Уроки учить не спешат

На Слуцком льнозаводе не спешат исправлять факты вопиющей бесхозяйственности

Очень хотелось бы сообщить, что на Слуцком льнозаводе дела исправляются...
Очень хотелось бы порадовать читателя и сообщить, что на Слуцком льнозаводе, который 11 апреля посетил Президент и обнаружил вопиющую, скандальную бесхозяйственность, дела исправляются. Увы, происходящее больше напоминает старания нерадивого ученика, который оценку "3" в дневнике исправляет на "8", наивно надеясь, что учитель и родители этого не заметят. Аналогия напрашивается сама собой. Серьезные и ответственные люди не могут, не должны вести себя подобным образом. Но почему-то продолжают это делать!

Грудью перед журналистами стали вахтеры, обещая пропустить на завод лишь с высочайшего позволения райисполкома. Пикантность состояла в том, что прессу сюда пригласили специалисты Комитета госконтроля специально для того, чтобы показать некоторые результаты своей работы. Но даже в их присутствии упорствовал солидарный с вахтерами заместитель директора по строительству: на заводе, дескать, идет реконструкция, и я не хочу отвечать, если кому-то из вас на голову упадет кирпич. Нас пытались убедить, что на предприятии порядок? Или наивно надеялись, что мы не увидим того, ради чего приехали?

Первым делом начальник управления КГК по Минской области Сергей Мацука повел журналистов к месту, где госконтроль "в результате оперативных мероприятий" обнаружил два котлована, в которых были закопаны 76 тонн льнотресты: 30 и 46 тонн. Это было сделано в первых числах апреля, когда, очевидно, о предстоящем визите Президента в городе уже знали. На заводе явно готовились и попытались спрятать, замаскировать хотя бы часть загубленного сырья. Из полученных госконтролем объяснений следовало, что распоряжение отдала ныне уволенная директор завода, организовал работы главный инженер.

Как много загубленной тресты хранится на территории предприятия? Ответ на этот вопрос искали ученые из института льна, взявшие пробы из каждой скирды. Их вывод: сырье в двух скирдах общим весом 180 тонн (вдвое больше, чем было спрятано в котлованах) пришло в полную негодность и не подлежит переработке в льноволокно. Всего здесь хранится 2,5 тысячи тонн сырья урожаев нескольких прошлых лет. Больше половины этого количества содержится с нарушением требований технических регламентов: сверху скирды не были укрыты изоляционным материалом, а снизу не имели подложки из льнокостры для фильтрации влаги. Практически все сырье источает гнилостный запах и имеет признаки гниения в виде плесени. Его как минимум нужно сортировать.

Еще тысячу рулонов общим весом более 200 тонн, уложенных в три скирды, проверка выявила вне территории завода - непосредственно на посевных площадях. Там состояние тресты не лучше.



Пока Сергей Мацука давал комментарии возле вскрытого захоронения, повсюду царила авральная суета. В ней участвовали, если судить по надписям на спецовках, не только работники завода, но представители местного ЖКХ, других организаций района: многие десятки. Используя краны и вышки, они накрывали скирды льнотресты специальной армированной пленкой, что следовало сделать еще минувшей осенью. Сейчас это более чем бессмысленно: вредно. По мнению ученых-льноводов, процесс гниения теперь лишь ускорится.

Главный инженер завода Валентин Петрович пытается оправдаться: сырья в прошлом году заготовили больше, чем завод может переработать. В октябре, дескать, для уборки сформировали дополнительную 5-ю бригаду и работали без выходных. Не успели. А не укрыли вовремя потому, что не хватило денежных средств, потому что предприятие имело большую задолженность за электроэнергию, даже зарплату выплачивало с трудом...

С.Мацука опровергает: "Мощности позволяли переработать все собранное сырье. Но посеяли лен несвоевременно, убрали с опозданием, заготовили с повышенной вдвое влажностью и худшего качества. А плохое сырье требует больше времени на переработку..."

Новая технологическая линия бельгийского производства, которую предстоит запустить к началу нового сезона, плохое сырье вовсе перерабатывать не сможет. Но где при такой организации завод возьмет качественное? Мощности завода после реконструкции увеличатся в 2,5 раза: с 4 тыс. тонн переработанного сырья в год до 10 тысяч тонн. И хотя реконструкцию ведет знаменитый солигорский стройтрест # 3, она затянулась: не хватало средств. Собственных не было, а кредит предприятию не давали в силу критической убыточности. Инвестиционная схема такова. Льнозавод выпускает акции. Их скупает райисполком, выступающий гарантом возвращения кредита. Фактически он и будет его погашать, одновременно увеличивая свою долю в уставном фонде завода. Впрочем, расписывать радужные перспективы пока явно рано.

...Эта грустная история имеет, помимо экономической, и этическую сторону. В пути водитель слегка заплутал, мы подъехали к воротам другой организации и спросили дорогу к льнозаводу. Прежде чем ответить, сварщик в робе, увидев, что имеет дело с прессой, горько посетовал: "Вы уже прославили нас на всю страну!" Но разве претензии к журналистам?..

Вся эта нелепица, в принципе, нетерпима в любом другом месте. Вдвойне досадно, что она творится в городе, давшем имя одному из символов белорусской идентичности - слуцким поясам. Вот так легко, оказывается, один неумелый (непрофессиональный, безответственный, равнодушный...) руководитель может навлечь стыд на весь район, которым мы привыкли гордиться и который имеет к тому все причины!



Но разве в другом, менее знаменитом, каждого руководителя не должно заботить, какой вклад он привносит в имидж своей родной земли? Разве он не обязан быть патриотом?

Возразят: при чем тут это высокое, многогранное понятие? Но патриотизм - это не только героизм в ситуациях экстремальных. Ему есть место и в обыденной жизни, когда сверхусилия не требуются. Все просто. Каждый руководитель на порученном участке должен действовать так, чтобы было хорошо и работникам, которые от него зависят, и государству, которому нужен его успех. Чтобы у граждан и страны не убывало, а прибавлялось благоденствия. И чем выше должность, чем больше людей зависят от профессионализма начальника, тем большую ответственность он должен ощущать.

Но если треста сбора 2012 года сгнила полностью, а урожай нескольких лет частично, значит, и сеяли лен, и ухаживали за ним зря. И зарплата, которую людям за это платили, и стоимость потраченного на это топлива, - все это нас не обогащало, а фактически разоряло.

В материалах уголовного дела пока фигурирует ущерб в сумме 463 млн. рублей: столько стоит закопанное в землю и сгнившее в скирдах сырье. Оценки пока предварительные. Специалисты госконтроля и финансовой милиции продолжают работу на заводе, расследуя все аспекты хозяйствования и действия всех причастных к безобразию должностных лиц.

Советская Белоруссия №75 (24458). Вторник, 22 апреля 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости