Увидеть невидимое

Новый проект в НЦСИ DEF EYE предлагает публике отбросить весь свой прежний визуальный опыт

Сначала это пугает. Гигантские всплески красок, устремленные в небо метров этак на 50. Потеря ориентации в неограниченном пространстве, где нет ничего больше, кроме заоблачных арт–объектов. Странное ощущение себя внутри ситуации и одновременно над ней. Однако дискомфорт быстро проходит, и мозг затопляет безрассудная радость, ясное небо, чистые цвета. К скульптурам (а это именно скульптуры) можно приблизиться, оказаться внутри... Впрочем, пересказывать любое искусство — идея не самая удачная. В этом случае — тем более. Anton Snt, художник с большой практикой сочетать несочетаемое, автор и куратор нового проекта в Национальном центре современных искусств, сразу предлагает публике «отбросить весь свой визуальный опыт, попытаться увидеть с нового листа» то, с чем наши галереи еще никогда прежде не соприкасались. Виртуальные скульптуры и живопись с дополненной реальностью.

Anton Snt демонстрирует изменчивую реальность.

К очкам виртуальной реальности выстраивается очередь. Чтобы увидеть исполинские абстракции Захара Кудина, сперва придется зайти на сайт НЦСИ, выяснить, в какие дни они будут доступны для обозрения. Пока даже в музее Дюссельдорфа NRW–Forum, где показывают самое прогрессивное в мире искусства, примерить такие очки можно либо по записи в интернете, либо в порядке живой очереди. Хотя люди сведущие утверждают, что года через три (максимум через пять) такой девайс будет у каждого.

Anton Snt (он же Антон Слюнченко) провел в Дюссельдорфе все лето. Но с Захаром его свела не Германия, а Америка. Искусство развивается там сейчас особенно быстрыми темпами, и эти художники с их претензией не меньше чем на открытие нового арт–направления в конце концов должны были там оказаться. Теперь планируют общую выставку в Нью–Йорке, однако для следующего вернисажа наметили себе Национальный художественный музей. Правда, переговоров с музеем еще не вели, но в том, что самая элитарная выставочная площадка страны распахнет для них двери, не сомневаются ни минуты. Им уже удалось невозможное: прожив два года нелегалом в США, Захар смог не только показать там свои работы, в том числе на персональной выставке, но и получить оценку «перспективного художника» от МоМа, одного из самых знаковых музеев современного искусства. Виртуозная живопись Антона настолько ценится у коллекционеров, что он вполне может позволить себе уничтожить или переписать картину–другую–пятую прямо на глазах у публики, демонстрируя изменчивость мира и трансформацию искусства.

Результату их экспериментов искусствоведы еще не придумали термин, односложно определить стиль этих работ не получится, только приблизительно. Видео–арт маслом или виртуальные абстрактные скульптуры — звучит абсурдно, представить невозможно. Однако Антон и Захар такое уже создали. И презентуют в здании НЦСИ по проспекту Независимости.



Перевести название их выставки можно двояко. DEF EYE на сленге означает одновременно и великолепный, и глухой глаз. Эта игра слов — ключ еще к одной реальности, которая объединила Antonа Snt, Захара Кудина и Евгения Галузо. Сакраментальная фраза художника «я так вижу» в их случае отнюдь не попытка избежать объяснений с публикой. Они действительно так видят. У всех троих есть собственная «дополненная реальность». Антон Слюнченко вспоминает, с чего все началось:

— Идея этой выставки возникла у нас с Захаром случайно, когда мы вдруг обратили внимание, что пишем картины преимущественно в черно–белой либо серой гамме. И обнаружили, что у обоих есть для этого свои причины.

Антон — дальтоник, различать тон ему гораздо проще, нежели цвет. О своей особенности он узнал только в военкомате, а до этого еще в художественной школе и потом в училище разработал альтернативную стратегию обращения с красками (вот откуда эта удивительная многослойность в его картинах). Захар же способен смотреть на мир, «как все», только одним глазом:

— Если слева в поле моего зрения попадает новый объект, я не сразу могу осознать, что означает эта абстракция, в этот момент в голове прокручивается множество ассоциаций. К абстрактной живописи то, что я делаю, не имеет никакого отношения. Это, скорее, нейроискусство, о скульптурах, которые я создаю, правильнее говорить как о нейроскульптурах, а проект, в котором с их помощью я попытался исследовать скорость мысли, называется «Нейроскорость».

Увидеть «безоружными» глазами его творчество невозможно, только через VR–очки. Но ожидание в очереди желающих ощутить невидимое не покажется долгим, когда рядом — сюрреалистичная живопись Евгения Галузо. Настолько изобильная цветом, что в годы обучения в «Глебовке» Евгений спровоцировал на эксперименты даже некоторых педагогов. При том, что сам ориентироваться в красках может лишь по надписям на тюбиках. А публике демонстрирует свои картины вообще впервые.

В дни выставки НЦСИ планирует несколько лекций. Проведут их Мила Бессманн, создавшая дополненную реальность для картин Antonа Snt, благодаря которой появилась возможность увидеть все, что им предшествовало, и соратник Захара Павел Лукашевич, куратор «Галереи виртуальной реальности ВИР». В первую очередь ждут будущих художников.

Накануне российские художники презентовали свою виртуальную живопись в Гомеле (не те, которые были на Венецианском биеннале, другие). Искусство, которое можно рассматривать через визор, есть и на нынешнем «Осеннем салоне». Сразу в нескольких странах Джефф Кунс, один из самых влиятельных современных художников, презентовал миру свой новый проект с помощью популярного сервиса для обмена сообщениями... Словом, «Матрица» больше не выглядит такой уж фантастикой. Впрочем, это не слишком пугает, если в ней будет искусство.

cultura@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУЛЕВСКИЙ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?