер их самолета… Сегодня урочище Векарево — место проведения военно-патриотических мероприятий, празднования жителями Солигорщины Дня Победы, очередной годовщины освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков.

Кому бесславие, а кому бессмертие

На лицах братьев Цуба — мужество и ненависть к врагу.

Но весной 1943-го партизанам было не до аэродрома. Для борьбы с ними, охраны коммуникаций и складов немцы вынуждены были держать на Пинщине значительные силы: пехотную и стрелковую дивизии, кавалерийскую бригаду, минометный полк. И когда болота покрылись льдом, гитлеровцы решили раз и навсегда избавить свой тыл от опасного противника, выделив для этого более 10 тысяч солдат и офицеров. В ходе блокады партизанской зоны оккупанты сожгли 38 деревень (некоторые из них — вместе с населением), замучили, расстреляли более 7 тысяч мирных жителей.

Против партизан В.З. Коржа действовал карательный батальон матерых уголовников во главе с штурмбанфюрером СС Дирлевангером. В приказе, изданном накануне проведения очередной акции в Старобинском районе, эсэсовец требовал: «При этом должно быть уничтожено все, что может служить защитой и убежищем. Область должна стать «никем не занятым пространством». Местное население расстрелять, скот, зерно и другие продукты забрать...»

Чтобы избежать печальной участи, морозным февральским днем жители деревни Новина вместе с партизанами подались вглубь болот и лесов. На призывы присоединиться к ним 70-летний Иван Цуба отвечал:

— Я вас догоню. Заберу только скот. Не оставлять же живность проклятым…

Собрал самое необходимое в торбу и отправил в лес сына с невесткой, их детей. Помог старшему брату Михаилу, не способному передвигаться, получше улечься, поставил инвалиду еду, питье. Выпустил из сарая и погнал в лес живность. Но его уже догоняли гитлеровцы. Иван попытался спрятаться. Но не тут-то было! Подняли на ноги, погнали обратно в деревню. И начали допрашивать братьев, где базируются партизаны. Услышав нелицеприятные слова от Михаила, без лишних слов застрелили его. Не трудно представить, что творилось в душе у Ивана при виде врагов, сжигавших деревни, убивших его беспомощного брата. Он сказал: «Я заведу вас к партизанам…»

И крестьянин повел немцев. Но не к партизанской базе, а в противоположную сторону. Подальше от деревень. Долго водил карателей по глубокому снегу, лесным зарослям. Поняв замысел Ивана, гитлеровцы на берегу реки Лань жестоко расправились с ним… Там, среди белорусских болот, и нашли свой бесславный конец не только многие солдаты оказавшегося в лесной глуши немецкого отряда, но и большинство участников бесчеловечной карательной операции.

После Победы Иван Цуба был посмертно награжден орденом Ленина. Возле трассы Минск — Микашевичи у деревни Великий Лес мужественным братьям-патриотам установлен памятник.

Вернулся навсегда

«Уношу в могилу свою вину перед Коржом. Если бы ты почитал, что писали в шифровках о нем известные тебе партийные товарищи… Выставляли чуть ли не анархистом, «белорусским батькой Махно». Моя вина — поверил наветам высокопоставленных клеветников», — говорил в свой предсмертный час одному из сподвижников Василия Захаровича бывший руководитель Центрального штаба партизанского движения Пантелеймон Пономаренко.
В Хоростово памятник В.З. Коржу установили на самом видном месте.

Да, много пришлось претерпеть Василию Коржу за свое обостренное чувство справедливости, собственное понимание особенностей борьбы в тылу врага. Он не торопился выполнять непродуманные указания, не требовал победы любой ценой. Генерал Корж берег не только бойцов, но и мирных жителей: не устраивал засады возле деревень, в некоторых из них создавал комендатуры, защищавшие сельчан от мародеров, насильников. Командир мог перед строем расстрелять мародера, раскурочившего пасеку мирного жителя. И он же посылал крестьянке ткань на платье с припиской: «Хамицевич Павлине Григорьевне. За Ваш и Вашей семьи человеческий прием партизан, начиная с 1961 года, посылаю Вам скромный подарок — кусок парашюта…»

Такую позицию разделяли не все его коллеги. В октябре 1941-го командир диверсионно-разведывательного отряда Линьков, заброшенный в белорусские леса из Москвы, доносил в Центральный штаб партизанского движения: «Корж не понимает основных положений т. Сталина о задачах партизанского движения, массовое партизанское движение он понимает сугубо механически. Он просто собирает массы из деревни в лес, и получается просто деревня, перенесенная в другое место. У него совершенно нет никакой борьбы за насаждение дисциплины…» К Коржу за помощью, советом шли и рядовые партизаны, и крестьяне. Действительно, чем не «белорусский батька Махно»?..

В борьбе с пустозвонством, фразерством Василий Захарович часто и многим рисковал. В послевоенные годы, когда главная роль в организации всенародного сопротивления в тылу врага отводилась исключительно партии, слушатель Академии Генерального штаба СССР Корж писал самому Сталину: «В это тяжелое для партизан время, особенно в 1941 году, когда нужны были люди, организаторы, руководители, командиры, специалисты, знающие партизанское дело, к большому сожалению, этих людей не было. Если и были кое-где партийные товарищи, которые были посланы после Ваших указаний для организации партизанского движения, то эти люди не были подготовлены к партизанской борьбе, они боялись своей тени, они не знали, куда им притулиться, откуда что начать, и зачастую в большинстве своем погибали, а то и совсем попрятались, никакой деятельности среди народа не ведя…»

Такие «ершистые правдорубы» не всегда были в фаворе у руководящих особ, коллег. Неудивительно, что некоторые партизаны уже через полтора месяца после начала войны стали Героями Советского Союза, а Василий Корж, создавший первый в Великую Отечественную партизанский отряд, выросший в грозное соединение численностью почти 15 тысяч бойцов, это звание получил только после освобождения Белоруссии.

…В Москве Василий Корж получил благоустроенную квартиру, дачный участок в пригороде. Но долго в столице не задержался, подался на родину. Заместитель министра лесного хозяйства БССР — должность весомая, но вскоре генерал попросился в родные хоростовские места. Возглавил отстающий колхоз, ставший участником Выставки достижений народного хозяйства СССР.

…Обо всем этом рассказывает музей в Хоростово, улица, названная именем В.З. Коржа. В центре деревни прославленному герою установлен памятник. Местные жители говорят: «Захарович вернулся к нам навсегда…»

infong@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...