Уайнхаус и пустота

Вредят ли обществу голограммы артистов?

На этой неделе появилось сообщение, что в мировое турне отправляется призрак Эми Уайнхаус, британской поп–певицы, которая скончалась от алкогольного отравления семь лет назад. Выступать по всему миру будет «ожившая» голограмма артистки, а гастроли организует ее отец — Митч Уайнхаус. Подобные шоу иллюзий становятся все популярнее, пока компьютерные дизайнеры оттачивают свое мастерство в трехмерном изображении, участники нашей дискуссии яростно спорят. Одна за рисованными артистами видит прекрасное будущее, ее оппонент насторожен: не станут ли голограммы очередной лазейкой для мошенников, а трехмерные концерты — могильщиками культуры? Уважаемые читатели, любопытно, какое у вас мнение по этому вопросу? Ждем комментариев и отзывов.

фото рейтер.

Дырка от публики

Предвестником голографических концертов в наших широтах я считаю фонограмму. Уж сколько мы вели войн с этим явным и откровенным злом, решали, считать ли «фанеру» преступлением, искали меры, как штрафовать артистов, которые на сцене всего лишь рот открывают. К чему эти битвы всегда приводили, известно: люди как ходили, так и продолжали ходить на концерты своих кумиров, даже если знали наверняка, что звук будет в записи. Это очень любопытный феномен, выяснилось, что в большинстве своем публика хочет слышать, но главное — видеть своих любимцев, еще лучше — трогать их руками и рвать на мелкие тряпочки. Голограмма тактильную возможность не предоставит — пока все состоявшиеся шоу в этом жанре были весьма низкого качества, дотронуться до трехмерного изображения — все равно, что дырку от бублика потрогать, зато на фоне «ожившего» кумира можно селфиться вволю.

Вспомни, Дима, голографическое выступление Майкла Джексона в Лас–Вегасе на церемонии Billboard Music Awards в 2014 году. Шоу имело огромный успех, а ролик с голограммой легендарного певца посмотрели более 62 миллионов человек. Статистика говорит сама за себя, миллионы меломанов сделали свой выбор — они хотят видеть оживших мертвецов. Неужели ты хочешь встать на пути этого несметного полчища людей? Я лично с ними. У меня от приятного возбуждения на щеке скупая слеза проступает — король жив! И принцесса соула — Эми Уайнхаус — она существует. Смерть не для нее. Наконец, технология дарит нам нечто бесценное, иллюзию вечной жизни. Больше не надо вызывать духов с помощью экстрасенсов или фарфорового блюдечка, скоро любая домохозяйка сможет прикрепить на стену белую простыню, направить на нее проектор — и готово дело, общаться с цифровыми версиями своих родственников, хоть ближних, хоть дальних, живых и ушедших. Какой скачок в хонтологии, в бытие духов, даже мурашки бегут по коже.

Другое дело, тебе, как человеку из прошлой эпохи и неизбежно литературоцентричному, сложно принять дар цифровых платформ, поскольку, подозреваю, визуальное воображение у тебя не развито. Приведу пример, была на днях на спектакле «Бетон» в РТДБ, постановка без слов — чистое торжество визуальной поэзии: актеры, как ртутные, перетекают из одной «картинки» в другую, каждый образ и сцена открывают перед зрителями тысячи смыслов, интерпретаций и ассоциаций. И что ты думаешь? Весь молодняк в восторге, «Бетон» вмиг стал хитом сезона, а пришедшие в зал театральные мэтры в возрасте резко отвергли эксперимент, назвав его пустотой. Слово, как ни странно, точное, за экранным изображением нет ничего — пустота, но если ты умеешь считывать визуальный ряд, образы времени и движений, распознавать красоту в сменяющих друг друга сценах — в будущем не пропадешь. Хотя, как мы знаем, туда не всех возьмут.

Хочу еще обратить твое внимание, что с приходом новых технологий отпадает необходимость в артистах не только песенного жанра. Коллектив «Квартет И» недавно в Москве показывал голографический спектакль. Все, кто видел, в один голос утверждают, что нет никакой разницы — смотреть на актеров живых или «экранных»: шутки и песни те же, эффект — потрясающий, так зачем платить больше? Мне минские промоутеры еще пять лет назад рассказывали о такой технологии, как голограмма, и ждали ее с нетерпением. Только представь, цифровая Алла Пугачева никаких затрат не требует, у нее нет райдера и цвет штор в номере гостиницы не беспокоит. Гастролировать цифровая певица может во всех городах Беларуси одновременно. Оцени, каков все–таки провидец, продюсер группы «Ласковый май» Андрей Разин, не устаю удивляться его гению, он еще 30 лет назад понял, чего публике надо, а сейчас его дело — сеансы одновременных выступлений — обретают планетарные масштабы.

Из кино артисты тоже незаметно исчезли, если ты заметил. Добрая половина голливудских блокбастеров — это анимация. Мы давно уже смотрим на экране рисованные масштабные войны обезьян и людей друг с другом, а за эпической картинкой стоит один или несколько компьютерных дизайнеров. Убеждена, что анимация — тоже искусство будущего: люди перестали читать книги, как говаривал Филипп Рот, они стали смотреть сериалы, следующий этап — голограммы, такие вещи у меня лично ничего, кроме восторга, не вызывают. Слишком долго те же поп–артисты топтались на одном месте, очевидно, что новый идол так и не появился после ухода Майкла Джексона, самых оригинальных и свежих песен не написано, музыкальная культура все там же. Технологии тем временем развиваются. Потребитель не хочет искать ничего нового в мутном потоке айтьюнсов, подстраховывая себя, он покупает билет на кумира юности, пусть и голографического. Такие дела.

Виктория ПОПОВА

viki@sb.by

Не бейте клонам поклоны! 

Нет, Виктория, я, конечно, понимаю, что Цой жив, но не до такой же степени, чтобы быть живее Леннона, который, как известно, вместе с Лениным живее всех живых. Что–то меня познабливает от всей этой некромантии и спиритизма. Да и сами ушедшие звезды не думаю что в ином мире были бы в восторге, наблюдая с небес за тем, как на их метущихся душах продолжают косить дензнаки. Память об ушедших должна быть тихой. Я понимаю, когда проводятся концерты памяти. Коллеги исполняют произведения почившего артиста. Звучат записи любимого и популярного голоса. Идет соответствующий, снятый при жизни видеоряд. Но вытаскивать из могилы образ и устраивать с ним шоу — это уже цинизм какой–то запредельный.

Приведенный тобой пример Майкла Джексона как первопроходца голографических посмертных шоу, пожалуй, Вика, не совсем удачный. Поп–идол стал пионером не только в этом. На его кончине окружение сумело изрядно заработать, выдержав тело до похорон аж два месяца. Строя интриги вокруг смерти кумира миллионов, напуская на трагедию мистический флер, подогревая домыслы о криминальном характере события. Так что голо–концерт — это еще не самое печальное, что могло случиться с певцом после того, как он закончил свой земной путь.

А надо бы его отпустить. Чтобы сработало известное и многомудрое: «Король умер. Да здравствует король!» А с развитием цифры получается так, что ушедшие из жизни, но не сошедшие со сцены звезды просто не дают на нее взойти новым кумирам. И дальше будет только хуже. Если научились оживлять образы, то совершенно ничего не мешает синтезировать голос. Будут появляться новые композиции, записываться новые альбомы и публика постепенно привыкнет к тому, что ни Джексон, ни Уйанхаус, ни многие другие популярные исполнители, отойдя в мир иной, не отходят от дел. И конкурировать с ними у восходящих звезд не будет никакой возможности. Прежде всего в силу катастрофической разницы в весовых категориях. Ведь за плечами у начинающего певца кто? Хорошо, если продвинутый, крепкий и не самый бедный продюсер. А за воскрешенными идолами целые концерны по выкачиванию из публики денег, ворочающие очень многими миллионами. И то что посмертные заработки Джексона уже переваливают за миллиард долларов — очень яркое тому подтверждение. Ну куда с ним тягаться какому–нибудь юному дарованию?

Одновременным гастролям по городам и весям голографических клонов популярных артистов у меня, Вика, тоже радоваться не получается. Не понимаю твоего умиления тому, что такие лицедеи весьма удобны в использовании. Ни кормить их не надо, ни спать укладывать. Никакого тебе райдера. Ну да... Для устроителей шоу это, конечно, весьма приятный момент. Нет дискомфорта от звездных капризов. Но тебе–то как зрителю от того какой прок? Ты всерьез веришь, что минимизируя свои затраты, организаторы концертов–реплик станут тебе продавать билеты дешевле, чем на оригинал? Да брось. Много ли ты, будучи глубоко в теме, повидала в шоу–бизнесе альтруистов? Что–то мне подсказывает, что ни одного. Да и не факт, что и затраты–то на технический райдер для обеспечения работы необходимой и далеко не дешевой аппаратуры будут ниже, чем на бытовой для живого певца.

И потом, смущает меня еще вот какое обстоятельство. Это сегодня устроители диковинных шоу не стесняются признаваться в том, что предлагают публике звезду ненастоящую. В этом вся и фишечка. Дело новое, и зритель необычный продукт с удовольствием потребляет. Но пройдет время — и эту технологию, как ты верно заметила, начнут осваивать вполне живые исполнители. Не исключу, что поначалу честно: к вам, дорогие друзья, едет моя голограмма. Но с развитием технологий, когда изображение уже не отличить от оригинала, боюсь, прототип уже будет не согнать с дивана и не вытащить из мягких домашних тапочек. Обстоятельства, мигрень, запил или просто банально лень тащиться в какую–нибудь глушь на живой концерт. А нанятая группа товарищей с умным аппаратом потащится с радостью. И никому не скажет, что король ненастоящий. Ничего личного. Чистый бизнес. Ведь с «фанерой» сегодня именно так и происходит. И я не верю, что в будущем, в которое меня не возьмут, с совестью устроителей концертов что–то поменяется в лучшую сторону.

Все–таки согласись, Виктория, крайне неуютно чувствовать себя одураченным. А с развитием цифры нас, зрителей, дурачат все больше. Да и нарисованные массовки в кино с первого просмотра впечатляют. Все гремит, все движется, кипит и пылает. Но если вглядеться — движуха вся какая–то однообразная. Цифра съедает эпоху искусных режиссеров — полководцев, умеющих настроить, как часовой механизм, действия каждого из тысяч персонажей на экране. Вспомни «Войну и мир» Бондарчука. Да там один кавалерийский бой под Аустерлицем хочется пересматривать и пересматривать. Движение каждого участника батальной сцены — отдельный спектакль. А ты восторгаешься тем, что скоро и на сцену в театре будут выходить не живые актеры, каждый со своим характером и амплуа, а настраиваемая под любой вкус картинка. Да ну его, такое будущее... Не возьмут меня в него? Не очень–то и хотелось.

Дмитрий КРЯТ

kryat@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...
Новости