Тропами сталкеров

МАЛО какое место на земле породило столько легенд и слухов, как чернобыльская зона. Рассказы о монстрах-мутантах, щуках величиной с акулу, белых грибах в половину человеческого роста, радиоактивных продуктах смертельной опасности… Есть ли во всем этом хотя бы доля правды? Разобраться прямо на месте попытался специальный корреспондент «БН».

Корреспондент «БН» делится впечатлениями от поездки в зону отселения Чернобыльской АЭС.

МАЛО какое место на земле породило столько легенд и слухов, как чернобыльская зона. Рассказы о монстрах-мутантах, щуках величиной с акулу, белых грибах в половину человеческого роста, радиоактивных продуктах смертельной опасности… Есть ли во всем этом хотя бы доля правды? Разобраться прямо на месте попытался специальный корреспондент «БН».

Кто в лесу хозяин?

С фотохудожником, давним приятелем Анатолием Силиверстом, в зоне мы бывали неоднократно. Каждое посещение вызывает свои ассоциации. Даже короткая поездка позволяет задуматься о многом: о смысле бытия и непредсказуемости природы, о том мире, который совсем рядом с нами и одновременно очень далеко. В этот раз наш маршрут Хильчиха — Углы — Тихин — Дуброва — Ломачи — Довляды — Дерновичи Наровлянского района. Все деревни давно отселены, но далеко не пустынны, как казалось бы.

Лошади Пржевальского, медведи и южноевропейские тарантулы «приватизируют» 30-километровую зону. Эти редкие для Беларуси особи появились на территории Полесского радиационно-экологического заповедника в начале нынешнего столетия. Высокий уровень радиации для человека опасен, поэтому людей в 30-километровой зоне уже четверть века не сыщешь. А вот животные стали сюда подтягиваться со всех сторон.

Лошади Пржевальского проникли на территорию Беларуси с украинской стороны. Одна пара пришла на разведку, да и осталась здесь жить, наслаждаясь волей и простором. Уже 10 лошадей с жеребятами разгуливают по территории заповедника, сотрудники которого наблюдают за их жизнью в основном издали, да еще по следам. Кстати, дикое стадо научилось давать отпор своему противнику — медведю.

Косолапый впервые за лет 200 пожаловал на Гомельщину. Пять медведей обживают территорию. Год назад ученые Полесского заповедника неожиданно обнаружили в отселенной зоне южноевропейского тарантула. Барсуки в покинутых селах живут под печками, на чердаках гукают по ночам совы. По деревенским дорогам, которые сейчас редко видят человека, кочуют мощные зубры. В 1996 году завезли 16 особей, сейчас животных более 70-ти. Очень много волков. При проверке зданий нужно быть осторожным. Нередко их обживают дикие кабаны с детенышами. Им там теплее и уютнее, чем под открытым небом.

Более 100 обитателей флоры и фауны, «прописавшиеся» в белорусской и международной Красных книгах, демонстрируют полное безразличие к высоким дозам стронция, плутония и других вредоносных элементов. Для них главное — отсутствие человека. Вот и ломают головы ученые над этой загадкой.

Природа берет свое

За табличками радиационных «ромашек» и шлагбаумами КПП скрывался затерянный мир, в котором люди, казалось, были не обязательным приложением. Трава по грудь и заросшие частоколом осоки и луговых цветов берега Припяти. Зверье, рыба, птицы, воздух — вокруг безоговорочная победа природы над цивилизацией. Собственно, это стало самым очевидным и самым мощным последствием чернобыльской аварии. Уже летом 1986-го поля, огороды, клумбы стали зарастать сорняками. А к началу 90-х на бывших полях и пастбищах сформировалась естественная луговая растительность.

Но с этого же времени все луга — и вновь образовавшиеся, и ранее существовавшие — зарастают древесной порослью, прежде всего сосной и березой. Без человеческого ухода постепенно стали деградировать и монокультурные сосновые посадки: болезни и вредители нанесли им значительный урон. Участки, где сосны засохли или выпали, занимают характерные для Полесья лиственные породы.

Постепенная деградация мелиоративных систем и активная деятельность расплодившихся бобров вызывают заболачивание ряда территорий, в основном тех, которые ранее были осушены. В таких местах возникают ценные экосистемы, где в числе прочих растут редкие виды растений, в том числе и неповторимые орхидеи. В брошенных населенных пунктах также меняется состав растительности: все, что не смогло жить без человека, как говорят, выпало. Другие виды, которые люди постоянно сдерживали, вырвались на волю и сейчас активно разрушают созданную человеком искусственную среду.

Для животного мира уход человека сказался благотворно. Исчезли или сократили свою численность только те виды, которые зависели от людей, — грачи, белые аисты, домовые мыши, кошки, собаки.

Бобры, волки, лисы, барсуки, выдры, тетерева и многие другие достигли предельно высокой численности: их столько, сколько может прокормить данная территория. Просто уникальна фауна летучих мышей: гигантская вечерница, широкоушка, всего более 10 видов рукокрылых, причем все — из Красной книги. Прекращение рубки леса привело к обилию крупных дуплистых деревьев, служащих жильем для летучих мышей.

Рядом с деревней Довляды — небольшое озерцо. Забросили удочку на хлебный мякиш, и сразу поклевка — отменный карась. Но, как сказал наш сопровождающий Александр Бондарь, «он светится», поэтому аппетит сразу пропал.

Дозу, которая превышает годовой предел, можно легко получить за день, поев лесных ягод или грибов. В них содержание радионуклидов в 20—30 раз превышает предельно допустимые концентрации. Есть и «чемпионы по радиации»: например, радионуклиды в местной чернике превышают норму в 100 раз!

А сигнал ведь был!

На территории Полесского заповедника находятся 92 отселенные деревни Беларуси, в которых до аварии проживали 22 тысячи человек. Чтобы попасть на закрытую территорию, в администрации нужно выписать пропуск. Всего 11 контрольно-пропускных пунктов, через которые можно официально проехать в охраняемую зону. Они расположены в Наровлянском, Брагинском и Хойникском районах. Въезд в зону преграждает шлагбаум. Но это не останавливает любителей экстрима, рыбаков и просто браконьеров. В прошлом году было задержано более ста человек. Правда, таких любителей приключений становится все меньше — штрафы не каждому по кошельку.

Четвертый реактор, именуемый объектом «Укрытие», по-прежнему хранит в своем свинцово-железобетонном каркасе около 200 тонн ядерных материалов. Топливо частично перемешано с графитом и бетоном. Что с ними происходит, не знает никто. Монтировали его «дистанционно», плиты стыковывали с помощью роботов и вертолетов — отсюда и щели. Согласно некоторым данным, общая площадь зазоров и трещин превышает 200 квадратных метров. Саркофаг — покойник, который дышит смертью. Со смотровой вышки на нашей территории четвертый блок станции хорошо виден, но, к сожалению, фото не получилось, над объектом почти постоянно некая дымка.

Установка первых элементов конструкции нового саркофага над разрушенным четвертым энергоблоком Чернобыльской АЭС начнется нынешним летом. Уже подготовлены фундамент и необходимая инфраструктура для строительства. С помощью украинских друзей удалось посмотреть проект, который впечатляет. Это арка высотой 105 метров, длиной 150 метров и шириной 260 метров. После возведения она будет «надвинута» на четвертый блок ЧАЭС, над которым сейчас находится саркофаг.

Кстати, далеко не каждый знает, что авария на чернобыльской станции была здесь не первой. Еще 9 сентября 1982 года произошел инцидент, сопровождавшийся поступлением радиоактивных веществ в окружающую среду.

Авария была вызвана разрывом топливного канала реактора, что привело к разовому выбросу радиоактивности. В приземном слое атмосферы санитарно-защитной зоны ЧАЭС отмечалось повышенное содержание цезия. По официальным данным, авария 1982 года не оказала воздействия на окружающую среду. Повышенные уровни радиоактивного загрязнения окружающей среды были кратковременными. Так и замяли тот случай, который, возможно, был сигналом к крупнейшей техногенной катастрофе ХХ века.

Лещ за миллионы

В состав Полесского заповедника, уникального и единственного в своем роде, включено 216 тысяч гектаров территории, что по площади не уступает такому европейскому государству, как Люксембург.

Это особо охраняемая территория. Общая протяженность патрулируемых маршрутов составляет 1265 километров. Кроме суши, охрана осуществляется по реке Припять и ее протокам, которых здесь десятки, если не сотни.

Делаем привал на высоком берегу Припяти. От деревни Ломачи, которая когда-то здесь была, осталось несколько домов, печально смотрящих пустыми оконными проемами, да здание бывшего магазина.

Припять не спеша несет свои воды, а вдоль берега плещутся лещи — у них нерест. Количество браконьеров в это время резко увеличивается. Охранно-режимные мероприятия проводятся в тесном взаимодействии служб администрации зон отчуждения и отселения Министерства по чрезвычайным ситуациям, спецподразделений милиции всех трех районов, Государственной инспекции по охране животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь, Гомельской пограничной группы. Без «улова» они не остаются. На 30 миллионов рублей порыбачили двое мужчин из Мозыря. Вместе с почти сотней лещей у них обнаружены запрещенные снасти.

По словам наших сопровождающих, рыбалка или несанкционированная добыча зверя — это самые обычные причины, по которым нелегалы проникают на закрытую территорию. Рыба и зверь, как правило, добываются для продажи. Привлекают оставшиеся в выселенных деревнях и поселках материальные ценности, в частности, металл, который, конечно же, вывозить нельзя. Так, в марте при осмотре помещений неподалеку от бывшей животноводческой фермы в одной из отселенных деревень представители охраны заповедника обнаружили большое количество металла, разрезанного и приготовленного к вывозу.

Но, оказывается, есть еще одна, особая, категория нарушителей. Сталкеры, которые отправляются в зону, начитавшись увлекательных романов и наигравшись в компьютерные игры. Отправляются в поисках «мутантов» и, попросту говоря, острых ощущений.

Хотя мутантов здесь еще никто не встречал.

Александр ШЕВКО, «БН»

Фото Анатолия СИЛИВЕРСТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?