Минск
+2 oC
USD: 2.6
EUR: 2.85

6,5% школьников имеют деформацию позвоночника

Учиться лежа — интересно

Часть учеников за партами. Вторая — на топчанах: слушают, записывают, отвечают на вопросы учителя... лежа. В таком необычном формате проходят уроки в санаторной школе–интернате № 9 Минска — единственной в городе и одной из шести в стране, где обучаются дети с заболеваниями костно–мышечной системы и соединительной ткани.


На весь учебный год эти стены становятся для них вторым домом, ведь пребывание в учреждении — круглосуточное, с понедельника по пятницу. Впрочем, ребята адаптируются легко, уверяет директор Елена Будевич. Корреспонденты «СБ» побывали в санаторной школе в один из первых дней нового учебного года.

...В классе — два ряда лечебных топчанов. Семиклассники усердно записывают что–то в тетради. Почти все, говорит учитель истории и обществоведения Наталья Демидова, — новички, из разных школ и гимназий Минска. К слову, деловой стиль одежды здесь никто не отменял. Виктория не скрывает: не слишком удобно лежать, голову все время хочется подпереть... А ее одноклассница Евгения не соглашается. Мол, дело привычки. Она в интернате второй год. Считает, что лежа учиться гораздо интереснее, чем сидя за партой, а главное — полезнее.

Всего же в школе сегодня 252 учащихся. Медицинские показания для зачисления — деформация позвоночника 2 — 4–й степени, идиопатический сколиоз.

— К счастью, последняя, 4–я степень сейчас встречается редко, — объясняет заведующая отделением для оказания медицинской помощи в санаторной школе–интернате № 9 Минска 17–й городской детской клинической поликлиники Галина Козорез. — С одной стороны, достаточно хорошо работает система выявления детей с проблемами позвоночника. С другой — с 1997 года в стране успешно применяется корсетная технология типа Шено.

Галина Козорез демонстрирует корсет одной из воспитанниц.

Специалист демонстрирует корсет одной из воспитанниц. Жесткая пластмасса. Изготавливается индивидуально. Действует по принципу «противоупора».

Галина Леонидовна подчеркивает: таким лечением обеспечиваются дети, у которых деформация выраженной 2–й степени, когда угол отклонения оси более 20 градусов и заболевание прогрессирует. Эти учащиеся как раз во время уроков и сидят за партами. Дело в том, что корсет — не пассивное ортопедическое изделие. Ребенок должен научиться помогать ему работать: уметь правильно дышать, уходить от давления со стороны деформации (для этого организованы дополнительные занятия ЛФК в корсетах). А на топчанах — ребята, у которых начальная 2–я степень. Четверть они учатся лежа, четверть — сидя... Чтобы деформация не прогрессировала, необходимо ограничить нагрузку на ось позвоночника.

У младших школьников тяжелых сколиозов не так много. В первом классе, например, только один ребенок получает корсетотерапию. Более активно заболевание проявляет себя в подростковом возрасте, в период активного роста.

— Поэтому в 7 — 9–х классах у нас по две параллели. Остальных — по одному классу, в среднем по 20 человек, — замечает Елена Сергеевна.

...Звонок с урока на большую перемену. А в коридорах никакой суеты и беготни. Ребята дружно играют в спокойные малоподвижные игры. «Ручеек», «Летел лебедь»... Это тоже составляющая ортопедического режима. К слову, идиопатический сколиоз — проблема в основном женская. Поэтому в школе 70% девчонок...

— У нас есть кабинеты лечебной физкультуры, лечебного массажа, физиотерапии, водолечения. Дважды в неделю — бассейн. Все это помогает укреплять мышцы туловища, а значит, сокращать нагрузку на межпозвоночные диски. Подобные занятия — рекомендация для ребят со сколиозом на всю жизнь, — говорит заместитель директора по учебной работе Ольга Шиян.

На 20–й минуте каждого урока и занятий по самоподготовке — обязательные физкультминутки. После обеда — «тихий час». Далее — прогулки на свежем воздухе на территории интерната (площадь около 2 га), кружки, конкурсы, подготовка к общешкольным праздникам. Отбой в 21.00. И никаких компьютерных игр по ночам! Даже сам режим дня — составляющая комплекса консервативного лечения. Кстати, все лечебные мероприятия проводятся
под методическим руководством ведущего научного сотрудника РНПЦ травматологии и ортопедии Дмитрия Тесакова. Питание, проживание, все процедуры и даже пользование учебниками в санаторной школе–интернате для детей обеспечиваются за счет средств государственного бюджета.

Галина Леонидовна работает здесь уже 25 лет. И помнит времена, когда это был еще специнтернат, где дети со сколиозом могли учиться со 2–го по 8–й класс постоянно. До года срок пребывания сократился после того, как учреждение получило статус санаторной школы–интерната. Как правило, этого времени достаточно, чтобы увидеть динамику течения заболевания, освоить программу физкультурной реабилитации. А также научить ребят жить с их диагнозом. Повторно в интернат они могут быть зачислены городской комиссией по комплектованию школы лишь в исключительных случаях, при прогрессирующей форме сколиоза. По статистике, она встречается у 15 — 25% детей.

Галина Козорез может рассказать немало историй, в которых были и слезы радости, и слезы отчаяния... Особенно запомнилась одна воспитанница, которая позже вернулась сюда уже преподавателем:

— У нее заболевание бурно прогрессировало. Корсет надели, когда угол отклонения уже превышал 50 градусов. Находиться в нем очень тяжело, особенно поначалу, но девочка была мотивирована на успех. И буквально за два года из выраженной 4–й степени вернулась к начальной 2–й, когда угол отклонения 10 — 12 градусов... Увидев ее уже взрослой девушкой, я не могла поверить: стройная, красивая, визуально без каких–либо признаков деформации позвоночника.

КСТАТИ

6,5% школьников в стране имеют деформацию позвоночника. Только в 17–й минской детской клинической поликлинике на учете в ортопедическом отделении — около 5.000 таких детей.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ
Загрузка...