Три адвокатских истории

Поучительные примеры из практики юриста Натальи Ольшевской

Поучительные примеры из повседневной практики заведующей Барановичской специализированной юридической консультацией Натальи ОЛЬШЕВСКОЙ

Осколок под глазным яблоком

Много лет назад командированные в Новогрудский район монтажники устанавливали в одном из жилых домов газовые колонки. При этом работали сразу в нескольких комнатах. Работа кипела вовсю, что выражалось и в приличном шумовом эффекте, и в изрядной дымовой завесе. Не сразу монтажники обратили внимание, что упал и потерял сознание молодой парень.

Очнулся Николай (назовем его так) уже в больнице. Он не многое мог сказать врачам. «Почувствовал удар и упал, потеряв при этом сознание», — таким коротким был его сказ об истории внезапного недуга. Скорей всего, воспользовавшись этим незнанием (по просьбе администрации монтажного управления или иной причине – гадать не будем), врачи скрыли от молодого монтажника причину, по которой он потерял сознание.

Николая вскоре после этого загадочного случая призвали на службу в армию. Отслужив срочную службу, он продолжал трудиться в другом городе, и было ему суждено судьбой снова не по своей воле попасть в переплет. А точнее, стать участником драки и получить в ходе нее черепно-мозговую травму.

Когда устанавливали этот диагноз, медики сделали снимок головы пациента, который показал, что под глазным яблоком Николая находится трехсантиметровый осколок гвоздя. За годы, прошедшие с тех пор, как инородное тело попало под глазное яблоко, этот осколок окостенел. Медики пришли к выводу, что его нельзя удалять.

Естественно, встал вопрос: как инородное тело попало под глаз? Скорее всего, высказал Николай свои предположения начинающему в то время адвокату Наталье Ольшевской, это случилось при выполнении монтажных работ в Новогрудском районе. Но сам Николай тогда с гвоздями не работал. И получалось, что несчастный случай произошел на производстве не по его вине. А так как здоровье Николая постоянно ухудшалось (его начали преследовать дикие головные боли), то за последствия несчастного случая должна была в соответствии с законом ответить администрация или иной виновник…

Взявшись за это почти безнадежное дело, когда с момента происшедших событий прошло уже около 25 лет, Наталья Ольшевская столкнулась с многими проблемами. Но прежде всего надо было найти конкретные подтверждения того, что несчастный случай действительно произошел при выполнении работ конкретной организацией в определенном месте. Ведь на бумаге он никак не был зафиксирован.

Как и следовало ожидать, представитель ответчика — монтажного управления — при рассмотрении иска в суде Барановичского района и г. Барановичи категорически отказывался признать факт несчастного случая на производстве до последнего, хотя, как оказалось впоследствии, один из представителей монтажного управления являлся непосредственным очевидцем этого несчастного случая. Еще при подготовке к ведению дела были опрошены многочисленные свидетели, со слов которых события произошедшего с Николаем несчастного случая были восстановлены, но этого было недостаточно в суде. Наталья Ольшевская, которая в судебном заседании выступала в качестве представителя пострадавшего, настояла на том, чтобы суд выехал в Новогрудский район, произвел осмотр места происшествия, где мог получить травму Николай. И это ходатайство судом было удовлетворено.

Адвокат вместе со своим клиентом, судья с секретарем судебного заседания, представитель ответчика и привлеченные по делу специалисты приехали на место. Нашли трехэтажный старый дом, где в свое время Николай получил травму. Насколько это было возможным по прошествии почти четверти века, истец воспроизвел расстановку людей при выполнении работы. Здесь, в этой комнате, трудился он, за стенкой – другие рабочие. Сняли газовую колонку и крепления, на которых она держалась, и определили, что в стене пробивалось одноразовое сквозное отверстие. Оно было сделано с помощью строительно-монтажного пистолета, определил суд, воспользовавшись помощью специалистов.

Благодаря стараниям адвоката были найдены документы, которые подтверждали, что работы на этом доме производило монтажное управление, к которому был предъявлен иск, что в числе других рабочих здесь трудился и Николай. Он, как выяснилось, случайно пострадал: коллега, чтобы пробить отверстие в стене, произвел выстрел из строительно-монтажного пистолета. При этом от монтажного гвоздя отлетел трехсантиметровый осколок и попал под глазное яблоко Николая.

Суд Барановичского района и г. Барановичи, установив давнишний факт несчастного случая на производстве, вынес решение о взыскании с монтажного управления в пользу Николая причитающейся ему выплаты как пострадавшему за предыдущие три года. Помимо этого, Николаю был увеличен размер пособия по инвалидности.

Главная задача пострадавшего заключалась не столько в том, чтобы получить выплаты, сколько восстановить справедливость, найти истину. Он очень был доволен таким итогом судебных слушаний, искренне благодарил своего адвоката Наталью Ольшевскую за оказанную ему помощь в безнадежном, как сам шутил, деле. Жаль только, что плодами выигранного иска он пользовался недолго. Вскоре после судебных слушаний Николай умер. О чем не без сожаления вспоминает Наталья Викторовна. Одно ее утешает: удалось помочь клиенту добиться, чтобы истина восторжествовала, а он сам не чувствовал себя обманутым и несчастным.

Квартира для крохи-сына

Еще две поучительные адвокатские истории из уст Натальи Ольшевской с ее комментариями:

— Этот случай из разряда болезненных уроков, которые преподносит нам жизнь.

Жила-была в собственной квартире молодая семья – муж, жена и ребенок. Все было замечательно, отношения между супругами были хорошими. Но вот молодые люди решили переехать в другой город, и глава семейства предложил квартиру, в которой они жили, подарить его маме. Как оказалось впоследствии, у мужа уже был свой план развода, однако на тот период времени он объяснил жене так: мы оба будем находиться в другом городе, и когда решим эту квартиру продавать, у нас будет меньше мороки с документами. Женщина согласилась.

Муж уехал, стал обустраиваться в новом городе и подыскивать, как он пояснял жене, новое жилье. Барановичскую квартиру, где на тот момент женщина проживала с несовершеннолетним сыном, спустя пару месяцев продали. Права собственности на эту квартиру она уже не имела, а ребенок был фактически зарегистрирован по другому адресу, поэтому никаких проблем с продажей не возникло.

Так как подходящее жилье в новом городе все еще не было найдено, мужчина предложил своей жене пожить некоторое время на съемной квартире в Барановичах, помог супруге перевезти вещи. Квартиру снял, деньги от проданного жилья забрал (для покупки нового), а через месяц женщина получила из суда исковое заявление о разводе!

Для нее это было как гром среди ясного неба. Представьте: без квартиры, без денег, с ребенком на руках. Выяснилось, что у супруга давно есть другая женщина, и бывшая жена с сыном в его новые жизненные планы никак не входили.

Молодой матери в этой ситуации ничего не оставалось, как обратиться за помощью в адвокатуру. Были предприняты меры к оспариванию договора дарения квартиры и договора о ее продаже. Основанием послужило то, что в проданной квартире проживал, при этом постоянно (несмотря на то что был зарегистрирован по другому адресу, по которому он никогда не проживал), несовершеннолетний ребенок и сделка была совершена без согласия органов опеки и попечительства.

Дело было трудным и неоднократно рассматривалось в суде. Сложность заключалась еще и в том, что были затронуты интересы не только бывших супругов и их ребенка, но и новых жильцов квартиры. В результате данные сделки были признаны недействительными, а с бывшего супруга взыскана госпошлина в значительном размере. Однако решение суда не пришлось исполнять, за исключением уплаты госпошлины в доход государства. Стороны в конечном итоге договорились: мужчина приобрел для своего сына (а соответственно, и бывшей супруги) новую квартиру.

Как делили загородный дом под Брестом

— Я всегда, — продолжает Наталья Викторовна, — являюсь сторонником мирного разрешения любых споров и в первую очередь семейных. Потому и активно участвую в медиации. Считаю, что делать доброе дело – это обратиться к участникам судебного процесса в самом его начале с вопросом: чего вы хотите — отстаивать свои убеждения в судебных заседаниях или решить вопрос во внесудебном порядке? А именно тот суд, который приведет стороны к мирному соглашению, считается всемогущим. Не зря так утверждал один из величайших философов средневековья Раби Моше бен Маймон.

Однажды ко мне обратилась семейная пара, находящаяся в стадии развода и переживающая острый конфликт. Причиной противоречия стал загородный дом, расположенный в пригороде Бреста. Этот дом супруги купили в первый год совместной жизни. Дом не был достроен, и молодожены активно включились в обустройство семейного «гнездышка». Пара не заинтересована была в продаже этого жилья и разделе полученной суммы. Дом приобретен в период брака, брачный договор между супругами заключен не был, в соответствии с законодательством Республики Беларусь каждый из них имел одинаковую часть в этом доме. Конкретно — 50 %.

Основной задачей процедуры медиации в данном случае стало бесконфликтное разрешение сложившейся ситуации, снижение травмирующих последствий как для детей, так и для самой супружеской пары, создание условий для сохранения будущих дружеских, партнерских отношений в разведенной семье.

Мною семейной паре было предложено сесть за стол переговоров, и они согласились. В результате совместных бесед с супругами выяснила истинные причины их нежелания расставаться с загородным домом. Оказалось, что главным желанием мужа являлось желание сохранить дом как символ семейного очага. У него глубокая эмоциональная связь с этим домом, так как именно здесь произошло много значимых и важных событий. Он бы желал остаться жить в этом доме, чтобы сюда могли приезжать его дети. Он опасался, что жена в случае развода продаст дом.

А супруга боялась остаться без средств к существованию и того, что не сможет обеспечить двоих несовершеннолетних детей. Имея собственную квартиру в Бресте, женщина предполагала сдавать этот дом в аренду и проживать в брестской квартире, а на деньги, вырученные от сдачи дома, дать детям хорошее образование и обеспечить им безбедное существование.

В результате стороны с помощью медиатора договорились о том, что муж остается жить в этом доме, при этом обеспечивает детям достойный уровень жизни до достижения ими совершеннолетия. Сумму содержания, которая устраивала супругу и избавляла ее от страхов, они также обговорили.

Поскольку в данном случае заключенное сторонами соглашение затронуло алиментные обязательства одного из супругов, то в соответствии со ст. 1031 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье данное соглашение было нотариально удостоверено.

Приведенный пример — один из многих, когда медиация позволяет сторонам спора найти взаимоприемлемое решение, поиск которого в ходе судебного разбирательства был бы более затруднен или невозможен совсем. Медиатор помогает эффективно разрешать подобные конфликты.

Для многих людей поход в суд – одно из самых утомительных и нервных мероприятий. Между тем есть множество способов уладить спор, в том числе воспользовавшись правовыми нормами в сфере гражданских, семейных, трудовых и других правоотношений, не доводя его до суда.

Именно из-за отсутствия или недостатка культуры общения, из-за недостатка правовой культуры и знаний права чаще всего возникают разногласия, которые приводят к конфликту между сторонами. И тогда стороны прибегают к кардинальному решению – обращаются в суд.

Однако судебные тяжбы длятся месяцами, а иногда и годами. Конфликтующие стороны несут большие потери, поскольку судебное разбирательство отнимает немало сил и средств. В результате каждая из сторон не столько выигрывает, сколько теряет, и прежде всего теряет время. Одни судебные иски влекут за собой другие – встречные. Затем стороны бросают все силы на обжалование судебных решений, что приводит к аресту имущества, к исполнительному производству и т.д., при этом каждая из сторон в любом случае несет убытки.

Как тут не вспомнить ироничное замечание французского писателя Виктора Гюго: «У меня было два неприятных столкновения с законом. В первом случае я проиграл, во втором – выиграл». Так вот одним из вариантов выхода из конфликта мирным путем может быть обращение к процедуре медиации.

Основная задача процедуры медиации – предоставить обществу альтернативную форму урегулирования конфликтов мирным путем, основанным на консенсусе и сотрудничестве, при участии независимого и беспристрастного медиатора. Однако ответственность за разрешение спора (конфликта) лежит на самих участниках, а медиатор лишь координирует их действия, грамотно подталкивая стороны к разрешению конфликта. В данном случае медиатор является миротворцем, его главная задача – обеспечить взаимопонимание между сторонами и помочь им прийти к согласию.

Дорого каждое дело

Адвокатом Наталья Ольшевская стала в 1998 г. А в 2007-м в Барановичах открылась специализированная юридическая консультация, которую Наталья Викторовна возглавила. Она немногочисленная. Вместе с Н. Ольшевской трудятся Лилия Дробыш, Елена Байтус (у них примерно одинаковый стаж адвокатской деятельности – около 10 лет) и Бронислава Дробенко, которая более 24 лет трудится адвокатом. Представители Барановичской специализированной юрконсультации представляют интересы сторон не только по хозяйственным, гражданским, но и другим спорам.

— Каждое дело, — признается Наталья Викторовна, — для меня дорого, потому что оно связано с конкретными человеческими судьбами. Особое удовлетворение испытываешь, когда интересы клиента соблюдены, когда он разрешает свои конфликты и уходит довольный. Тогда появляется вдохновение…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости