Трудности электронного перевода

С 1 января счета-фактуры будут только электронные

Летом страна ввела электронный учет счетов–фактур по налогу на добавленную стоимость. Одной из последних в СНГ — после России, Казахстана, Украины, Азербайджана. И вот уже с 1 января для более чем 80 тысяч плательщиков завершается переходный период — больше никаких бумаг, счета–фактуры только электронные. Это сулит много плюсов: прозрачность уплаты и возврата налога, простота контроля, меньше бумажной рутины и экономия драгоценного времени... Но пока у бухгалтеров множество нареканий. В чем проблема? Ответы на этот вопрос за «круглым столом» «СБ» искали Элла СЕЛИЦКАЯ, заместитель министра по налогам и сборам; Антон КУНЦЕВИЧ, руководитель проекта АИС «Учет счетов–фактур», beCloud; Любовь МИРОНЮК, председатель Ассоциации налогоплательщиков, и Татьяна ШЕВЕЛЬ, заведующая сектором реализации продукции редакции газеты «СБ. Беларусь сегодня».
 
Любовь Миронюк.
Элла Селицкая.
Татьяна Шевель.
Антон Кунцевич.

«СБ»: Почему тяжеловато внедряются электронные счета–фактуры?

Э.Селицкая: К сожалению, невозможно ввести механизм с 1 июля и ожидать, что он сразу заработает идеально, учитывая, какое количество плательщиков затрагивает, — 83,5 тысячи субъектов хозяйствования. 

Л.Миронюк: Да, электронные счета–фактуры позволят сократить трудозатраты. Это шаг вперед. Но шаг тяжелый, потому что учетные базы у всех компаний разные, пока очень сложно наладить интеграцию с порталом в автоматическом режиме. Множество операций приходится делать вручную, это стоит невероятных усилий при большом объеме информации.

«СБ»: Какие проблемы?

Л.Миронюк: Их много. И главное, нас беспокоит, как мы будем за них отвечать, когда 1 января закончится переходный период. Возможности выполнить все законодательные требования объективно нет!

Э.Селицкая: С разработчиком программного продукта работаем над проблемами еженедельно, учитывая разветвленность хозяйственных операций. Помните, как шла наладка системы электронных деклараций? 3 — 4 года. Но сейчас все довольны. В инспекцию приезжать, в очередях стоять не надо. Все делается на месте. А эта система гораздо сложнее системы электронного декларирования. Потому все инспекции в курсе: могут принимать налог к вычету на основе первичных документов. Например, когда не работает или висит портал, произошел сбой в программном обеспечении плательщика и в других аналогичных случаях.

«СБ»: То есть как и было — на бумаге?

Э.Селицкая: Для этого есть оговорка в Налоговом кодексе, которая уйдет с 1 января 2017 года. По мере приближения к дате будем анализировать ситуацию, каким образом дальше поступать, чтобы соблюсти баланс интересов государства и плательщиков.

«СБ»: Не кажется ли вам, что срок выбран слишком оптимистичный? Вот реальная ситуация, которая сложилась на заводе в небольшом райцентре минувшим летом. Там 4 бухгалтера на 50 человек работающих. А знаете почему? Нет денег, чтобы внедрить и освоить электронную бухгалтерию. Сейчас предприятие перешло на трехдневку. Шансов, что к 1 января освоят электронные счета–фактуры, практически никаких. И таких предприятий немало в коммунальной собственности, в Минсельхозпроде.

Э.Селицкая: Не думайте, что мы оторваны от земли. Все отраслевые министерства взяли под контроль, выслушиваем проблемы, вникаем. Сельхозорганизации пробуют работать. У них нет системы 1С, но есть своя информационная система бухучета.  Как бы то ни было, все должны прийти к ведению бухучета в автоматизированном режиме.

«СБ»: Но таких предприятий может оказаться много.

Э.Селицкая: Есть алгоритм. Наши разработчики реализовали систему таким образом, чтобы те, кто не имеет автоматизированного бухгалтерского учета, могли заполнять электронные счета–фактуры прямо на портале. Разработаны 3 варианта, как выставлять туда документы. Мы выстраивали систему для разных предприятий, понимая, что не все плательщики имеют автоматизированный бухучет.

«СБ»: А позаимствовать российскую систему нельзя было?

Э.Селицкая: Увы. Нет единой универсальной модели, которую могли бы использовать налоговые администрации всех стран.

Т.Шевель: Мы подключились к системе с 1 апреля. Но до сих пор существует проблема задвоения счетов–фактур в отчетах. В мониторинге сделок найти ошибку и удалить «счет–двойник» сложно и долго. Специфика редакции — постоянные командировки. И что происходит? Бухгалтер берет железнодорожные билеты каждого сотрудника (100 — 200 в месяц), копирует, прикладывает наше письмо с реквизитами и отправляет в управление БелЖД в конверте. «Белпочта» также нам выставляет к каждому конверту отдельный счет–фактуру. Кроме того, сотрудники в командировках проживают в гостиницах. Бывает, город маленький, гостиница одна. Просим взять контактные телефоны и передать реквизиты. Когда не приходит счет–фактура, пытаемся расшевелить контрагентов. Ведь мы теряем деньги, это наш налоговый вычет. А в ответ слышим: а это необязательно до нового года. Объясняем, что возможность использовать первичные документы была только в июле. С 1 августа нужен либо электронный счет–фактура, либо письмо, что нет технической возможности его выставить. Письма такие также трудно истребовать. Как быть? С ведомственной подпиской — в полном тупике. Подписчик будет получать в месяц до 42 счетов–фактур от нас и с «Белпочты».

А.Кунцевич: Беларусь одной из последних среди своих торговых партнеров переходит на применение электронных счетов–фактур. Тянуть дальше было просто некуда. Мы и МНС досконально изучили, что есть у соседей, учли плюсы и недостатки функционала. В отдельных странах система очень проста по документообороту, но не в должной степени обеспечивает уровень контроля уплаты НДС. Из опыта применения информационных систем в Казахстане и Азербайджане мы видели, что пользователи хотели бы еще получить от системы — статистику, отчеты, дополнительные сервисы. Вот почему система получилась сложная, многокомпонентная, инновационная. Использован ряд программных компонентов, которые в Беларуси только начинают внедряться. Это международные, самые современные программные комплексы, требующие очень тонкой настройки. Часть программных компонентов, например, у нас из Англии. Там совершенно другой менталитет плательщиков. Когда мы им пишем отчеты по применению, разработчики удивляются: почему у вас 75 процентов операций совершается в один последний день?

«СБ»: То есть у нас люди неправильные...

А.Кунцевич: Я хотел сказать: что хорошо в Англии, не всегда будет так же работать у нас. Из того, что планируется устранить в ближайшее время, — это задваивание данных при формировании аналитических отчетов по некоторым хозяйственным операциям. Ошибка локализована, подготовлено обновление программного обеспечения.

Л.Миронюк: Часть серьезных функций реализована только на самом портале, в личном кабинете. Например, управление вычетами. Когда у компании огромные обороты, то на портале обработать документы для 100 — 200 контрагентов нереально. Если поставщик выставил в третьем квартале электронный счет–фактуру, а подписать мы смогли только в четвертом, то нужно поменять дату принятия вычета по последней операции. Но контрагентов — тысячи, расхождения в 30 процентов случаев. В итоге у нас не сходятся суммы вычетов. Надо проводить сверку. Вручную это стоит просто невероятных усилий.

А.Кунцевич: Вопрос задержки передачи первичных учетных документов — проблема субъектов хозяйствования.  Статистика показывает, что у большинства предприятий дата совершения сделки в выставленном счете–фактуре совпадает с датой принятия вычета НДС.

Л.Миронюк: Что делать нам? Усадить за ручную работу армию бухгалтеров, чтобы найти и совместить даты? Вы не слышите нас, компании с гигантскими оборотами. Должна быть альтернатива!

А.Кунцевич: Прорабатываем вопрос модернизации системы в следующем году. Управление вычетами — уникальная функция, это не обмен документами. Это процесс в «облаке», который проходит в режиме онлайн со всей базой данных. Задача крайне сложная — как организовать взаимодействие разных систем с порталом, чтобы обеспечить целостность и достоверность процесса управления вычетами. Хотим, чтобы из учетной системы можно было не только осуществлять подписание и выставление счетов–фактур, но и управлять вычетами. Также планируем реализовать возможность аннулирования подписанных счетов–фактур из системы. Есть предприятия, которые на начальных этапах выгрузили на портал по 100 тысяч ошибочных.

Л.Миронюк: Есть человеческий фактор. Бухгалтер по ошибке кнопочку не ту нажал, отправил два документа. Это неизбежно, должна быть возможность легко все исправить.

Э.Селицкая: Сегодня мы собираем предложения, чтобы выбрать наиболее простой вариант, чтобы не получилось так: сделаем, а механизм будет опять неприемлем. Ведь за каждой бухгалтерской операцией стоят деньги. 

Л.Миронюк: Кроме того, возникает много мелких ошибок при подписании документов, которые мешают оперативной работе на портале.

А.Кунцевич: Нами обработано более 120 тысяч обращений плательщиков. 55 тысяч письменных на электронную почту технической поддержки. Треть из них связаны с вопросами настройки рабочего места, программного обеспечения для работы с электронной цифровой подписью. Ошибка подключения в 95 процентах случаев вызвана двумя факторами. Первый — некорректная настройка. Второй — на компьютере присутствует несколько различных систем с электронной цифровой подписью, настройки которых конфликтуют. Это не связано с порталом и работой системы, ключи электронной цифровой подписи приобретены пользователями не у нас, тем не менее мы стараемся помочь.

«СБ»: Тогда вопрос: до 1 января, когда закон будет признавать только электронные счета–фактуры, осталось всего ничего. А проблем, как выясняется, вагон и тележка. Не стоит ли в такой ситуации пойти на уступки и переходный период продлить? Хотя бы из уважения к налогоплательщикам?

Э.Селицкая: Сегодня система работает, соглашусь, не совсем просто, но совершенствуется ежедневно. И разве к кому–то пришел налоговый инспектор и сказал, что не возьмет к учету первичный документ либо кому–то по этому поводу создал проблему? Мы не сторонники конфронтации с плательщиками. Будем реально оценивать уровень проблем. Но задача — разрешить их к 1 января.

Л.Миронюк: Пока у нас тестовый режим. Однако хотим видеть официальный документ о том, что с 1 июля по 31 декабря 2016 года за ошибки и недочеты к нам не будут применяться санкции. Сейчас тысячи поставщиков не шлют нам никаких писем, что они не могут выставить электронные счета–фактуры. По всем разъяснениям МНС я не имею права брать такие вычеты по первичным документам. Сейчас на это закрывают глаза инспекторы. А через год или 10 лет я не смогу доказать, что не работал портал или недобросовестный контрагент не прислал письмо.

Э.Селицкая: Относительно санкций давайте дополнительно поговорим.

aelita@sb.by

Советская Белоруссия № 231 (25113). Четверг, 1 декабря 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ГИЛЬ
Загрузка...