Ушли, чтобы вернуться

Вадиму  Сашурину  покой  только  снится

Вадиму  Сашурину  покой  только  снится

Из большого спорта ушли все вместе: Вадим Сашурин, Олег Рыженков, Владимир Драчев, Елена Зубрилова. Они вписали немало славных страниц в историю белорусского биатлона. Не верится, что больше не увидим их на лыжных трассах с винтовками за плечами.  Но все они остаются в спорте. Рыженков, Драчев и Зубрилова работают с молодежной сборной страны по биатлону, а Сашурин – главный тренер национальной команды по лыжным гонкам. С Вадимом Сашуриным беседует корреспондент «Р» Владимир Абрамович.

— Вадим, на проводах вы сказали, что в «Раубичах» завоевали свою первую награду на международных соревнованиях. Не вспомните, когда это было?

— В 1988 году на турнире «Дружба» среди команд стран соцлагеря. Тогда завоевал две серебряные медали: в спринтерской гонке и в эстафете. В спринте уступил только немцу Марио Бёзе. А выиграл у Рикко Гросса. Хотя тот поразил все мишени, а мне пришлось бежать два штрафных круга. Через четыре года Рикко стал олимпийским чемпионом. А я не отобрался на Олимпиаду. Так и не выиграл наград на Играх. Что ж, не судьба…  

— Зато в вашей коллекции не менее достойные медали мировых первенств…

— На первенстве мира в 1995 году в эстафетной гонке мы заняли третье место. Это был, по существу, первый крупный успех мужского суверенного белорусского биатлона. Через год стали чемпионами планеты в командной гонке. А я тогда еще получил две бронзовые награды. Не забудется и победа в эстафете в 1999 году.  

— Вы заранее спланировали свой уход или сказались неудачи в минувшем сезоне?

— Конечно, надо было уходить – 36 лет все-таки… Но определенный отпечаток наложил и прошлый сезон. Скажу честно, меня многое не устраивало в сборной. Однако не хочу ворошить прошлое.  

— Готовились к тренерской работе или все это вылилось спонтанно?

— Спортсмен, много лет выступающий на высоком уровне, приобретает бесценные знания и опыт. И я что-то накопил. Особо не афишировал, однако пришлось поработать со сборной Канады по биатлону. Канадцы звезд с неба на хватали, но их прогресс был очевиден. Ребята, которые тогда только делали первые шаги, сегодня занимают призовые места на юношеских чемпионатах планеты. И в этом есть определенная моя заслуга. Зовут меня туда и теперь. 

— Почему же не поехали?

— Хочется здесь  поработать. Беларусь многое мне дала. Нужно отдавать долги.  

— Но почему именно лыжные гонки? Это ведь далеко не то же самое, что биатлон?

— Все получилось очень даже неожиданно. Нынешний государственный тренер, бывший лыжник Николай Михайлович Манкевич предложил возглавить сборную. Сначала был ошарашен. Ответа сразу не дал.  Размышлял. В биатлоне оказался невостребованным. Во-вторых,  все же начинал в спорте как лыжник. А в-третьих, в этом виде у нас работы – непочатый край, есть где развернуться.  

— Вадим, а не страшно браться за новое дело? Ведь сборную страны  возглавляли известные лыжники Владимир Маркашанский, Николай Комоцкий. И вынуждены были уйти. В федерации еще слышны отголоски бушевавших страстей. Не прекращаются и трения между тренерами…

— Подводных течений много. И это все отрицательно сказывается. Но стараюсь стоять над всем этим. Мое дело – тренировать.  

— И что можете сказать о подопечных?

— Пока только начинаю разбираться.  Спортсмены способны выполнить большой объем работы. Однако видны большие пробелы.  Многие не знают некоторых элементарных вещей. Мы, биатлонисты, и то без них не обходимся. К примеру, без гимнастики.  Силовая подготовка очень слабая.  Но если б не был уверен, что достигну с лыжниками лучших результатов, за дело не брался бы. 

— В биатлоне и в лыжных гонках одной из главных проблем является подготовка резерва…

— Откуда он будет, когда молодыми атлетами серьезно занимаются считаные тренеры?  Да и в школах лыжи сейчас не в почете. Если раньше на уроках физкультуры они были обязательны, то теперь нет. По отчетным данным, этим видом занимаются многие. Но все это на бумаге. 

— Ваши коллеги Рыженков, Драчев и Зубрилова заявили, что могут вернуться на биатлонные трассы. А у вас нет такого желания? 

— Это несерьезно. Разве что Зубрилова может выступить в нескольких гонках. Тренерская работа отнимает  много сил и времени. Не до тренировок. У меня в команде 17 человек. И каждый – индивидуум. Каждому нужно уделить внимание. Плюс еще оргработа. 

— А как семья восприняла ваше назначение на тренерский пост?

— Конечно, отрицательно. Жена Евгения и двое дочек – Шура и Машенька – надеялись, что муж и папа постоянно будет с ними, а он опять в разъездах.  Кому это приятно? Не поверите, за три последних месяца еще ни разу с семьей толком и не побыл.  

— В спорте вы нашли не только работу, но и свою супругу  Евгению  Куцепалову… 

— Познакомился с ней в 2001 году в австрийском городе Рамзау на сборах. Тогда Женя выступала в составе сборной России. И мне она приглянулась. Однако взаимности сразу не было. Лишь после того, как она перебралась в нашу команду, отношения стали более предметными. Решение сделать ей предложение пришло после смерти отца. Папа был для меня большим авторитетом.  И после того, как потерял его, понял, что нужно ценить в жизни каждый миг, что Женя мне очень нужна. 

— А супруга не собирается возвращаться в биатлон?

— Такой вопрос уже стоял на семейном совете. Уверен, Женя  быстро бы набрала боевую форму. Однако решили по-другому. Кому-то нужно быть с детьми, посвятить свою жизнь семье. 

— На баяне часто играете?

— Я умею играть не только на баяне, но и на гитаре. Некогда. 

 — Дом  достроили?

— В принципе, да. Хотя многое еще (к примеру, отопление) нужно сделать. Летом живем в нем. Есть огород, жена занимается им.  Свои огурцы вот  вырастили. Вкусные... 

На снимке: Вадим САШУРИН на лыжне всегда был нацелен на победу.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...