Тяжело в учении – легко на… практике?

Акция БГСХА и «Белорусской нивы» «Расти, древо знаний!» переместилась в Смолевичский район.

(Окончание. Начало в номере за 1 сентября)

Юлия ЮСИНА:

— Практика — больше инициатива студента. Вины организации здесь абсолютно нет. Если он хочет чему-то научиться — научится. Я сама так проходила практику — ходила и просила: дайте работу. Потому что знала: потом эти навыки мне пригодятся.

Александр КУРДЕКО:

— Откуда «растут ноги» у проблемы? Ввели централизованное тестирование — очень хорошая идея. Она направлена против коррупции и создания равных условий для поступления. Но ЦТ совершенно лишено профориентационной направленности. Престиж высшего образования сохранился, и кто не проходит в один вуз, идет в аграрный. Такие люди профессионально не сориентированны.

Два года назад поступало в БГСХА только 35 процентов выпускников сельских школ. Остальные — городские, которые часто не знают, каков он — сельский труд.

Сейчас ситуация изменилась. В прошлом году у нас уже было 50 процентов сельских ребят. В этом году — не менее 55 процентов. И они лучше закрепляются в селах. Но они придут в хозяйства только через 3—4 года.

Нужно более четко инструктировать и ориентировать студентов, которые едут на практику. И, может быть, в обязательном порядке прописать в методических указаниях, что надо и к руководителю хозяйства обязательно зайти. А мы уже со своей стороны через «Белорусскую ниву» попросим, чтобы на местах более внимательно относились к практикантам. Может, надо и специалистов погонять, чтобы они студентов чему-то научили, требовали ходить на работу.

Иван ШЕЙКО:

— Трое студентов из зоофака БГСХА приехали ко мне. Но платить им не хотят. Тогда и студенты не стремятся вникать в дела. Главная цель у них — написать хорошую дипломную работу. Я их заставил неделю-две ходить на свиноводческие и скотоводческие фермы...

Петр ВАСЬКО:

— Сразу видно, кто приходит в аспирантуру без практики. Даже отличники не умеют применять знания. А обычный студент, проходивший настоящую практику, не так красиво говорит, но он четко и ясно знает свое дело.

Преддипломная практика должна быть самостоятельной. Студента просто необходимо зачислить на должность и дать зарплату. Если он не будет чувствовать ответственности, он не будет думать о работе. Иногда человек, который пришел на практику «отбыть срок», увлекается.

Александр КУРДЕКО:

— В прошлом году на факультете механизации поменяли время прохождения практики, потому что, проанализировав планы, удивились: самый напряженный период — уборочная, а на факультете — каникулы…

В этом году на посевной были 154 студента, которые имеют права тракториста. Когда посмотрели, где и на каких должностях работали наши студенты, получили еще один сюрприз: 60 процентов подготовленных трактористов оказались… разнорабочими. Еще 20 процентов — слесарями. И только оставшиеся работали с посевными агрегатами. А почему?

Николай ЩЕРБАЧЕНЯ:

— Я бы поступил, как руководители хозяйств. Механизаторам платят приличные деньги — до 6 миллионов за уборку. Отдать такую зарплату вместо своего механизатора приезжему студенту? У тракториста семья, которую надо кормить.

Другой вопрос. Может, целесообразно создать какие-то центры по практике для выпускников вузов?

Александр КУРДЕКО:

— В хозяйствах, укомплектованных механизаторами, должны работать свои кадры. Это святое. Но есть ряд проблемных регионов, где не хватает трактористов. Студенты могут помочь.

О центрах по практике мы говорим не один год. Более того, создаем филиалы кафедр. Их в БГСХА 80 — в различных сельхозорганизациях, НИИ, предприятиях… Есть региональный научно-учебно-практический центр, куда вошли некоторые лаборатории НПЦ по животноводству, учхоз, опытные поля и т. д.

Николай ЩЕРБАЧЕНЯ:

— Александр Павлович, сколько процентов студентов приезжают с практики уже с готовыми просьбами, чтобы этого студента направили по месту его практики?

Александр КУРДЕКО:

— Не более 15 процентов. В основном — выпускники землеустроительного факультета.

Это отдельная тема. В год мы выпускаем тысячу выпускников, и в первый год около 400 человек приходится перераспределять. Процентов 70 всех причин перераспределения — идет заявка на молодого специалиста, он приходит, а место уже занято.

Владимир ПОЛОЗКОВ:

— В прошлом году у меня был дефицит ветврачей. Я дал в «Белорусскую ниву» объявление, приехали 40 специалистов. Выбрал 6, с запасом. Не мог же целый год ждать, пока направят из академии выпускника. Какой руководитель так долго будет держать вакансию?

Александр КУРДЕКО:

— Срок между заявкой и приездом специалистов надо как-то сокращать. Тем более современные информационные технологии позволяют создать специальную базу данных.

Андрей ХАЙБУЛЛИН, генеральный директор ИП «Штотц Агро-Сервис»:

— Практические навыки крайне важны. Я был в Швейцарии 4 месяца. Там очень серьезно относятся к стажировке. Отправляют учеников в фермерские хозяйства, и они там вкалывают круглые сутки. И по окончании практики знают все о технике.

Та практика, которую я проходил в свое время, и на этом предприятии — сильно отличаются. А в 1996 пошел в колхоз в Буда-Кошелевском районе. Там много физического труда. И сено таскали на плечах, и солому грузили. Считал тюки сена, машины с навозом. Поразило, что меня, практиканта, в хозяйстве никто не ждал. Как бельмо на глазу…

Это два мира — частная и государственная собственность. Раньше мы пробовали привлекать на предприятие людей из других колхозов, но они абсолютно недобросовестно относятся к технике, просто ее гробят.

Александр КУРДЕКО подвел  итог разговора:

— В процессе практик надо показать самое современное, самое лучшее, что есть в стране. Если будущий специалист не видел передовых технологий и не знает о них, он и остается на том же уровне.

Над совершенствованием структуры практики, чтобы студентам платили и руководители были заинтересованы в практикантах, чтобы научили, поделились опытом, надо еще поработать.

Вера ГНИЛОЗУБ,

Николай ЛЕОНОВ (фото), «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?