Тяжелый выбор

Печальная реальность делает человечнее даже политику...

Печальная реальность делает человечнее даже политику. В Польше осенью должны были состояться президентские выборы. Смерть главы государства Леха Качиньского, который также собирался выставлять свою кандидатуру, радикально изменила ход предвыборной кампании. И не только в том смысле, что погибли два кандидата на высший государственный пост (помимо президента, в самолете, как установлено, находился глава одной из крупнейших оппозиционных партий). Маршал сейма, кстати, согласно недавним соцопросам — один из основных претендентов на президентское кресло, Бронислав Коморовский, в ближайшее время объявит дату внеочередных выборов. По закону они должны пройти до июля...


Доктор политических наук, завкафедрой международных отношений Академии управления при Президенте Сергей Кизима говорит, что сегодня уже нельзя так однозначно говорить, кто победит. «После трагедии под Смоленском много новых лиц заявили о том, что собираются участвовать в выборах. От этого снижается их предсказуемость — кандидаты могут оттягивать голоса друг у друга, — отмечает политолог. — У нового кандидата от президентской партии «Право и справедливость», который будет назван вместо Леха Качиньского, появится мощный ресурс сочувствия и солидарности. Не исключается, что дело погибшего брата–близнеца возьмется продолжать известный политик Ярослав Качиньский».


...Смерть главы государства — всегда тяжелое испытание для политического будущего любой страны. Вспомним Кеннеди. Или главу польского правительства в эмиграции Владислава Сикорского, который в 1943 году разбился на самолете вместе со своей дочкой... Порассуждаем. Судя по тому, как слаженно работают специалисты двух стран — России и Польши — на месте авиакатастрофы, никаких тайн после завершения расследования не останется. Однако возникает вопрос: как новая польская трагедия под Смоленском отразится на восприятии в массовом сознании преступления времен Второй мировой войны? Когда пройдет какое–то время и зарубцуются раны от безвозвратной утраты, о чем будет в первую очередь вспоминать Польша при упоминании географического названия «Катынь» — о расстрелах НКВД или о разбившемся президенте и его соратниках?


Для современной Польши Катынь стала настоящим символом веры. Местечко с похожим названием и горькой судьбой — Хатынь — также является своеобразным символом для белорусов, но, как мне кажется, не препятствует нашему диалогу с современной Германией. Для российско–польских отношений (которые никогда не были простыми и при желании в них всегда можно найти повод поссориться) Катынь была черной меткой, которая передавалась от президента к президенту, от поколения к поколению.


В христианской традиции смерть — это всегда искупление. В рухнувшем самолете летела современная политическая элита Польши, чтобы почтить память уничтоженной польской элиты прошлого. Не знаю, можно ли так писать, но, по–моему, гибель польского президента и его соратников дает шанс варшавянам и москвичам перевернуть темную страницу истории и многое начать с чистого листа. По крайней мере, в политическом плане. Нужно было видеть, как Владимир Путин в трудный момент поддержал, как близкий друг обнял своего польского коллегу Дональда Туска...


Для России, где государственным праздником является день освобождения Москвы от поляков, тоже представился важный шанс для примирения. Конечно, сегодня нет людей, которые могли бы ответить за катынскую казнь. В какой–то момент требование польских властей о сотрудничестве в расследовании обстоятельств расстрела поляков стало восприниматься как призыв каяться вечно и вызвало внутреннее раздражение. Но теперь россияне с большим сочувствием откликнулись на беду, в Польше это заметили, и, кажется, мало что может помешать восстановлению исторической справедливости по поводу Катыни. По крайней мере, посвященный этому событию фильм Анджея Вайды с высокими рейтингами прошел по одному из центральных российских каналов.


Философ Тадеуш Котарбиньский как–то сказал, что прошлое, хранящееся в памяти, есть часть настоящего. Память — это то, что никто и никогда у нас отнять не сможет. Но, согласитесь, вряд ли прошлым следует подменять настоящее...


В Польше национальный траур продлен до воскресенья. Мы разделяем эти скорбные чувства...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Игорь Мельников, Москва (Часть 1)
Произошедшая в минувшие выходные трагедия стала самым страшным в новейшей истории потрясением для Польши и ее граждан. Да что там говорить, каждого из нас она шокировала и заставила содрогнуться. Погиб президент соседнего государства. Глава страны, с которой нас связывает очень многое: и в прошлом и в современности. Конечно, сегодня существуют между нашими странами трения, противоречия, но это как говорится вопросы житейские. И в семье люди ссорятся. Но перед лицом общей трагедии сближаются, ибо понимают, что только так можно превозмочь горечь страданий и утрат. <br /> <br />
Я узнал о случившейся трагедии рано утром в субботу, еще до того, как российские новостийные сайты, радиостанции и телеканалы запестрели страшной новостью с пометкой срочно. Мой друг-варшавянин, редактор одного из Интернет-изданий позвонил мне и сообщил эту трагическую весть. Вначале я не поверил. В это даже сейчас, спустя несколько дней после случившегося, не хочется верить. А тогда я просто оторопел. Ваш покорный слуга сам должен был поехать в Катынский мемориал и принять участие в траурных мероприятиях, в связи с тем, что польский интернет-портал dobroni.pl попросили сделать репортаж. Но в последний момент кое-что изменилось, и пришлось перенести поездку. <br /> <br />
Телефон весь день разрывался от звонков. Звонили друзья из Польши, звонили москвичи, которые знают, что меня многое связывает с Польшей, звонили земляки из Беларуси. И для всех нас, в независимости от национальной принадлежности, было горько и больно, будто мы в одну секунду навсегда лишились дорогого, родного человека. Это же единение наблюдалось и у стен польского посольства в Москве. Люди весь день шли с цветами к диппредставительству, а очередь тех, кто хотел оставить свою запись в книге памяти и скорби по трагически погибшим польским политикам, с каждой минутой становилось все больше и больше. И люди все приходили и приходили.<br /> <br />
Было много молодежи. Подтягивались люди старшего поколения. Один ветеран даже не мог сдержать слез. Для него Польша была родной страной, ведь именно с бойцами Войско Польского он в 1945-м шел на Берлин. Молодой парень, стоявший рядом, недавно закончил магистратуру в одном из польских университетов, а еще чуть подальше в очереди стояла смешанная семейная пара, россиянин и полька. Женщина плакала.
Игорь Мельников, Москва (Часть 2)
Важно, что на эту трагедию откликнулась и российская политическая элита. Вы когда-нибудь видели такое выражение лица у Владимира Путина, с каким он выступал по телевидению? Он чуть ни плакал. Да и Президент России Д.А. Медведев в своем обращении к гражданам Польши с трудом сдерживал эмоции. К слову, возле польского посольства было очень много общественных и политических деятелей современной России. С Г. Явлинским, лидером российской партии «Яблоко», мы сидели за одним столом, оставляя свои соболезнования в здании польского диппредставительства. <br /> <br />
Сами поляки, судя по высказываниям на общественно-политических форумах благодарны восточным соседям за их сочувствие и помощь в эти трагические дни. Да как, же может быть по-другому, если мы одна семья. Мы - славяне, европейцы. Хоть нас и разделяют государственные границы, мы все равно глубоко чувствуем боль каждого нашего братского народа.<br /> <br />
…Все мы в этом году вспоминаем трагические события семидесятилетней давности в Катыни. Осознание трагедии, которая произошла под Смоленском в 1940 году похоже приходит и к россиянам, которые ранее в большинстве своем расценивали историю катынских событий, как антисоветский или антироссийский пасквиль. Но теперь, после гибели Президента Польши, после того, как все мы разделили с поляками боль и горечь утраты мы по иному станем относится и к тем предвоенным событиям. Многие поляки в один голос говорят, что гибель польской делегации станет хоть и трагической, но все же основой, на которой удастся построить полноценные добрососедские отношения между Польшей и ее восточными соседями, в частности, Беларусью и России. Как говорит мой друг Павел из Варшавы, трагедия эта нас объединила и сблизила, и этот потенциал, основанный на скорби и сочувствии к ближнему своему, все мы должны использовать для улучшения наших взаимоотношений. Я с ним полностью согласен.<br /> <br />
Вечная память трагически погибшим под Смоленском Польским политикам. Пусть земля им будет пухом.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости