Торф на болоте или болото после торфа?

Академик Иван Лиштван оценивает его запасы в стране в 800 миллионов тонн. Почему же такой важный и полезный природный ресурс вместо использования служит предметом разногласий?

(Окончание. Начало в номере за 14 марта с. г.)

Болота — основа нашего биоразнообразия. Большая часть видов из Красной книги — особенно птицы и растения — обитают и произрастают на водно-болотных угодьях. Кстати, попали они в Красную книгу как раз после массового осушения болот. И большинству из них для существования жизнеспособной популяции нужны крупные болота. Одному беркуту нужно несколько тысяч гектаров. Поэтому любое осушение повлечет за собой исчезновение популяций.

У торфа много профессий

Но пока рано паниковать: принятие программы еще не говорит о том, что уже завтра она будет реализована. Чтобы начать разработку месторождения торфа, необходимо составить проект, который потом еще должен пройти экологическую экспертизу, быть одобренным в Академии наук и межведомственной комиссии при Минприроды. Но и тема эта должна быть на слуху.

В Академии наук Беларуси сейчас разрабатываются альтернативные пути использования торфа. При его промышленном использовании экономическая отдача намного выше, чем при традиционном сжигании. Цена одной тонны фрезерного торфа как топлива — 16 долларов. Если же из этой тонны производить кормовые добавки, торфовые мелиоранты и сорбенты — цена тонны полезного ископаемого увеличивается до 150—2000 долларов.

— Заказчики программы «Торф» — Минэнерго и Минсельхозпрод, — рассказал в беседе с корреспондентом «БН» заслуженный деятель науки и техники Беларуси, лауреат Государственной премии, главный научный сотрудник Института природопользования НАН Беларуси, академик Иван Лиштван. — Основные задания, предусматривающие оценку воздействия разработки торфяных месторождений на окружающую среду, выполняют организации НАН Беларуси, Белгосуниверситета, и оснований не доверять им я не вижу.

Чтобы завод работал долго и эффективно, его необходимо обеспечить сырьем на 20—30 лет вперед, а для этого нужны запасы торфа не менее 8 миллионов тонн. В настоящее время многие месторождения торфа уже разработаны и освобожденные площади переданы для заболачивания или использования в сельскохозяйственных целях. Для расширения объемов производства действующих предприятий необходимо расширение сырьевых баз.

Исследования ученых направлены на разработку мероприятий по выбору перспективных для комплексного использования торфяных месторождений, создание новой схемы распределения торфяных месторождений, выработку и внедрение ресурсосберегающей системы адаптированного сельскохозяйственного использования торфяных почвенных комплексов Белорусского Полесья. Большая часть заданий направлена на организацию производства высокоэффективных жидких комплексных микроудобрений на основе гуматов торфа, компостирования навоза с торфом и другими компонентами.

— Планируется разработка комплексных препаратов для защиты растений от болезней и стимуляции их роста, — продолжает академик. — Одно из направлений программы — исследования в области разработки эффективной схемы использования месторождений сапропеля и организация производств по его добыче.

Программой также предусмотрена организация новых альтернативных производств по глубокой переработке торфа с получением высокоэффективных жидких комплексных микроудобрений на основе гуматов торфа для внекорневой обработки растений, инкрустации семян и добавок к минеральным удобрениям, сапропелевых удобрений и кормовых добавок, гуматсодержащих биологически активных препаратов. Перспективными являются разработки эффективных мелиорантов для восстановления плодородия деградированных почв, повышения продуктивности легких почв, производства мелиоративно-удобрительных материалов на основе торфа и сапропеля для использования при озеленении и обустройстве территорий, нарушенных хозяйственной деятельностью.

Торфяные залежи часто подстилаются сапропелевыми отложениями. Они широко используются в медицине, а также в производстве высокоэффективных удобрений. Поэтому важно провести оценку запасов, дать обоснование состава необходимого оборудования и новых технологий разработки залежей. Выбор для разработки наиболее перспективных месторождений с запасами сапропеля высокого качества, применение ресурсосберегающих технологий добычи позволит снизить себестоимость выпускаемой продукции по сравнению с действующими предприятиями на 20—40 процентов. В результате ожидается значительное снижение цены сапропелевых удобрений.

Уже созданы белорусские жидкие гуминовые микроэлементные удобрения типа «Элегум». Два действующих в Беларуси цеха при полной загрузке могут удовлетворить потребность республики в таких удобрениях примерно на 10 процентов, поэтому ставится вопрос о строительстве новых цехов в каждой административной области. Белорусские гуминовые микроэлементные удобрения могут быть предметом экспорта, их конкурентоспособность на международном рынке вполне предсказуема, так как они дешевле импортных примерно на 20—30 процентов, а по качеству превосходят зарубежные аналоги.

Что можно произвести из 1 тонны фрезерного торфа

(по информации Института природопользования Национальной академии наук Беларуси):

Продукция

Масса (тонн)

Цена за тонну (долларов США)

Торф

1

16

Мелиоративно-удобрительные дисперсные материалы

0,5

235

Мелиоративно-удобрительные жидкие материалы

8

900

Жидкие гуминовые комплексные микроудобрения

4

800

Сорбенты и биосорбенты торфяные

0,7

1 200

Торфяной активированный уголь

0,1

2 400

Гуматсодержащая кормовая добавка

3,5

540

Гранулированные удобрения

3

120--200

Торфяные мелиоранты

1,07

110

 Споры разрешит… спутник

По словам академика Ивана Лиштвана, в республике могли бы добывать и 10 миллионов тонн торфа в год. И хотя бы на 7—8 процентов закрыть потребности в энергоносителях. Но некоторые специалисты почему-то считают, что местное ценное сырье почти выработано. Хотя это совсем не так. За годы работы отрасли добыто порядка миллиарда тонн, осталось еще несколько миллиардов. Другое дело, что часть этого ресурса малоэффективна и используется как сельхозугодья. Часть попала в пределы заповедников и иных особо охраняемых территорий. Но даже не трогая основные торфяные резервы, академик оценивает возможные извлекаемые запасы в 800 миллионов тонн. Надо иметь в виду еще и тот момент, что торф — возобновляемый ресурс. Он является ценным химико-технологическим сырьем. Из него можно получать удобрения, гуминовые препараты, биостимуляторы для растений, активированный уголь. Взять то же сельское хозяйство. Более чем в половине районов Беларуси — отрицательный баланс гумуса, а это показатель плодородия земель. Мы не пополняем этот запас, а берем и берем от земли, не вносим достаточно гумусосодержащих компонентов. Очевидно, что надо больше добывать торфа для сельского хозяйства, для внесения торфонавозных компостов в качестве органических удобрений.

Беларуси необходимо развивать топливно-энергетический комплекс. Однако если по таким экзотическим, по определению академика, видам энергоисточников, как энергия солнца, ветра, земли, гидроэнергетика, особых вопросов не возникает, то вокруг использования местных твердых горючих ископаемых (торф, бурый уголь, горючие сланцы) и биоресурсов разворачиваются различные, далеко не обоснованные, суждения, сетует ученый.

Он не понимает, почему торф, такой важный и полезный природный ресурс, лежит во многих местах неосвоенным. Ведь помимо энергетической ценности как топлива, «глубокая переработка этого ископаемого обеспечивает получение многих весьма дефицитных продуктов и материалов для сельского хозяйства, химической технологии, машиностроения, цементной промышленности, охраны окружающей среды, медицины».

— Все это предусмотрено в реализации госпрограммы «Торф», действующей до 2020 года. Конечно, государственные заказчики — министерства энергетики и сельского хозяйства и продовольствия — проявляют особую активность в использовании торфа как топлива и главного компонента при производстве органических и органо-минеральных удобрений. Сорбционные материалы из него нужны для многих отраслей производства и медицины. Однако мы еще не раскрыли способ их получения. Велика роль торфа и его реагентов также в дезактивации территорий, оборудования и радиоактивных отходов атомных электростанций, — перечисляет ученый.

Сейчас крайне необходимо использовать информацию белорусского спутника зондирования Земли, чтобы уточнить имеющиеся в стране запасы торфа, уверен Иван Лиштван. Более точные сведения о торфе необходимы как белорусским ученым, так и предприятиям.

Александр ШЕВКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?