Ушачский прорыв

ОНА НАХОДИЛАСЬ в тылах 3-й танковой армии и не давала ни днем, ни ночью покоя немцам. Внезапными налетами мстители громили неприятельские гарнизоны, взрывали мосты и склады, выводили из строя важные коммуникации, срывали вражеские перевозки. Шоссе Лепель — Парафьяново и железной дорогой Лепель — Орша гитлеровцы так и не смогли воспользоваться. Столицей обширного партизанского края стал освобожденный еще осенью 1942 года районный центр Ушачи.

11 апреля 1944 года фашисты блокировали крупнейшую в Беларуси Полоцко-Лепельскую партизанскую зону

ОНА НАХОДИЛАСЬ в тылах 3-й танковой армии и не давала ни днем, ни ночью покоя немцам. Внезапными налетами мстители громили неприятельские гарнизоны, взрывали мосты и склады, выводили из строя важные коммуникации, срывали вражеские перевозки. Шоссе Лепель — Парафьяново и железной дорогой Лепель — Орша гитлеровцы так и не смогли воспользоваться. Столицей обширного партизанского края стал освобожденный еще осенью 1942 года районный центр Ушачи.

Заноза для фашистов

Как история незабываемого подвига белорусов — дорога из Минска в Ушачи. О трагических событиях тех лет напоминают придорожные указатели: Хатынь, Дальва, Шуневка… Эти деревни сожжены вместе с жителями, на их месте сегодня мемориальные комплексы. Вдоль всей трассы — памятники павшим воинам, а в Бегомле, былом центре Борисовско-Бегомльской партизанской зоны — Музей народной славы. Под Полоцком, на месте жестоких боев защитников укрепрайона, — историко-культурный комплекс «Поле ратной славы».

Менее чем в десяти километрах от Ушачей, рядом с деревней Паперино, 40 лет назад при поддержке Петра Мироновича Машерова воздвигнут мемориальный комплекс «Прорыв». В центре — семиметровая бронзовая фигура партизана с автоматом в руке, а на плите-карте со схемой обороны — слова: «Мужество народа победило. Смерть стала бессмертием».

Полоцко-Лепельская партизанская зона — уникальное явление в партизанском движении Беларуси. Ее территория составляла 3 тысячи 200 квадратных километров. Здесь находилось свыше тысячи населенных пунктов, где проживало до ста тысяч человек. Протяженность обороны была 287 километров, в том числе 25 километров по берегу Западной Двины. В апреле 1944 года в зоне дислоцировалось 16 партизанских бригад, насчитывавших 17 тысяч бойцов. Впрочем, окопы были за околицами всех деревень, и каждый житель был готов взять в руки оружие.

На освобожденной от фашистов земле восстановили советскую власть, работали школы, телефон, типографии, швейные и ремонтные мастерские. Партизаны имели устойчивую радиосвязь с Большой землей, принимали самолеты три аэродрома. Один из них открывался в зимнее время — на озере Велечье.

Партизаны создали даже картинную галерею — необычный случай в истории войны. Когда самодеятельным художникам в руки попали краски, карандаши и холсты, они делали зарисовки о боевых действиях народных мстителей, их быте, рисовали карикатуры на Гитлера и его приспешников. Под картины и рисунки отвели специальную избу. Перед блокадой партизанская картинная галерея самолетом была вывезена в Москву и долгое время экспонировалась в Третьяковке, а когда в Ушачах открыли Музей народной славы, вернулась в родные места.

Руководителем оперативной группы Белорусского штаба партизанского движения по Полоцко-Лепельской партизанской зоне был Владимир Лобанок. Именно его именем назван музей в Ушачах. За умелое командование партизанской бригадой в тылу немецко-фашистских войск еще в сентябре 1943 года Владимиру Елисеевичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Выпускник Белорусской государственной сельскохозяйственной академии, перед войной — первый секретарь Лепельского райкома партии, стал в годы испытаний талантливым военачальником, которому беспрекословно подчинялись. Но в то же время это весьма неординарный человек.

Именно так характеризовал его фронтовой кинооператор Семен Семенович Школьников, с которым мне довелось познакомиться во время празднования полувекового юбилея освобождения Беларуси. Магнитофонные записи тех бесед по сей день хранятся в моем архиве.

Из огненного кольца

Оккупанты несколько раз пытались ликвидировать партизанскую зону, провели пять карательных операций, но так и не сумели взломать оборону. Не добившись успеха, в апреле 1944 года противник организовал экспедиции под кодовыми названиями «Ливень» и «Весенний праздник». Их цель — в недельный срок окружить и полностью уничтожить партизан. Тем более что фронт неумолимо приближался.

Гитлеровцы создали вокруг зоны мощную ударную группировку. Они собрали 60 тысяч человек, в том числе 12 полков СС и полиции, части авиаполевой дивизии, 5 пехотных, охранную и запасную дивизии, отдельный батальон небезызвестного для белорусов палача Дирлевангера, танковый полк. На вооружении каратели имели около 70 самолетов, более 130 танков, 2 бронепоезда. Операцией руководили высшие немецкие чины — группенфюрер войск СС генеральный комиссар округи «Беларусь» фон Готберг и командующий 3-й немецкой армией генерал-полковник Рейнгарт.

Партизаны приняли неравный бой. Система оборонительных рубежей была по всем правилам военной тактики — с окопами, дзотами, минными полями. Когда фашисты захватили все аэродромы, взлетную полосу сумели построить прямо на болоте. На Большую землю было вывезено около полутора тысяч раненых.

В крепость превращалась каждая деревенька. Именно в то сложнейшее время к партизанам была доставлена самолетом группа кинооператоров из Москвы, в том числе и Семен Школьников.

Задержать врага хотя бы на час тоже считалось победой. И весьма символично, что в рядах партизанского отряда Садчикова разрывал кольцо блокады разведчик Михаил Егоров, который впоследствии водрузит Знамя Победы над рейхстагом.

Почти два года он был в партизанах. Лично Михаилом Егоровым было захвачено 14 вражеских «языков». Отделение разведчиков под его командованием участвовало более чем в 50 боевых операциях. На счету отделения числилось 5 пущенных под откос вражеских эшелонов с боевой техникой, 7 взорванных железнодорожных мостов. В книге «Память. Сенненский район» есть интересное воспоминание бывших партизан о том, как разведчик Михаил Егоров угнал из немецких мастерских танк.

За партизанские подвиги он был награжден орденом Красной Звезды и орденом Славы 3-й степени. А еще интересно, что вышел из окружения без единой царапины. Видимо, сама судьба хранила героя.

Но смертельное кольцо сужалось. Тяжелые и кровопролитные бои в ушачских лесах продолжались почти 25 дней, и к началу мая карателям удалось окружить партизан и 15 тысяч мирных жителей в Матыринском лесу. Рубеж обороны сократился до 8 километров.

Из воспоминаний Семена Школьникова: «Утро 1 мая 1944 года застало нас в лесу. Проснувшись, мы увидели на сосне красный флаг — символ праздника, весеннего и торжественного. Днем в безоблачном небе появилась фашистская авиация. На израненную землю снова посыпались бомбы. В ушах звенело так, что не слышно было собственных голосов. Ударила и вражеская артиллерия. Кольцо сжималось все плотнее.

К исходу 1 мая был получен приказ вырваться из окружения. Прорываться решили в северо-западном направлении на участке железной дороги Полоцк — станция Крулевщизна. Из добровольцев-партизан были сформированы штурмовые группы. Бесшумно шли колонны партизан, за ними обозы и десятки тысяч мирных жителей. В ночь на 3 мая к району прорыва подтянулись повозки с ранеными. В ту же ночь партизанские бригады двинулись на прорыв. С боями мы пробились через фашистские заслоны и на рассвете вышли к деревне Рожновщина. Дальнейший путь лежал через болото. Артиллерию по нему провезти было нельзя, и партизаны взрывали орудия.

Я снимал эти взрывы. В кадре возникали усталые сосредоточенные лица. Но на глазах у партизан были слезы. Удивительно? Может быть. Не знаю. Однако это правда. На войне оружие, которым ты убивал врагов, которое не однажды спасало тебя от смерти, становится дорого, как живое существо…»

Попытка прорыва удалась, хотя полегло в этом бою около полутысячи человек. Вместе с партизанами спаслись и 15 тысяч мирных жителей. Остальным каратели устроили настоящую бойню, фактически поголовно истребляя население партизанской зоны. Гоняли людей по лесам, как диких зверей, не щадили ни малых, ни старых. Убивали там, где заставали.

Но операция не оправдала надежд немецкого командования. Фашисты потеряли более 20 тысяч убитыми и ранеными, много различной боевой техники, в том числе около 60 танков.

Заметно поредевшими вышли из блокады партизанские бригады, но сохранили боеспособность, и уже через месяц вместе с частями Красной Армии гнали врага с белорусской земли.

Судьбы Лобанка и Егорова

Во время Ушачского прорыва Семен Школьников потерял свою коллегу, кинооператора Машу Сухову. Она погибла от вражеской мины. Позже он подготовил фильм «Мария», где представлены уникальные кадры, не только снятые Марией Суховой, но и запечатлевшие ее саму. Героиня фильма (посмертно) и Семен Школьников удостоены Сталинской премии. В июне 1945 года Школьников снимал Парад Победы на Красной площади. После вернулся в Таллин. Он почетный гражданин столицы Эстонии. Сейчас ему 96 лет. В свое время часто приезжал в Беларусь, о людях которой всегда отзывался с восхищением. Семен Школьников — единственный военный оператор, которого трижды забрасывали в партизанские отряды.

За героические действия во время прорыва Владимир Елисеевич Лобанок был награжден орденом Суворова 1-й степени. Всего за годы войны его удостоены около 400 человек, но только маршалы и генералы. В истории партизанского движения это единственный случай награждения партизанского командира высшим полководческим орденом.

После освобождения Владимир Лобанок был на партийной и советской работе. В 1948—1953 годах — первый секретарь Полесского областного комитета партии. Именно тогда его хотели сделать «врагом народа».

Как свидетельствуют документы, на имя первого секретаря ЦК КПБ Николая Патоличева поступило письмо заведующего парткабинетом Полесского областного управления МГБ Новосельцева. В нем говорилось: «В Полесской области орудует большая группа сионистских преступников, которые имеют целью оказать содействие Соединенным Штатам Америки во время войны и организовать массовое истребление людей…»

Далее Новосельцев писал, что во главе полесского «мятежа» — Герой Советского Союза Лобанок.

А все потому, что его отец еще в 1909 году, когда Владимиру было только два годика, уехал в Америку искать лучшей доли. Кроме того, первого секретаря уличали в том, что он «окружал себя подхалимами, бездарными людьми». На специальном заседании бюро ЦК КПБ выяснилась вздорность обвинений. В резолюции все факты были признаны вымышленными.

Затем Владимир Елисеевич работал первым секретарем Витебского обкома партии, занимал пост первого заместителя председателя Совета Министров, заместителя Председателя Президиума Верховного Совета БССР. Именем Лобанка названы совхоз-техникум в Марьиной Горке (сейчас аграрно-технический колледж), лепельская средняя школа № 1, улицы в городах Минске и Лепеле.

Трагическая судьба у Михаила Егорова. Домой на Смоленщину он вернулся только в 1947 году. Два года по указанию партии они с Мелитоном Кантария колесили по воинским частям и рассказывали о том, как водружали Знамя Победы над рейхстагом. На родине его начали продвигать по службе. Считают, что не мог Герой Советского Союза просто ковыряться в земле и выращивать картошку.

Сначала Михаил Егоров работал завторгом магазина, затем заведующим скотоводческим предприятием, позже его назначили председателем колхоза. Правда, обязали закончить Смоленскую партшколу. Отучился, но в колхоз не вернулся. Устроился на молочно-консервный комбинат, где работал снабженцем.

Но если землякам помогал, как мог, то о себе особенно не заботился. Только в конце 1960-х он переехал в новый дом с центральным отоплением, ванной и телефоном. Тогда же Михаилу Егорову оформили персональную пенсию. На 30-летие Победы ему подарили «Волгу», а через полтора месяца он разбился на ней в своей родной деревне. Похоронен в Смоленске у крепостной стены в сквере Памяти Героев.

Александр ШЕВКО, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?