Уроки в Рымдюнах

Как учатся дети в национальной литовской школе на западе Беларуси

На уроках в школе островецкого агрогородка Рымдюны корреспонденты «СБ» не поняли ровным счетом ни одного слова. Просто китайская грамота! Точнее, литовская. Именно на этом,  фактически родном для здешних жителей языке тут преподается большая часть предметов.

Две школы —  под одной крышей.

Хотя Литва от Рымдюн — так называемого Гервятского края — находится в 35 километрах, литовцами здесь себя считают около 80% сельчан. А значит, «лаба дена» звучит чаще, чем «добрый день», на улицах скорее встретишь Монику и Мантаса, чем Ваню и Аленку, а в школьных коридорах царит двуязычие — вся информация дублируется на литовском.

Школ, к слову, здесь сразу две (удивительное для агрогородка с населением менее 300 человек дело!). Вторая — с белорусским языком обучения. Обитают «белорусы» и «литовцы», однако, под одной крышей в стильном полукруглом здании с уютным внутренним двориком. По–добрососедски делят актовый и спортивные залы. Вместе проводят линейки и праздники. Там же квартирует и клуб.

Путь к кабинету mokyklos direktore Людмилы Апанович ведет... через вильнюсский дворик. Именно в таком антураже оформлено местное школьное фойе, где младшие школьники на переменках танцуют и играют в литовские народные игры. А вот, подглядываем, за одной из дверей спрятался школьный краеведческий музей, где историю и культуру здешних мест и соседней Литвы можно изучать наглядно. Что, собственно, младшеклассники на своих уроках и делают.

В Рымдюнской средней школе с литовским языком обучения царит двуязычие.

— Мы к Людмиле Михайловне! — то и дело уточняем дорогу у проходящих мимо. Чем моментально выдаем в себе людей пришлых. Ведь так, по имени–отчеству, руководителя учебного учреждения в этих стенах, похоже, называем только мы. Для остальных она — директор Людмила. Подобную традицию ввели учителя, приезжающие сюда на работу из Литвы. Там в паспортах отчеств попросту нет. И подобных национальных фишек, которых не встретишь в обычных образовательных учреждениях нашей страны, хватает. При этом, подчеркивает директор, сама школа — государственная и работает по программе белорусского Министерства образования:

— Отличия, конечно же, есть. Скажем, дополнительно учим историю Литвы. Русскому языку и литературе (и белорусскому тоже) уделяем всего по часу в неделю. На русском, к слову, еще преподается история Беларуси и география в 10–м классе. Отдельные темы по истории Беларуси — на белорусском. А с 3–го класса изучаем английский. Представляете, наши ученики говорят сразу на четырех языках!

— Учебники, стало быть, тоже другие? Может, более простые?

— Не сказала бы. Учебники учебниками, но нам важно, как материал объясняет педагог и как понимают его дети.

Нынче в школе занимаются 63 ученика. Из Рымдюн — лишь треть. Людмила Апанович на этот любопытный факт обращает особое внимание: большинство местных грызут гранит науки у «белорусских» соседей. А литовское учреждение образования, наоборот, является центром притяжения для приезжих из всей округи. Не только из отдаленных деревень Островецкого района, но даже из соседних Ошмянщины и Сморгонщины. А чтобы не гонять каждый день за тридевять земель школьный автобус, для «иногородних» построили общежитие.

На стенах школьного фойе изображен вильнюсский дворик.

Десятиклассника Артура Козореза из деревни Подольцы, что аж в пятидесяти километрах от Рымдюн, даже родители нынче стали называть на литовский манер — Артурасом. Парень в этой школе вот уже третий год. Рассуждает: не нужно думать, будто здесь учатся дети исключительно этнических литовцев, которые и русского–то не знают, многими движет другая мотивация:

— Собираюсь поступать в Вильнюс — на логистику. Поэтому учеба тут — для меня отличная возможность научиться литовскому языку. Ведь дома мы на нем не разговариваем. На первых уроках ничегошеньки не понимал. Знал только «лабас ритас» («доброе утро») и «висо гяро» («до свидания»). Но языкового барьера здесь нет. У учителей можно переспросить даже на русском, и они без проблем тебе объяснят. Оценки были, конечно, не очень, но я много читал, ходил на дополнительные занятия и за полгода втянулся. Первым моим иностранным словом было sausainiai — «печенюшки». Сейчас уже даже на переменках перехожу на литовский, хотя раньше со мной на этом языке разговаривали больше для того, чтобы подшутить. Специально, чтобы ничего не понял...

...Атмосфера на уроке биологии в 11–м классе отнюдь не напряженная. О предстоящем централизованном тестировании здесь думает только один человек. Четверых же эта стадия вступительной кампании минует: ребята, как и Артурас, собираются продолжать учебу в Вильнюсе.

— Но это не показатель, — замечает директор Людмила. — В прошлом году на Литву не нацеливался никто, в позапрошлом — тоже. Наши выпускники стали студентами именно белорусских вузов и ссузов.

«Дружба народов» царит и среди учителей. Здесь — паритет. Половина ездит на работу из Литвы (не только из приграничья, но и из Паневежиса, Электренай, Вильнюса), половина — «тутэйшыя», белорусы... Их квартирный вопрос, к слову, удалось решить тоже благодаря имеющемуся общежитию.

— Трудно ли работается за рубежом? — переспрашивает заместитель директора по воспитательной работе, а параллельно учитель химии и биологии Сильвия Руплене. — Наоборот, мне очень комфортно в школе, где учатся национальные меньшинства. В Электренай я преподавала в такой же, пока ее не закрыли. Окружение здесь как нигде толерантно. Когда меня пригласили сюда, решение приняла за ночь.

Есть ли отличия в системах образования? Сильвия Руплене и преподаватель литовского (и параллельно краевед Гервятского края) Ангела Валене считают:

— Предметники в Литве делают только свою работу. У них нет никаких функций социального характера. Классный руководитель занимается лишь школьными делами. Хотя именно он обязан помочь определиться с профессией, организовать экскурсии. Но все, что за территорией, — компетенция других служб. И нам нравится, что в Беларуси во взаимоотношениях учителей и учеников не потеряны душевность, человеческое тепло. В Литве же эти отношения — скорее профессиональные.

Mokyklos direktore Людмилу Апанович ученики здесь называют на западный манер — директором Людмилой.

Знать литовский язык в этих стенах предпочитают даже учителя русского или белорусского. У преподавания этих предметов, к слову, есть свои особенности. Учитель Елена Дмитрук, белоруска, разъясняет на примерах:

— Интересна ли русская литература литовоязычным детям? Настолько, насколько в этом заинтересует учитель. Скажем, если на изучение творчества Льва Толстого в других школах отведено по 20 часов и едва ли не каждую часть «Войны и мира» разбирают подробно, то у нас из–за перераспределения часов это невозможно. Поэтому я не требую, чтобы дети запоминали героев и события. Мне важнее другое: на примерах произведений показать возникающие жизненные коллизии. Решить, как бы из такой ситуации вышли мы. Научить думать. И это вкупе с нашей главной целью — привить мультикультурные ценности.

Компетентно

Виктор Свилло, заместитель председателя Островецкого райисполкома:

— Эта школа — безусловно, своего рода достопримечательность многонационального района, где в том числе проживает большое количество этнических литовцев, так и жест уважения для национальных меньшинств. И литовская сторона наши усилия видит и ценит. Однако мы бы хотели найти новый формат сотрудничества с нашими соседями по поводу этого учреждения образования. Нынешний в связи с небольшим количеством учащихся для нас достаточно тяжелый в материальном плане, ведь финансирование идет из местного бюджета.

Справка «СБ»

По данным Министерства образования, в стране работают 4 учреждения общего среднего образования, в которых обучение и воспитание ведется на языке национальных меньшинств. Помимо школы в Рымдюнах, речь о Пелясской частной средней школе с обучением на литовском языке в Вороновском районе (всего на литовском языке в стране обучаются 137 учащихся), а также о польских школах в Волковыске и в Гродно и начальных классах брестской СШ № 9, где всего учатся 868 человек. Кроме того, типовым учебным планом предусмотрена возможность изучения языка национальных меньшинств в качестве учебного предмета или факультативно. Этим воспользовались в 14 школах. Польский учат 736 человек, литовский — 120, иврит — 314. Спрос есть. Однако специалисты Минобразования замечают: увеличить даже факультативные часы зачастую можно только за счет других предметов. Максимальная учебная нагрузка ограничена СанПиНами.

deu@sb.by

1/
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости