Удар током. За применение электроловильной установки при добыче рыбы Смолевичский районный суд приговорил трех браконьеров к различным срокам ограничения свободы с возмещением ущерба

Браконьерство расцвело махровым цветом в годы «разброда и шатания», когда псевдодемократия вытеснила из нашей жизни многие правила поведения, в том числе и те, что касались матушки-природы. Запрещенные орудия лова рыбы стали продаваться в открытую на рынках, и стоили они сущие копейки. Потом пошли в ход и самодельные, более изощренные приспособления с применением электрического тока, приносящие губительный вред обитателям водоемов.
Браконьерство расцвело махровым цветом в годы «разброда и шатания», когда псевдодемократия вытеснила из нашей жизни многие правила поведения, в том числе и те, что касались матушки-природы. Запрещенные орудия лова рыбы стали продаваться в открытую на рынках, и стоили они сущие копейки. Потом пошли в ход и самодельные, более изощренные приспособления с применением электрического тока, приносящие губительный вред обитателям водоемов. В конце концов свободная продажа сетей, бредней, «телевизоров», подъемников была запрещена. После и в Уголовном кодексе появилась серьезнейшая санкция. В соответствии со статьей 281-й незаконная добыча рыбы или водных животных, повлекшая причинение ущерба в крупном размере, либо с использованием электромагнитного поля, ультразвука или взрыва карается штрафом, арестом, ограничением или даже лишением свободы. Тем не менее это наказание некоторых матерых браконьеров не останавливает. Потом, уже в суде, они льют крокодиловы слезы, пытаясь вызвать жалость. Умирает рыбка большая и маленькая Это произошло в прошлом году, примерно такой же осенней порой. Три мужика решили половить рыбу. Вроде бы серьезные люди: Георгий Баркович работал в военизированной охране одной из воинских частей Борисова, Виктор Шалак - тоже из этого старинного города, имеет среднее образование, и Геннадий Василевский - рабочий Смолевичской бройлерной птицефабрики, житель деревни Мгле Смолевичского района. Последний, правда, слыл в окрестностях браконьером, за что дважды привлекался к ответственности в виде исправительных и так называемых общественных работ. Тогда они приехали на водоем с электроловильной установкой. Виктор Шалак был за рулем своего микроавтобуса и остался на берегу. Баркович и Василевский сели в лодку. Уже начинало темнеть, а рыбаки не возвращались. На водоеме им не очень везло. Перетащили лодку на речку Усяжа, где продолжили «промысел». А на берегу их уже ждали: инспектор Минской областной государственной инспекции охраны животного и растительного мира Александр Ражко с общественным инспектором устроили засаду и наблюдали за любителями запрещенной рыбалки. В том, что в лодке находились браконьеры, сомневаться не приходилось. Причем применяли они варварский способ добычи рыбы - электроловильную установку, или, как называют ее в обиходе, электроудочку. Электротоком рыба глушится, и остается поднимать ее сачком. Изобретение губительное для всего живого, что есть в реке или в озере. Браконьеры ловят примерно третью часть пораженной электротоком рыбы. Остальная гибнет на дне, а та, что уходит оглушенная, уже никогда не нерестится. Мальки в огромном количестве погибают на месте. Как сказал мне начальник отдела Минской областной государственной инспекции охраны животного и растительного мира Георгий Карпиеня, сердце кровью обливается, когда после браконьерского лова с применением электромагнитного поля на поверхности воды видишь серебристое «покрывало» из погибших мальков и взрослых особей. Вот откуда, оказывается, мертвые озера в том или ином районе... Вред очевидный. Однако браконьеров это зачастую не останавливает. Собственные меркантильные интересы превыше всего. Иначе чем объяснить, что, зная о непоправимом вреде, наносимом природе, они тем не менее отправляются на водоемы с электроудочками. Да все чаще попадаются с поличным. …Тогда браконьерскую троицу взяли «тепленькой». Рыбу Баркович успел спрятать в зарослях, сачок с подсветкой выбросил уже из машины. Не спасло. Вещественные доказательства инспектора нашли быстро. Аккумулятор, преобразователь, провода, рыба: 24 линя, 23 щуки, 387 штук плотвы, 484 окуня - всего на сумму 6 миллионов 478 тысяч 200 рублей. Таким образом был причинен ущерб в особо крупном размере. Преступление тянуло на статью 281 Уголовного кодекса Беларуси - незаконная добыча рыбы или водных животных. Статья в том числе предусматривает ограничение свободы на срок до трех лет или лишение свободы на срок до четырех лет. «Я не я и электроудочка не моя» Примерно так троица отпиралась на предварительном следствии. В конце концов Смолевичский РОВД постановлением от 13 ноября 2003 года в возбуждении уголовного дела отказал, сославшись на то, что при задержании нарушителей присутствовали два заинтересованных человека и что в действиях задержанных отсутствует состав преступления. Минская областная инспекция охраны животного и растительного мира обратилась к смолевичскому межрайонному прокурору с просьбой в порядке надзора пересмотреть материалы о браконьерстве и возбудить уголовное дело в отношении браконьеров. Ведь два заинтересованных, по мнению милиции, человека - это инспектор, находившийся в рейде по борьбе с браконьерством, выполнявший свой служебный долг, и его общественный помощник. А на состав преступления указывали вещественные доказательства, изъятые при задержании, - самодельная электроловильная установка, пойманная с ее применением рыба. Тех же погибших мальков к тому же набралось около тысячи. В общем, уголовное дело было вновь возбуждено, расследование злостной рыбалки пошло по новому кругу. В интересах следствия Барковича решено было взять под стражу. И вот суд над злоумышленниками. Спустя почти девять месяцев после браконьерской вылазки на водоем. Растерянное лицо Виктора Шалака, безучастность к происходящему Геннадия Василевского (не впервой отвечать ему за браконьерство) и внешнее спокойствие (рассказывали, что на следствии он хватался за сердце) Георгия Барковича, помещенного в металлическую клетку, установленную в зале Смолевичского районного суда. Показания обвиняемых в судебном заседании вызывали одновременно и возмущение за варварские методы ловли рыбы, и некую внутреннюю злость на губителей природы, и даже смех, когда тот же Василевский доказывал, что с «поломанными ребрами» он не мог загружать в лодку тяжелый аккумулятор. А Баркович рассказывал о том, что аккумулятор взял в машину из своего гаража для «запорожца» Василевского, у которого к тому времени, как выяснилось, уже не было вовсе этого старенького автомобиля. А Шалак на предварительном следствии показал, что помогал Барковичу загружать в машину и лодку, и аккумулятор, но так и не догадался, что предстоит запрещенная рыбалка с применением электротока. В судебном заседании Шалак также признал, что должен был предупредить Василевского и Барковича об опасности при появлении рыбнадзора, но «на шухере» он долго не стоял, взял удочку, ходил по берегу, а потом, видя, что не клюет, отправился в машину. Василевский вспомнил, что Баркович просил его помочь наловить рыбы ко дню рождения, и они вдвоем сели в лодку и поплыли. Василевский, по его признанию, сидел на веслах, а Баркович орудовал сачком электроудочки. Однако Баркович утверждал, что ни о каком дне рождения речь не шла, что электроудочкой ловил один Василевский, а он вскоре покинул лодку, дожидался на берегу и переживал, почему Василевский так долго не возвращается. В общем, в судебном заседании приятели превратились в «невинных ягнят», пытавшихся свалить вину друг на друга. Судья дотошно выясняла у обвиняемых, кто собирал электроудочку на берегу, как она устроена, кто загружал-выгружал лодку и аккумулятор, когда и от кого именно исходила инициатива насчет рыбалки с применением электроловильной установки. Если Василевский и Шалак признали в суде свою вину, то Баркович свое личное участие в ловле рыбы отрицал, а вину признал лишь в том, что «дал согласие так ловить». Разумеется, право обвиняемого избирать любой способ своей защиты. Право и обязанность суда состоят в том, чтобы отделить зерна от плевел, понять, где правда, а где за красивой «легендой» скрывается ложь, порой наглая. И вот - приговор. Баркович, Василевский и Шалак признаны виновными в незаконной добыче рыбы с применением электроловильной установки и причинении ущерба в особо крупном размере. Суд учел частичное возмещение ущерба и другие смягчающие обстоятельства. Баркович получил наказание в виде трех лет ограничения свободы, Василевский - в виде 2 лет и 6 месяцев, Шалак - в виде 2 лет ограничения свободы. Ущерб они будут возмещать в солидарном порядке в размере свыше 6 миллионов рублей. Ограничение свободы - это, конечно же, помягче, чем лишение свободы. А с другой стороны, хватит государству брать на свое содержание разных хапуг и прочих нарушителей. Пусть повкалывают на «химии», возместят ущерб, заработав деньги своим горбом, коль не хотели поступать честно, не хотели жить по правилам. Теперь правила для них будут другими, такими, которые установлены для осужденных в целях их исправления. Стоит ли вести себя по отношению к природе (да и к самим себе) так, чтобы расплачиваться дорогой ценой за пойманную запрещенным способом рыбу? Да на деньги, которые предстоит выплатить за ущерб, можно было покупать долгие годы самые деликатесные рыбные продукты. А ограничение свободы - это ведь тоже ежедневный контроль. Это поведение не «как хочу», а «как надо». Так что извольте, господа браконьеры, жить по приговору суда, а не так, как вам заблагорассудится. Что заслужили, то и получили. Равнодушию - нет, активности - да. Вот какие цифры привел мне Георгий Карпиеня. В нынешнем году только Минской областной государственной инспекцией охраны животного и растительного мира изъято 2311 сетей (данные за 8 месяцев). Всего на Минщине вывлено 3709 нарушений природоохранного законодательства. В целом по Беларуси эти цифры возрастают многократно: 16 тысяч 760 выявленных нарушений, изъято 16 тысяч(!) 610 сетей. В прошлом году инспектора выявили по республике 51 случай применения электроудочек при добыче рыбы, в этом - уже свыше 20 случаев. Суд в Смолевичах еще раз подтвердил: сколько веревочке не виться… Именно в целях сохранения природы, ее богатства Президентом страны и была создана Государственная инспекция охраны животного и растительного мира. Инспекция с особым статусом, необходимым оснащением, непримиримым отношением к нарушителям. Ведь меры нужны были для того, чтобы наши дети и внуки увидели и рыбку в реке, и живого зайца в лесу. Согласитесь, с последним уже есть проблемы, надежд созерцать серо-белого почти никаких не осталось, кроме чучела в музее да запуганного зайчика в зоопарке. Надо отметить, что милиция, прокуратура и суды тоже более тщательно и серьезно стали подходить к рассмотрению таких дел. Ведь раньше, чего скрывать, не очень-то обременяли себя. Были случаи, что браконьерам даже возвращали запрещенные орудия лова. Времена, как видим, меняются. И это радует. Радует и то, что у местного населения поубавилось равнодушия по отношению к губителям природы. Кстати, и в случае, описанном выше, помогли неравнодушные люди. Именно они позвонили в инспекцию и сообщили о том, что на водоеме появились браконьеры с электроудочкой. Правильно. Только так, сообща, мы сможем победить это зло, сохранить природу для себя и потомков. Начальник Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь Олег Яцкевич сообщил, что с браконьерами, варварской добычей ими рыбы борьба и впредь будет активной и беспощадной. Проведен тендер на изготовление специального пеленгатора, с помощью которого можно будет на достаточном расстоянии определить электроловильную установку. Опытный образец уже прошел испытания, сейчас дорабатывается. Прибор, думается, очень нужный. Браконьеров же, наверное, бесполезно призывать к бережному отношению к природе. Или смолевичский пример кому-то станет добрым уроком?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...