Минск
+4 oC
USD: 2.2
EUR: 2.38

В Большом театре Беларуси состоялась пресс-конференция Марии Гулегиной

Она очаровательна, общительна и проста, как принцесса крови. Изысканно шутит, а когда собравшиеся восхищаются ее чувством юмора, с улыбкой парирует: «Можно вывезти девушку из Одессы, но Одессу из девушки — нельзя!» Никаких речей, только ответы на вопросы. Признается, что тоскует по городу у моря, в котором родилась и училась, но путь туда отрезан. «Впрочем, о политике не будем».


Поэтому родной город сейчас — только Минск, где по совету своего учителя Евгения Иванова 23-летняя певица начинала свою карьеру:

— Вы знаете, когда человек вырастает из родного дома, и крылышки у него только начинают укрепляться, хочется полететь куда-то далеко-далеко! А потом, когда человек взрослеет, он начинает понимать, что истоки свои нужно помнить. Конечно, я хочу вернуться, хочу здесь петь. Хочу показать все то, что я за эти годы наработала. Хочу давать здесь мастер-классы и просто приезжать и жить, когда мне хочется побыть дома.

И эти чувства вполне соответствуют намерениям руководства театра.

— Я давно мечтал о том, чтобы Марина у нас не только концерт спела, но и участвовала в спектаклях, — признается художественный руководитель Большого театра народный артист СССР Валентин Елизарьев. — Я вспоминаю потрясающее время, когда она пела в нашем театре. Как она пела «Кармину Бурану»! Сейчас так никто не поет.


Спрашиваю, какие ощущения после многолетнего отсутствия в родном театре.

— Совершенно другие! Во-первых, театр другой. Из тех коллег, кого я знала, осталось буквально два-три человека. Время! Мне кажется, что я все еще та тонкая-звонкая солистка с талией 58 сантиметров, которой для того, чтобы спеть графиню Чепрано (крохотная партия в «Риголетто»), в балете нашли костюм королевы-матери и на полметра увеличили длину. Когда мне вручали удостоверение солистки театра, там присутствовали режиссеры Валерий Рубинчик и Борис Луценко. Они ко мне подошли и спросили: «А что вы будете танцевать?» Я ответила: «Нет, я солистка оперы». Они на меня с большим удивлением посмотрели. И Светлана Филипповна Данилюк тоже говорила: «Нужно немножко мяса, чем ты собираешься петь?»

Народная артистка СССР Светлана Данилюк — крестная мама Гулегиной в опере. Именно она в далеком 1983 году бегала по министерствам, доказывая, что Большому театру оперы и балета БССР непременно нужна такая певица. А крестный папа — наш выдающийся дирижер народный артист СССР Ярослав Вощак — раскрыл перед ней сокровенные секреты оперного искусства.

— Он с меня семь шкур спускал и солью посыпал, но я ему за это страшно благодарна! Во время спектакля, если Ярослав Антонович не шевелил усами, значит все нормально. А если шевелил — ой-ой-ой, жди грозы! — улыбается Марина.


Она ненавидит, когда ее называют Марией, Машей или, не дай бог, Марией Агасовной, и очень быстро научила журналистов звать ее так, как ей нравится.

Данилюк и Вощака давным-давно нет в живых, но наш Большой театр для Марины по-прежнему родной, и все, бывшее тогда, в 1980-е годы, вспоминается в милых деталях.

— Беларусь для меня дом родной! Это моя стартовая площадка, моя взлетная полоса, это моя колыбель, где меня учили и как щенка тыкали носом. Кстати, у меня ведь тоже есть три капли белорусской крови. По материнской линии у меня предки Миклашевичи из Беловежской пущи. Так что, извините, я дома!

Не говоря уже о белорусском гражданстве, которое Гулегина сохраняет все эти годы.

Спрашиваю о деталях программы, которая прозвучит 1 февраля, но подробности пока держатся в секрете. Единственное, Гулегина подтвердила, что программа чисто итальянская:

— Мы решили ее делать с маэстро Веронези. И поскольку он у нас итальянец, да еще и крупнейший специалист по творчеству Пуччини, мы решили ограничиться итальянской оперой. Может быть, когда-нибудь, если будет возможность, я приеду с русской программой. И тогда будут и Татьяна, и Лиза, и Кума, и все остальное. Но в одном концерте все вместе не получается: и манера разная, и всегда что-то за счет чего-то. Нужно настраивать голос на что-то одно.


Кто-то из журналистов спросил, что нужно для исполнения итальянской музыки.

— Любовь к этой музыке. Итальянская душа. По тибетскому поверью, кто сейчас поет, в прошлой жизни тоже был певцом, может быть, не такого высокого уровня. Мне кажется, в прошлой жизни я была солисткой театра в Венеции. Мне даже снилось, что я приезжаю на гондоле к театру. У меня есть чувство, что я итальянка, и пою я только то, что легло мне на душу.

Журналисты поинтересовались, насколько плотный график у всемирно известной певицы.

— Только что я прилетела из Софии, где пела «Тоску». Первого числа я здесь, у вас. Восьмого и тринадцатого февраля я в Бухаресте — сольный концерт и «Турандот». Потом еще «Турандот» в Мариинском театре и в Болгарии. Это мой график до 24 февраля.

Разговор, естественно, зашел и о женском.

О грибах в Люксембурге, где сейчас ее резиденция:

— Такого количества грибов, как у нас в Беларущине-Люксембуржчине, я даже здесь не видела никогда! Полный багажник джипа — килограммов шестьдесят или восемьдесят одних боровиков! Но потом я познакомилась с нашим герцогом и от него узнала, что собирать можно не больше двух килограммов.


О том, какую музыку она слушает в машине:

— Ничего! Тишину! Попса для меня мусор. Я очень люблю концерты Моцарта, но тоже не могу слишком долго их слушать, потому что это выбивает меня из моих мыслей.

О том, часто ли певица бывает дома:

— Пока мой сын жил со мной в Люксембурге, я старалась хоть недельку с ним побыть. Сейчас, когда он учится в Шотландии, заеду на сутки домой, почешу спинки собакам и быстренько еду дальше. У меня четыре собаки и четыре кошки, всех пока перечешешь…

И о том, как с ранних лет приучать детей к опере:

— Дайте ребенку классическую музыку сразу, как только он родился! Он на этом будет учиться и будет расти! Не бойтесь, водите его на оперу, на балет…


Был и трогательный момент: бывший работник минского Дома искусств Татьяна Атрошенко подарила Гулегиной пригласительный билет на концерт победителей Всесоюзного конкурса имени Глинки 1984 года, на котором Марина завоевала первую премию. Кроме нее в концерте участвовали солисты Большого театра БССР Иван Шупенич, Анатолий Дичковский и Михаил Рысов. Все они сделали большую карьеру в разных городах и странах.

— Этот пригласительный билет пролежал у меня 35 лет и наконец попал к тому, кому он был предназначен! — радуется Татьяна Сергеевна.

Расставаться не хотелось, но под дверями уже толпились студенты Белорусской академии музыки, ожидавшие встречи с великой певицей. Так что увидимся на концерте в Большом театре Беларуси 1 февраля!


Фото: Наталья Багрецова

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...