Тризны, Пацы и развод во имя веры

Иногда магнаты разводились ради карьеры

В прошлые века развод был делом сложным, а если касалось особ именитых — скандал на всю державу. Ведь причина должна была быть серьезной, частенько — неверность кого–то из супругов, которую надо было убедительно доказать. Представляете, какая замена сериалам для сплетников?


Но случались «роспусты», то бишь разводы, и по причинам идейным. Например, в начале XVII века кальвинист Станислав Кишка женился на Софье Констанции Зеновичевне, а когда спустя два года вместе с отцом перешел в католичество, разорвал брак. Ибо изъявил желание стать монахом. И не прогадал, добился должности епископа Жемайтского, прославился тем, что протестантские храмы делал костелами.

А в середине того же века почти в одно время разрушили свои браки брат и сестра, дети Адама Ивановича Тризны и Гальшки Друцкой–Горской. Криштоф Тризна в 1668 году развелся с женой Анной Ломской, а Теодора Софья Тризна в 1669 году дала развод мужу Николаю Стефану Пацу.

В истории обеих недружных пар прослеживаются любопытные параллели. Давайте вместе их проследим.

Иосиф Тризна.

Криштоф Пац.

Николай Стефан Пац.
Развод Николая Паца

Итак, Теодора Софья дает развод своему мужу, воеводе трокскому Николаю Пацу, только что ставшему воеводой виленским. Поскольку тот называет важную причину: как и упомянутый Станислав Кишка, хочет уйти в монахи. Пацы, как и Тризны, изначально были православными. Но Николай — истовый католик, как и его отец Стефан, внук православного воеводы менского Богдана Сапеги. Стефан среди прочего основал монастырь кармелиток, костелы Святого Иосифа и Святой Терезы в Вильно, а достраивал все сын.

Церковь Святого Духа и монастырь.
Обрисуем политическую ситуацию. Закончился Потоп, вторая, кровавая, часть Северной войны. Воевода трокский Николай принимал в ней непосредственное участие. Воевал, отказался подписать Кейданский договор между магнатами Великого Княжества Литовского и шведским королем — взамен за независимость княжества магнаты соглашались стать подданными шведского короля Карла Густава. Зато в списках боярина Семена Урусова среди шляхты Великого Княжества Литовского, присягнувшей русскому царю, Николай Пац значится в почетных первых рядах. Причем, как утверждают документы из «Крестоприводной книги Великого Княжества Литовского 1655 г.», «внесенные в список должностные лица и литовская шляхта приносили присягу на верность царю на Евангелии». Кстати, там же утверждается: «Отметим, что лица, занимавшие должности общелитовского значения, редко приносили присягу царю. В списке фигурирует только один сенатор, воевода Николай Стефан Пац с Ружанки».

Николай не прогадал, ибо «в декабре 1655 года по поручению царского правительства воевода Урусов дал охранную грамоту для Паца, владельца имения Рожанка, где гарантировал сохранение всех древних пацевских прав: «как было прежде при польском короле, и суд, и расправа меж всяких чинов людей имеет быть».

Эта привилегия, кстати, не помешала Николаю впоследствии быть в милости у польского монарха.

Итак, война окончена. Николаю сорок пять лет, детей от Теодоры нет. На польском троне — Ян Собеский. Наступает зенит славы Пацев. Старший брат Николая Криштоф Пац в 1668–м стал канцлером. Двоюродный брат Михаил Пац в 1663–м — великим гетманом литовским. Такой концентрации власти в руках одного рода, как пишут историки, еще не было, Пацы начинают соперничать со всемогущими Сапегами и Радзивиллами.

Самое время ввести в борьбу за высшую власть еще одного брата, Николая. В 1669 году Михаил Пац передал должность каштеляна виленского Завише. В 1670–м Завиша умирает, и должность достается Николаю Стефану. Но власть ему предписано завоевывать на религиозном поле. Наверное, на этот выбор повлияло и отсутствие детей в семье, что позволяло легче получить развод и духовное звание.

Так что Теодора Софья — помеха интересам всего рода. Тем более нашла сведения, что ее отец, Адам Иванович Тризна, в 1611 году вместе с братом Александром и Георгием Тышкевичем подписали акт, в котором объявили себя приверженцами православия. В родовом имении Голдово (ныне в Лидском районе), которое Адам Тризна выкупил у вдовы своего брата Александра, действовали основанный Тризнами православный мужской монастырь и православная церковь. Зачем будущему католическому деятелю такие родственные связи?

Развод Климентия Тризны

В то же время шурин Николая Сапеги Криштоф Тризна разводится с Анной Ломской. И по той же причине: хочет принять монашеский сан. Только не в католичестве, а в православии.

В исследовании Натальи Слиж «Шлюбныя i пазашлюбныя стасункi шляхты Вялiкага Княства Лiтоўскага ў XVI — XVII стст.» я нашла высказывание: «З прысягi Ганны Ломскай вынiкае, што яе шлюб з Крыштафам Трызнам не быў завершаны з прычыны iмпатэнцыi мужчыны (1668). Яна захавала цноту i пасля шлюбу. У вынiку яна атрымала развод i другi раз выйшла замуж за аршанскага земскага суддзю Геранiма Комара».

Как вы понимаете, свечку никто не держал. Могло ли быть так, что Криштоф не консумировал брак не из немощи, а из тех соображений, что собирался уйти на духовное поприще? Почему нет? Тризны — старинный род, из православных бояр Брянщины. У Криштофа в предках были известные церковные деятели, настоятельница Варваринского монастыря на Пинщине, например. А его родственник (по некоторым источникам — родной, по другим — двоюродный брат) Иосиф Тризна в 1647 году избран архимандритом Киево–Печерской лавры, правда, умер в 1656 году, до описываемых событий. Характерная черта эпохи: еще один брат архимандрита Иосифа (этот вроде точно двоюродный), Петр, воевода парнавский и староста бобруйский, перешел в католичество и ожесточенно боролся с православием.

Конфликты времени всегда проходят трещинами через семьи...

Кстати, хочу заметить, что почему–то распространяется ошибка, что не Криштоф, а Адам, его отец, после неудачного брака ушел в монастырь.

Еще один момент — имя, с которым этот Тризна вошел в историю. Криштоф, кстати, это Христофор. А в монашестве наш герой стал Климентием.

Голдово. Церковь на месте храма, основанного Тризнами.

Николай, епископ Виленский

Вернемся к Николаю Стефану. Сразу после развода он принимает духовное звание и начинает бороться за статус не более и не менее как виленского епископа. В этом ему помогает и старший брат, канцлер ВКЛ Криштоф Пац, и кузен, великий гетман Михаил Пац. И в 1671 году Николай получает сан. Но отношения с Виленским капитулом не складываются. Еще бы: никто не хочет еще большего возвышения Пацев, которые сейчас будут командовать и в духовной сфере. Тем более Николай еще недавно был светским человеком, а в его политической биографии, как мы помним, есть даже присяга русскому царю (хотя в то смутное время крест царю целовали шляхтичи всех конфессий). В общем, Папа Римский, настроенный врагами Пацев, отказывается утверждать его назначение.

Тем не менее Николай разворачивает бурную деятельность, строит костелы, ущемляет иноверцев, среди прочего передает калварийский монастырь прибывшим из Варшавы доминиканцам.

Утверждение его епископства пришло из Ватикана только в 1681 году.

Климентий, епископ Белорусский

А теперь вернемся ко второму разведенному. Итак, Криштоф, он же Христофор Тризна, становится Климентием. И тоже развивает бурную деятельность — но только подвизается в пользу православия. Чем вызывает недовольство и короля, и магнатов–католиков. В то время как виленский епископ Николай Пац строит костелы и приводит в Вильно монашеские ордена, Климентий возглавляет Виленское православное братство, становится настоятелем Виленского Свято–Духова собора. Его избирают на могилевскую епископскую кафедру. Как вы понимаете, для такого статуса человек должен был обладать харизмой, эрудицией, красноречием — и недюжинной смелостью, ибо религиозное противостояние обострилось. Король Ян III Собеский был весьма встревожен, что православным могилевским епископом будет человек столь активный и принципиальный. Есть версия, что в тот год, когда Климентия избрали, король подтвердил все давние привилегии города на проведение здесь ярмарок, чтобы задобрить нового епископа и склонить к переходу в униатство. Король уже провел тайные переговоры с двумя православными епископами, Львовским и Перемышльским, и те за определенные бонусы согласились присоединиться к унии. Но прошедший Люблинский сойм, где должны были объединиться униаты и православные ВКЛ, доказал, что Климентий позиций не сдает. Он чуть не сорвал съезд, православные участники отказались от унии. По инициативе Климентия Тризны «в Новом Дворе было устроено собрание делегатов западнорусских братств и монастырей во главе с уполномоченным депутатом от единственного тогда православного архипастыря в Польше Гедеона Святополк–Четвертинского, епископа Луцкого», на котором обсуждалось, как защищать свою веру. В результате король отказался дать Климентию Тризне привилей на Могилевско–Белорусскую епархию.

Как видите, и тут судьбы Тризны и Паца параллельны, только Николая Паца не утверждал в епископстве Папа Римский, а Тризну — король. Тем не менее Тризна оставался в звании «нареченного епископа Белорусского» до своей кончины в 1685 году.

Разведенные жены

Как мы уже знаем, бывшая жена Климентия Тризны вышла замуж за судью оршанского Геронима Комара. Я нашла сведения, что этот Комар в своем имении Жодишки построил костел. Упоминается он в документах в связи с судебным делом — в его имении Бобр произошло убийство, а также в связи со своей деятельностью посла Литвы в Москве. Во всяком случае, в «Записке стольника князь–Бориса Мышецкого и дьяка Протопопова о встрече посольской и о разговорах» упоминается, как в 1678 году Героним Комар жаловался во время приема царю на плохие дороги от Смоленска до Москвы и недостаточный «корм».

Что касается Теодоры Софии, то после смерти брата Климентия она стала владелицей имения Голдово. В подымном реестре 1690 г. упоминается «Teodora Zofia Tryznianka Pacowa, wojewodzina trocka». Но после 1690–го у Голдово новый владелец, волковысский стольник Владислав Тризна.

cultura@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...