Учебный процесс

Сейчас, когда вступительная кампания в вузы только начинает набирать обороты, тема реформирования системы образования вновь выходит на первый план...
Сейчас, когда вступительная кампания в вузы только начинает набирать обороты, тема реформирования системы образования вновь выходит на первый план. Она постоянно обсуждается и в Правительстве, и в Парламенте. Специалисты и эксперты ищут ответы на вопросы, которые волнуют сегодня очень многих. «Каждый год выделяется все большее количество ассигнований в сферу образования. Но почему все–таки в стране сокращается количество бюджетных мест в высших учебных заведениях, ведь это означает уменьшение возможностей молодежи на доступ к высшему образованию?» — с таким вопросом к заместителю Премьер–министра Александру Косинцу обратился один из депутатов во время недавнего совместного заседания Правительства и Парламента. Ответ, который прозвучал тогда в Овальном зале, заслуживает того, чтобы снова вернуться к этой теме.

Дискуссия парламентариев с вице–премьером Александром Косинцом меня лично еще раз убедила в том, что реформа образования — вопрос многогранный. Возьмите, к примеру, такую популярную в народе профессию, как юрист. Еще в середине 90–х наши учебные заведения, и государственные, и частные, «пачками» готовили специалистов в области права. К чему это привело, всем известно: на рынке труда образовался такой переизбыток правоведов, что сегодня не каждый выпускник с красным дипломом без проблем может устроиться на работу по специальности. Зато тех же инженеров и сегодня еще днем с огнем не сыщешь. И вот здесь как раз тенденция обратная: таких специалистов готовят с каждым годом все больше. Ответ Александра Косинца на вопросы депутатов подтверждает эти наблюдения.

«Правительством сейчас разрабатывается программа «Кадры». Мы должны привести в соответствие запросы экономики с количеством подготовленных специалистов. Сегодня мы видим, что количество подготовленных юристов, специалистов экономического профиля, педагогов в значительной степени превышает потребности, которые существуют в экономике государства, — сказал заместитель Премьер–министра. — В здравоохранении, там, где у нас на сегодня дефицит в кадрах, мы, наоборот, бюджетные места увеличиваем. То есть идет гибко дифференцированная регулируемая политика по обеспечению кадрами».

Прозвучавший на заседании в Парламенте вопрос имел и другой контекст: закон об образовании предусматривает запрет на сокращение количества бюджетных мест за счет увеличения мест платных. «В связи с этим не собирается ли Правительство взять под контроль данную ситуацию?» — уточнили парламентарии у заместителя Премьер–министра.

По словам Александра Косинца, вопрос о количестве принимаемых на внебюджетную форму обучения студентов решается вузами в соответствии с лицензиями Минобразования. И здесь есть несколько критериев. Это зависит и от материально–технической базы учебного заведения, и от количества преподавателей, способных обеспечить качественную подготовку специалистов.

«Государство тратит на одного студента даже без стипендии приблизительно более 2 тысяч долларов (это касается медицинских учебных заведений. — Прим. ред.), а студент платит 1.700 — 1.800. А в среднем по стране (мы провели подсчет, взяв все специальности) эта сумма составляет 1.200 долларов. Вот такая разница. Поэтому мы будем и впредь интенсивно отслеживать развитие экономики в этом сегменте», — резюмировал Александр Косинец.

Диалог в Парламенте показал, что Правительство всерьез задумывается над тем, как достичь равновесия на рынке труда. Государство должно готовить тех специалистов, которые будут востребованы. И программа «Кадры», о которой компетентно говорил Александр Косинец, несомненно, поможет вузам адекватно реагировать на запросы экономики.

Фото Александра РУЖЕЧКА, "СБ".
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости