Укоротить бы язык санкций

Мнение о российском запрете на поставки белорусского продовольствия

Буквально за пару месяцев накопился круто смотанный клубок проблем на уровне таможенной «тройки»
Буквально за пару месяцев накопился круто смотанный клубок проблем на уровне таможенной «тройки». Россельхознадзор запретил ввоз продукции 20 белорусских перерабатывающих предприятий. Под санкции попали производители «молочки», мяса, в том числе и птицы. А поскольку на Россию приходится более 90 процентов от всех белорусских поставок сельхозпродукции за рубеж, для экспортно ориентированных предприятий возникла серьезная угроза. Эксперты успели подсчитать: в месяц потери комбинатов, которые попали под запрет, могут превысить 55 миллионов долларов. Жесткое и лавинообразное выталкивание с российского рынка нашей продукции вызывает, мягко говоря, недоумение. Причем, следует заметить, наши соседи нигде официально не комментируют возникшую ситуацию. Стороны обмениваются делегациями, переговоры которых результатов пока не дали.

Российский запрет на поставки белорусского продовольствия

Так, вчера в Минсельхозпрод приехал заместитель руководителя Россельхознадзора, главный ветеринарный инспектор России Евгений Непоклонов. 

С белорусской стороны во встрече принимали участие директор Департамента агропромышленной политики ЕЭК Василий Казакевич, председатель правления ОАО «Банк развития Республики Беларусь», член Совета Евразийской экономической комиссии Сергей Румас, заместитель министра иностранных дел Беларуси Александр Михневич, заместители министра сельского хозяйства и продовольствия Игорь Брыло и Владимир Гракун, директор департамента ветеринарного и продовольственного надзора Минсельхозпрода Василий Пивовар и другие ответственные чиновники. Белорусская сторона, как видим, представлена широко и готова ответить на любые вопросы и вызовы.

По словам заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия Игоря Брыло, Беларусь тщательно проверила все предприятия, на продукцию которых Россия ввела временный запрет. «Еще и еще раз сделана лабораторная диагностика. Мы готовы предоставить весь пакет документов лабораторного контроля входящего и выходящего сырья, качества выпускаемой продукции в пределах как Беларуси, так и России. Более того, за последнее время мы в разы увеличили количество проб, которые проходят испытание именно в российских лабораториях. И нам хотелось бы, чтобы российская сторона дифференцированно подошла к белорусским предприятиям и чтобы незамедлительно был поставлен вопрос об открытии ряда предприятий, которые не имеют системных нарушений», — подчеркнул замминистра. 

Белорусская сторона предлагает создать группы из специалистов двух стран, отобрать пробы и совместно проверить их в белорусских лабораториях. Затем в обязательном порядке эти же пробы проверить в российских лабораториях. Зачем? «Другого выхода у нас нет, — считает Игорь Вячеславович. — Мы докажем, что у нас серьезный лабораторный контроль и наша продукция качественная и чистая». 

Действительно, неплохо бы посмотреть на те лаборатории, которые нашли всякие сальмонеллы и геномы вирусов в нашей продукции. Потому что доходит до смешного. Так, вчера Россельхознадзор вывесил на своем сайте информацию о том, что в колбасе Миорского мясокомбината найден геном вируса АЧС. Но это предприятие уже более полутора лет не экспортирует свою продукцию в РФ. Настораживает и то, что российская сторона до сих пор не предоставила ни одного протокола, показывающего или доказывающего наличие вредных веществ в белорусской продукции. 

Кроме того, Россия подозревает и казахстанский бизнес в поставках европейского продовольствия в обход санкций. Не обойден стороной и транзит. Президент Александр Лукашенко раскритиковал контроль за транзитом белорусских грузов, идущих в Казахстан через Россию. Против инициативы Кремля выступают и в Казахстане. Если контроль все же будет введен, сам смысл существования Таможенного союза окажется под вопросом. 

Толкание локтями на российском рынке ужесточается. Так что происходит?

Есть резон вернуться к началу всей этой истории. Повод для разногласий был заложен еще в момент принятия решений о российских санкциях. Ведь мнение членов Таможенного союза учтено не было. Да что там учтено — собственно, и не спрашивали. Так обязаны ли сейчас другие члены «тройки» помогать обеспечивать режим этих санкций? Насколько вообще они соответствуют духу и букве норм, устанавливающих единое таможенное пространство? Границы уже давно не совпадают с государственной границей Российской Федерации. Нельзя забывать, что санкции непосредственно отражаются на состоянии продовольственного рынка ТС. Это связано и с ростом цен, и с дефицитом предложения. При таком раскладе очевидно, что введение санкций должно было предварительно обсуждаться тремя странами. А раз этого не было сделано, не стоит удивляться, что нет единства в их соблюдении. 

Жаль конечно, что в отношениях между странами Таможенного союза начались разногласия из-за рынка продовольствия. Слава богу, никакого открытого конфликта нет. И быть не может. Даже если отраслевые ведомства и обмениваются какими-то выпадами, то на политический уровень мусор выноситься из избы вряд ли будет. Но внутри взаимные претензии, безусловно, станут накаляться.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «СГ»


Когда в друзьях согласье… есть?


Не жесткой конкуренции на своем же рынке, российские производители молочных и мясных продуктов через Россельхознадзор в очередной раз предъявили претензии качеству аналогичных белорусских продуктов питания. И добились запрета их поставки в Россию. Такой несоюзный шаг в рамках единого Таможенного союза вызвал лишь недоумение.

Проблема, как считают многие эксперты, производители и покупатели продукции, с явно торчащими ушами конкурентов. Не может одновременно почти двадцать предприятий вдруг начать выпускать некачественные молочные и мясные изделия. Какие претензии, например, могут быть к продукции Гомельского мясокомбината, если на недавней Московской международной выставке она отмечена несколькими наградами. А в Смоленске, Брянске, других городах по прилавкам продовольственных магазинов можно изучать географию нашей республики. Но в данном случае все проблемы гораздо глубже: частные российские компании не хотят видеть у себя достойного и сильного конкурента. Поэтому и ищут всевозможные причины для запрета, несмотря на то, что российский покупатель за белорусские продукты уже тысячекратно голосовал российским же рублем. 

Но огромнейший российский рынок со своим преимуществом имеет и существенный недостаток. Президент Беларуси постоянно напоминает о необходимости диверсификации рынков сбыта. Хотя восточный, увы, пока незаменим для белорусских производителей мясо-молочной промышленности как с точки зрения его емкости, так и конъюнктуры. 

По данным Минсельхозпрода, на него приходится более 80 процентов нашего экспорта. В том числе мяса и мясной продукции — 98 процентов общего объема, молока и молочной продукции — 95 процентов. За 9 месяцев из 4,2 миллиарда долларов экспортных поставок продовольствия на долю России приходится 3,56 миллиарда. Высокие потребительские свойства молочных продуктов, например, признавало даже руководство Россельхознадзора.

Да и какие могут быть к ним претензии, если Минсельхозпрод постоянно требует от сельхозпредприятий улучшения качества молока и проверяет, как выполняются его поручения. Претензий у него нет. В стране строятся новые фермы, реконструируются старые. Они оснащены современным оборудованием. Все молоко проходит жесточайший выходной контроль у производителей и входной — у переработчиков. На учете больные животные. Их отдельно кормят и доят. И если антибиотики не обнаружены у животного, то откуда они могут быть в готовой продукции? 

О запрете поставок продовольствия из Беларуси в Россию говорят все, кто имеет отношение к производству продукции. Эту тему широко обсуждают и средства массовой информации. В минувшее воскресенье первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Леонид Маринич на ОНТ отметил: 

— Мы не видим объективных причин запрета поставок продукции в Россию. — Наши службы проверили более 20,6 тысячи проб, и все они дали отрицательный результат. То есть продукция соответствует всем установленным нормам и требованиям. Поэтому предъявляемые претензии надуманы и не имеют под собой почвы. 

При этом под санкции попали в основном те предприятия, которые покупали импортное сырье для наращивания переработки. Но это, как известно, не запрещено, о чем прекрасно осведомлена российская сторона. 

Хотя одна из претензий Россельхознадзора — увеличение поставок в Россию продуктов, попавших под санкции. Корреспонденту «СГ» в Главном управлении внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода для размышления показали любопытную информацию. По оперативным данным, за январь—ноябрь в Россию поставлено 118 тысяч тонн говядины — 94,4 процента годового прогноза, 11 тысяч тонн свинины (55 процентов), 105 тысяч тонн мяса птицы (190,9 процента), 65 тысяч тонн (92,9 процента) сухого обезжиренного молока. Но если проанализировать темпы экспорта за январь—ноябрь, то по сравнению с аналогичным периодом прошлого года туда отгружено 81,8 процента мяса и мясопродуктов, в том числе 89 процентов говядины, 28 — свинины, 109 — мяса птицы, другой мясной продукции — 64 процента. 106 процентов составляют темпы поставок сыров и творога, сухой молочной сыворотки — 102,5 и 119 процентов — другой молочной продукции. 

Претензии Россельхознадзора и наши аргументы вчера обсуждались в Минсельхозпроде. Стороны пытаются выработать единый механизм, который позволил бы быстро разруливать все спорные ситуации. Но для этого нужно желание и тех, кто в ответ на принятые санкции сначала с благодарностью воспринял поставки продовольствия из Беларуси, а потом эту братскую помощь поставил под сомнение… 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?