Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Почему байкеры попадают в аварии

Управляемый занос

Мотокросс — зрелище яркое, эффектное, но отнюдь не для слабонервных. Зачастую на соревнованиях финишную черту пересекают менее половины участников. Количество травм — зашкаливает. Мотокроссмен Алексей Мошок за рулем мотоцикла со школы. Бывало всякое. Спорт есть спорт. Но то, что допустимо во время гонок, не должно повторяться на обычных трассах.

Первый мотоцикл комом

Алексей Мошок — мастер спорта, председатель комитета эндуро Белорусской федерации мотоциклетного спорта, многократный чемпион первенств, наконец, преподаватель-инструктор специализированной мотошколы, человек, буквально приросший к мотоциклу, — это все про него. Но мало кто знает, что попасть в эту сферу ему помогла череда каких-то нелепых случайностей, а навсегда уйти из спорта (если не из жизни, кстати) он мог как минимум трижды.

— Отец едет на «Иже» по гравейке между деревнями. Я на бензобаке перед ним, держусь за руль. Случайно нажал на кнопку экстренной остановки возле ручки газа, — это собеседник вспоминает свое детство, ему было лет семь. — Батя вильнул, и мы с дороги полетели в лес. Ветками нахлестались, по кочкам напрыгались, в конце брякнулись в овраг.

Первый собственный мотоцикл был «Минск». Старенький, нуждающийся в ремонте:

— По какой-то непостижимой логике первым делом для него я купил новенький спидометр со счетчиком километража. Так вот, за одно лето накрутил более 200 км. Точнее, натолкал. Затаскивал мотоцикл на длиннющую деревенскую горку и катился оттуда без всякой надежды услышать выхлоп. Кстати, до сих пор этот «Минск» в полностью разобранном состоянии у меня в шкафу лежит. Как напоминание.

А потом у Алексея случилось знакомство с настоящими гоночными мотоциклами. Бабушка, работавшая уборщицей в одном из дворцов детского творчества, взяла внучка с собой — посмотреть на разные кружки и секции. Десятилетний сорванец шел с твердым намерением пойти в кружок по рисованию. Но через окошко увидел, как по площадке крутятся невероятно красивые мотоциклы с высоко задранными щитками и широкими шипованными шинами, а сидят на серьезной технике его сверстники, а то и ребята помладше. Алексей несколько месяцев подряд едва ли не на коленях умолял родителей отдать его в мотошколу и настоял-таки на своем.

— Ай, не все там оказалось так просто. Ну начал ходить на занятия. На целую группу выдали какую-то древнюю технику. Раз в месяц позволяли посидеть на нем, проехать по площадке. А ведь кроссовые мотоциклы — эти красавчики — были тут же, в боксе. Но предназначались они для тех, кто начал заниматься на профессиональном уровне. Я специально на полчаса раньше в школу приезжал, чтобы через окно вдоволь поглазеть на недосягаемый «мот»! А потом решил, что любыми способами добьюсь своего и оседлаю его.

Алексей Мошок учит чувствовать технику и ездить безопасно.

Так и случилось. Тренер старание Леши (в основном это был насколько бесконечный, настолько и бессмысленный, но добровольный ремонт убитого учебного мотоцикла) оценил. Мальчишку стали подтягивать. И в 12 лет он выехал на свои первые соревнования. Которые едва не стали последними:

— Вообще-то там стартовали 14-летние спортсмены. У меня же, сидящего в седле, еще ноги до земли не доставали, запрыгивал на мотоцикл с разбега. Была зима, колея в минском Севастопольском парке расчищена узкая, ни объехать, ни проехать. Я на повороте упал, ногу под мотоциклом зажало. А потом налетели преследователи, человек 7—8 по мне проехали. Нога опухла. Гематома только через полтора года полностью рассосалась. Родители приказали забыть о спорте. Лучше, говорили, рисуй!

Алексей Мошок признает, что едва не послушался — уж очень страшно было вспоминать аварию. Но настойчиво хромал на занятия, заново «обхаживал» норовистого «коня».

А потом, совсем скоро, «прилетело» второй раз. На мотоцикле закусило трос газа. Мотор заревел, парень ­растерялся и полетел по лесным кочкам. Большой, не по размеру, шлем сполз на глаза. А когда привычно дернул головой и подкинул защиту, прямо перед собой увидел два дерева. Вырулить уже не успевал. Как летел, так и прощемился между стволами. Через метров двести выхватил сцепление, остановился, отдышался, оценил повреждения. Руки и ноги были ободраны. Рукоятки руля сбиты до металла. Но Леше было не до этого: вместе с коллегами по увлечению он несколько часов кряду пытался разгадать, как удалось проскочить препятствие. Подкатывали мотоцикл к деревьям, крутили и так и этак, но все без толку. Техника в «рамку» не проходила, упиралась рулем и подножками. Чудо? Собеседник предпочел поверить, что это было мастерство.

А следом — опять повторение пройденного:

— На очередном первенстве наваливаю по лесной трассе, смотрю вперед, дорога ровная. А потом взгляд вниз ­опустил, а под передним колесом обрыв песчаного карьера. Я только газ открыть успел, чтобы не «клюнуть», а затем ощущение полета, и привет, земля. Перекрутило знатно, но не убился.

Выше взлетаешь — больнее падать

Алексей Мошок рассказывает, что с приходом опыта спортсмен меньше падает и травмируется. Но в то же время аварии становятся намного страшнее. На мелочах мотокроссмены уже не попадаются, но если ошибся — только держись. Поговорка «Чем выше взлетел, тем больнее падать» про них на сто процентов. Алексей в сотый раз покоряет до мелочей знакомый трамплин. Отлично знает, на какой скорости прыгать, на какую высоту приподниматься над седлом. Где приземлится — тоже знает. И тут ему становится скучно. Появляются нехорошие мысли. А что, если в полете «заложить» мотоцикл? Выпендрился и все — пропал. Колесо коснулось земли раньше, чем нужно. Алексея выставило, перекрестило, раскидало. Кости сломаны. Привет, больничка. Это все не теория, это все истории из жизни:

— Помню, на следующий день после школьного выпускного гонял на трассе в Ошмянах перед чемпионатом страны. Меня «разложил» Большой приз — так мы называем самый сложный в стране трамплин для мотокросса. Выпрыжка прошла четко, длинный полет — тоже. Но почему-то приземление произошло вниз головой. Покатился, сзади догнал мотоцикл. Сломал плечевой сустав. Сломал ключицу. Кстати, никаких претензий: в нашей среде сломать эту «деталь» все равно, что посвящение пройти.

Существуют разные виды мотогонок. И все — одна другой страшнее. Есть трековые, где на идеально гладком асфальте пилоты закладывают свои «спортачи» в страшные крены на не менее страшной скорости. Есть мотобол, где нередко техника и люди сплетаются в единый ком, в центре которого мечется мяч. Но мотокросс — это истинное безумие. Целая ватага мотоциклистов штурмует отвесные склоны, на огромной скорости лавирует между деревьями, прыгает через овраги, пни и камни, вязнет в песке, принимает грязевые ванны. Чуть неверный наклон, неосторожный поворот руля, зазевался, и, в лучшем случае, «стандарт»: дерево — больница — гипс. Зачем это все? Здесь не только адреналин, сразу же обрывает Алексей Мошок. В конце концов, чтобы получить его дозу, можно отправиться на рыбалку, в ночной клуб или криминальный городской район. Во всяком случае, при сопоставимом эффекте затраты и последствия могут быть «лайтовее». Мотоспорт — в частности, кросс — отличная школа для любителей двухколесной техники, особенно тех, кто ездит по городу:

— Едва открывается мотосезон, и начинаются жесткие аварии с участием байкеров. Но при этом среди них нет ни одного, кто прошел школу кросса. У спортсменов в этой дисциплине очень быстро развивается боковое зрение. В условиях городского трафика, толкучки на перекрестках это очень полезное свойство. Также развивается реакция. На лесной трассе как: выкинуло под колеса камень, и в доли секунды нужно сообразить, что делать — оттормозиться, увернуться, перескочить… Или увело с трассы в кусты, и есть лишь мгновение для того, чтобы принять единственное правильное решение — отпустить или прибавить газ, уйти в управляемый занос или стиснуть зубы и проломиться сквозь препятствие. Недавно я выехал в город по своим делам. В течение часа меня пять раз пытались непреднамеренно подбить! Но ни у кого это не получилось.

Гонки на выбывание

У Алексея Мошка — своя школа, где он учит людей обращаться с мототехникой. В случае с детьми — все понятно. Каждый тренер в глубине души мечтает передать мастерство подрастающему поколению, а то и вырастить чемпиона. Но на занятия приходят и взрослые, вполне состоявшиеся люди.

— Каждый мотосезон уносит жизни десятков мотоциклистов, а главное, ломает судьбы невинных участников дорожного движения. Это же страшно! Мы, мотоциклисты, порой творим какой-то беспредел. Большие скорости. Междурядье… Грехов хватает. Теперь про обучение. Приходящий в мотошколу взрослый дядька уже практически безнадежно болен. Он все равно сядет на мотоцикл и поедет. Не факт, что медленно. Не факт, что аккуратно. Я по мере сил и возможностей просто стараюсь помочь человеку не убиться. Мотокроссмену нужна бешеная реакция и абсолютно холодная голова — ровно то же, что и при вождении в городе. Неважно, «выпрыгивает» навстречу дерево или машина. Камень или пешеход. Колдобина в лесу или такая же, если не глубже, в асфальте. Принципы ухода от опасности одинаковые. Напрактиковавшись на деревьях, будешь великолепно чувствовать свою технику в любых условиях.

В качестве примера Алексей рассказывает о ДТП. Мотоциклист видит препятствие и на большой скорости укладывает свой байк на бок. В большинстве случаев этот прием получается случайно, из-за растерянности — в стрессовой ситуации слишком сильно выжимается передний тормоз, заклинивает колесо, мотоцикл уходит в юз. Занос. Завал. Падение. Для мотокроссмена управление заносом — один из первичных навыков… А о потере контроля Алексей знает не понаслышке. Несколько лет назад опытный пилот перебирал мотоцикл на площадке школы. Потребовалось проверить тормоза. Расслабился, а не стоило бы. На абсолютно гладком асфальте, ровном, как стол, при скорости не более 15 км/ч допустил нелепый занос. Итог — вспоротые руки, ноги, голова, порванное ухо, сломанная на три части лопатка, выбитое плечо и разрыв связок в плечевом суставе. «Сел на мотоцикл — будь всегда готов».

С опытом спортсмены меньше травмируются. Но это не значит, что ошибок не бывает. Поговорка «Чем выше взлетел, тем больнее падать» верна для всех.

Раз уж затронули тему взаимоотношений мотоциклистов и автомобилистов на наших многострадальных дорогах, прошу собеседника оценить накал дорожных страстей. По его мнению, у нас оставляет желать лучшего общая культура вождения. Автомобилисты просто не видят своих более скромных по габаритам коллег. А в ряде случаев ко всему прочему еще и не уважают. Причем обоснованно. Хотя Алексей — сам мотоциклист, причем из разряда фанатов, но признает: дискредитируют двухколесный транспорт порой сами байкеры:

— Недавно я ехал по кольцевой в крайней левой полосе. Набрал максимальную разрешенную скорость. Вдруг меня, как стоячего, впритирку с отбойником обгоняет «пуля». Что подумал я? «Вот идиот!» Про конкретного «гонщика». Что подумали водители машин? «Вот идиоты!» Про всех нас. Меня радует, что в последние годы по линии Госавтоинспекции по отношению к мотолюбителям предпринимаются решительные действия. Первое — введена норма, по которой водитель без специального обучения в течение 2 лет не имеет права ездить на мотоцикле с объемом двигателя более 125 куб. см. На маломощной технике намного сложнее разогнаться и убиться. Второе — усложнили практические испытания при сдаче экзаменов на категорию «А». В мое время нужно было тронуться, накрутить «восьмерку», проехать по линии и затормозить. Куда это годится? Хорошо, хоть «змейку» добавили, установили ряд нормативов на время, еще что-то. А вообще, впредь нужно значительно усложнять эти элементы, чтобы кандидат был вынужден серьезно готовиться и отрабатывать навыки. Теперь я с нетерпением жду, когда же ужесточат наказания за езду без прав? Пусть коллеги в меня камни кидают, но по-другому никак: если сами не хотим учиться, «включать» голову, значит, нас нужно заставлять. Иначе — никак. Иначе — трагедии.

ЧТО ПОСОВЕТУЕТЕ?

Мотоцикл — средство повышенной опасности в первую очередь для своего владельца. Это в машине человек со всех сторон защищен металлом, байкер же весь на виду. Удар, который на борту автомобиля оставит лишь небольшую царапину или сломает пластиковый бампер, мотоциклиста легко лишит ноги или сломает много костей. Об этом всегда нужно помнить. Если уж поселилась в голове мысль, что мотоцикл жизненно необходим, стоит к его выбору подойти максимально хладнокровно и безэмоционально. Многие любители сразу же стремятся сесть на мощный байк. Чтобы выкрутить ручку, рвануть с места. Но ирония в том, что с такой динамикой мало где можно ездить, тем более — в городе. Гораздо важнее правильно использовать имеющийся ресурс

Полоса торможения

С каждым годом в нашей стране мотоциклистам уделяется все более пристальное внимание по линии Госавтоинспекции. Причина банальна — многие байкеры категорически не желают соблюдать общие правила дорожного движения. Проверки по фактам ДТП раз за разом доказывают, что к наиболее тяжким авариям приводит езда без специальной подготовки (а значит, и без прав), лихачество и превышение скорости, управление мотоциклом в состоянии алкогольного опьянения, отказ от шлемов и спецэкипировки и так далее, рассказал инспектор отделения по агитации и пропаганде управления ГАИ Минского облисполкома Сергей Чеботарев. Показательный пример — авария 23 марта в Узденском районе. Вблизи деревни Озеро 28-летний местный житель, управляя мотоциклом «Ямаха ХJ900» в состоянии алкогольного опьянения и не имея прав на управление транспортным средством, неправильно выбрал скорость движения. Мотолюбитель врезался в попутный «Мерседес», был госпитализирован. Пострадал и его 29-летний пассажир, который, кстати, ехал без шлема.

— В связи с повторяющимися нарушениями требования к мотоциклистам становятся все более жесткими. Например, с 29 августа прошлого года законодательно введены наказания за езду на одном колесе или без помощи рук. За это грозит штраф или даже лишение прав сроком на 6 месяцев, — напомнил Сергей Чеботарев. — Если же мотоциклист заставил других участников дорожного движения изменить скорость, направление или принимать иные меры по обеспечению безопасности движения, он может остаться без удостоверения сроком на 2 года.

Сейчас прорабатываются новые меры «воспитания» байкеров. В частности, продолжается борьба с шумом транспортных средств. В этом должны помочь на линиях гостехосмотра, где будут выявлять «громкие» конструктивные изменения мотоциклов. А еще в скором будущем кандидатам в водители двухколесного транспорта помимо экзамена на оборудованной площадке понадобится сдавать и практическую езду в городе.

muravsky@sb.by

Фото из личного архива Алексея МОШКА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...