Трагедия в бронзе

Памятный мемориал  пограничникам  в  Гродно  Геннадия  Буралкина  и  Сталина  Федченко  развивает  лучшие  традиции  монументального  искусства. В этом году на соискание Государственной премии Беларуси в области искусства выдвинуты скульптор Геннадий Буралкин и архитектор Сталин Федченко, создавшие в Гродно мемориальный комплекс десяткам тысяч пограничников, которые в роковом 1941 году первыми приняли на себя удары гитлеровских полчищ. Созданный ими памятник не просто дань памяти героям. По сути, он стал сегодня переломным моментом в нашем отношении к предназначению монументального искусства, и прежде всего скульптуры.

Памятный  мемориал  пограничникам  в  Гродно  Геннадия  Буралкина  и  Сталина  Федченко  развивает  лучшие  традиции  монументального  искусства.

В этом году на соискание Государственной премии Беларуси в области искусства выдвинуты скульптор Геннадий Буралкин и архитектор Сталин Федченко, создавшие в Гродно мемориальный комплекс десяткам тысяч пограничников, которые в роковом 1941 году первыми приняли на себя удары гитлеровских полчищ. Созданный ими памятник не просто дань памяти героям. По сути, он стал сегодня переломным моментом в нашем отношении к предназначению монументального искусства, и прежде всего скульптуры.

Что греха таить, бытовавшая в этой области в 70—80-х годах гигантомания, по сути, подавляла человека, превращая его в песчинку, и менее всего соответствовала задачам заявленной советскими идеологами монументальной пропаганды. Разве созданные скромные,  чуть выше человеческого роста «Граждане Кале» Родена оказывают меньшее влияние на чувства и сознание людей, чем гигантские монстры, воздвигнутые в ряде городов и памятных мест Советского Союза?! Но отвергнув эту гигантоманию, мы ударились в другую крайность, когда скульптуру, как живопись, превратили в салонное «рукоделие», в изящные, а чаще всего претенциозные поделки. «Памятники безвкусию», возникающие по поводу и без повода, стали заполнять городские площади, скверы, улицы. Так в мужественном Санкт-Петербурге появились памятники остапам бендерам и чижикам-пыжикам, в Одессе – знаменитой воровке-карманнице Соньке Золотой Ручке, а в Нижнем Новгороде – чебурашке, которого, как недавно сообщила газета «Труд», тоже «совершенно неожиданно впутали в политику».

Не отвергая, а наоборот, только приветствуя настоящую парковую скульптуру
и создающих ее мастеров, таких, например, как минчане Владимир Жбанов, Олег Варвашеня  и другие, работы которых изрядно оживили и украсили улицы и скверы города, тем не менее в последнее время все острее чувствуется, что не только в Минске, но и других белорусских городах назрела необходимость появления серьезных современных монументальных ансамблей. К сожалению, созданная нашим замечательным скульптором лауреатом Ленинской премии Валентином Занковичем в белорусской столице 20-метровая колонна-постамент, увенчанная бронзовой фигурой и посвященная подвигу партизан в Великой Отечественной войне, в силу разных причин, в том числе и не зависящих от мастера, не стала в сознании горожан знаковым центром, преисполненным монументальной ясности, величия, глубокого философского смысла.

Но именно этого добились своей монументальной работой, установленной в Гродно, Буралкин и архитектор Федченко. Здесь есть все. Прежде всего широта замысла, т.е. то, чего изначально не хватает в работах многих современных скульпторов. Перед героями-пограничниками, созданными белорусскими мастерами, поистине трагический, еще известный с античных времен выбор – погибнуть, защищая свою землю, или струсить, бежать, спасая свои жизни. 15 пограничных столбов, олицетворяющих 15 союзных республик, полыхают в огне. Но группа пограничников плечом к плечу стоит до конца на защите своего Отечества. На плитах у подножия этого сурового и величественного монумента высечены наименования пограничных частей и подразделений, которые 22 июня 1941 года первыми приняли на себя удар жестоких захватчиков и обеспечили Великую Победу.

И последнее, что хотелось бы сказать об этой работе, выдвинутой на
Государственную премию. Выразительность и ясность ее творческого решения, где полностью отсутствует, казалось бы, неизбежная при воплощении такого сложного замысла «литературщина», свидетельство не только высокого мастерства создателей знакового ансамбля. Наши современники Буралкин и Федченко смело развили лучшие традиции белорусского монументального искусства, завоевавшего в свое время уважение и признание во всем мире.

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости