Минск
+1 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Спасет ли увеличение государственного финансирования Национальную киностудию «Беларусьфильм»

Территория кино

Два года назад завершилась реконструкция «Беларусьфильма», этого события ждали в стране почти 10 лет. Планировалось, что модернизация выведет киностудию на принципиально новый уровень, ведь в оборот ввели все продвинутые достижения технической мысли. Чуда, увы, пока не случилось. О кризисе отечественного кино говорят уже не только зрители, но и сами кинематографисты. Каким путем идет отечественный кинопроцесс, нужен ли нам институт продюсерства и спасет ли увеличение государственного финансирования отрасль в целом? Об этом в конференц-зале издательского дома «Беларусь сегодня» рассуждают генеральный директор Национальной киностудии «Беларусьфильм» Владимир КАРАЧЕВСКИЙ, режиссер анимационного и игрового кино Елена ТУРОВА, режиссер, художественный руководитель Театра-студии киноактера Александр ЕФРЕМОВ, режиссер документального кино Виктор АСЛЮК и режиссер, сценарист, продюсер Александр ФРАНСКЕВИЧ-ЛАЙЕ. 

В роли Янки Купалы — латышский актер белорусского происхождения Николай Шестак.
Фото Степана Тюшкевича.

— Некоторые ваши коллеги утверждают, что сейчас на «Беларусьфильме» худшие за всю его историю времена… 

Александр Ефремов.
Александр Ефремов: Это их право. Мы думаем иначе. Но не согласиться с тем, что наш кинематограф переживает не лучший период, трудно, потому что так оно и есть. С развалом СССР развалилась и киностудия. И сейчас ее не спасет даже образование Союза. Но можно вывести ее на достойный уровень. А что для этого нужно? Работать. Мы сейчас наблюдаем огромное количество иждивенцев в любой сфере, люди думают, что кто-то придет и за них что-то сделает. Нет, никто не придет. Все зависит от нас самих. Об этом постоянно говорит и Президент: «Надо работать». Давным-давно пора начинать работать.

Я постоянно читаю интервью коллег — москвичей, питерцев — и у всех проблемы. Отсутствие сбалансированного производства, произвол продюсеров, которые заставляют делать то, что с точки зрения искусства и художественности вещи недопустимые… При этом даже в огромной России мало хорошего кино. Потому что нет государственной программы. У нас ситуация похожая. Режиссеры, актеры должны делать кино, чувствуя в этом потребность государства. Они хотят знать, что их труд важен, нужен и востребован. 

Виктор Аслюк: Есть еще одна проблема — малокартинье. Должно быть больше фильмов, особенно в игровом кино, по которым можно определить уровень кинематографа. Серьезный разговор пойдет только тогда, когда мы достигнем какого-то уровня количественного. Потому что один-два образца — это не показатель развития, это удача или неудача отдельного человека.

Александр Ефремов: А ради чего нужно это многокартинье? Не только же для того, чтобы повысить качество национального кинематографа. Здесь я вижу еще одну проблему — отсутствие нормальных сценариев на темы, которые отвечали бы современным реалиям. Искусство, к которому мы все имеем честь принадлежать, никогда не занималось фантомными болями. Оно всегда, за исключением модернистского направления, занималось вопросами того, чем живет человек и что его реально волнует. 

Виктор Аслюк: Но в первую очередь сейчас нужно говорить о том, как организовать работу киностудии так, чтобы это стало процессом. Какой есть выход? Увеличение финансирования в том числе. 

Владимир Карачевский.
Владимир Карачевский: А я по-чинов­ничьи задам встречный вопрос. В 2008 — 2010 гг. киностудия получала деньги в соответствии с тематическими планами. Штат был — тысяча человек, шесть съемочных групп на игровом кино. Оборудование одно из лучших на территории бывшего СССР. То есть была техника, деньги, люди. Но много ли появилось в тот период фильмов, о которых говорят белорусы? Так, может, стоит задать вопрос творцам: а где идеи фильмов? 

Александр Ефремов: То есть виноваты во всем творцы? 

Владимир Карачевский: Нет. Виктор говорит о том, что проблема в малом количестве картин, в деньгах. Окей, деньги есть. Но много ли у нас оригинальных идей? Я не творцов сейчас обвиняю. Я говорю о том, что это кризис, который существует везде. Все ищут оригинальные, невторичные идеи. В серьезных компаниях работает уже не один сценарист, а целые сценарные группы. 

Александр Ефремов: Значит, нужно обращаться к профессионалам. Но не 4 тысячи рублей предлагать им за сценарий. 

Владимир Карачевский: Насчет того, что нужно менять методологию расчета оплаты труда творческих людей, согласен. 

Александр Ефремов: Сейчас это выглядит так, как будто мы выпрашиваем себе зарплаты. Но я говорю лишь о том, что нужно, чтобы появилось достаточное количество квалифицированных людей, способных создавать хорошие сценарии. Где кукушки, которые пролетают над гнездом? Где «Баллада о солдате»? Чтобы писать сценарии такого уровня, нужны условия… А для этого нужно решить вопрос: нужен кинематограф государству или нет? Если строить государственную программу восстановления белорусского кинематографа, на это нужно потратить средства и время. 

Виктор Аслюк: …И не ждать результатов уже на следующий год.

Владимир Карачевский: Все те проблемы, о которых мы говорим, есть во всех странах бывшего Союза, где остались госкиностудии. В свое время эти киностудии работали на рынок, где зрителей было под 300 миллионов человек. Но после распада Союза все столкнулись с вопросом: а в состоянии ли каждое из этих государств содержать национальную киностудию? И оказалось, что к новым условиям рынка не готов никто. 

Елена Турова.
Елена Турова: Мне кажется, государству сегодня важно понять, насколько престижно иметь свою киностудию. Напрашивается аналогия со спортом. Наши спортсмены ведь не всегда приносят результат, верно? Тем не менее в развитие спорта вкладывают огромные деньги, деятельность в этой сфере всячески поощряется, людей заинтересовывают идти в спорт. А в искусство? Увы, но все меньше молодежи хочет посвятить себя этому делу. Мы вынуждены брать в академию искусств всех, кто приходит. Я, например, недавно выпускала группу из 5 человек. Слава богу, несколько пришли на студию. Но как потом, когда они отработают распределение, уговорить этих ребят остаться? Я не знаю. И это еще одна проблема: люди 5 лет учатся, затем 2 года работают, оперяются и летят дальше. Так мы постепенно теряем кадры, которых у нас и так единицы. 

Виктор Аслюк: Профессионалы формируются только в конкурентной среде. Так есть стимул придумывать и делать что-то новое. Если в вузах не будет десяти и более человек на место, как это было раньше, то в профессии появится огромное количество бездарных людей. Рядом обязательно должны быть люди, которые тебя в чем-то опережают, тогда будет мотивация работать. 

Елена Турова: Вопрос финансирования, кстати, поднимался нами в разные годы. Была надежда, что придут продюсеры и исправят ситуацию, но оказалось, что здесь тоже не все просто. Началось выламывание рук, участились ситуации, когда кино начинали перестраивать под себя. Параллельно выяснилось, что, помимо продюсеров, хорошо бы иметь еще и спонсоров.

Александр Ефремов: Все эти разговоры тянутся еще с 1990-х и больше похожи на сочувствие умирающему. Ситуация действительно радикальная. Вот как тащить киностудию, если она то чуть-чуть приподнимается, то снова падает?

Виктор Аслюк: Приведу пример соседней Украины. В 2010 году бюджет на украинское кино составил 800 тысяч долларов. Но затем в стране приняли программу, направленную на развитие национального кинематографа, и увеличили бюджет сначала до 10, затем до 20, а потом до 40 миллионов (!!!) долларов. До этого я много лет ездил по фестивалям и не видел там ни одного украинского фильма или режиссера. И вдруг за каких-то пять последних лет на фестивалях появилось множество картин из Украины: игровых, документальных. Потому что государством было принято решение делать свое визуальное лицо. Или еще пример — Польша. В 1990-е казалось, что польское кино умирает. Но творческие люди смогли собраться, организоваться (Евросоюз помог с финансированием) и начать снимать свое кино. При поддержке государства, конечно.
Сейчас на «Беларусьфильме» находятся в работе 6 игровых лент. Ближайшая премьера — национальный проект «Купала» о жизни и творчестве белорусского классика. Планируется, что предпоказ картины пройдет в День белорусского кино, 17 декабря, а выход фильма в прокат ожидается в 2020-м.
— А в этих странах разве сохранились национальные киностудии?

Владимир Карачевский: В этом-то и дело. Одесская киностудия давно нежизнеспособна. Студии имени Довженко тоже нет. В Польше национальная киностудия осталась только в Варшаве, но она больше используется как площадка для съемок. 

Виктор Аслюк: Правильно, у нас другая страна, другая специфика. И, учитывая эту специфику, нужно строить программу поддержки. Основной мой посыл заключается в том, что в этих странах государство поддерживает свое кино. И не требует от этой отрасли самоокупаемости. 

Владимир Карачевский: Вы правильно сказали: там не ждут, что будет большой возврат денег. Кино в этих странах — это действительно идеология и позиция государства. Деньги могут и должны возвращаться, когда есть большой рынок и индустрия. И я думаю, здесь нужно развести понятия «кино национальное» и «кино коммерческое». Мое мнение такое: нужно делать ставку на национальные проекты. Не клепать сериалы для российского рынка, а в первую очередь снимать кино для себя, своей страны. Нужно научиться говорить о себе — кто такие белорусы, найти свою оригинальность. Национальную идею, если хотите. 

Виктор Аслюк.
Виктор Аслюк: Белорусское кино, современное и снятое за последние 95 лет, — это как наш семейный альбом. И если государство, являющееся, если говорить образно, нашей семьей, дает деньги на семейный альбом и потом просит его продать, то оно должно понимать: в большинстве случаев его никто не купит. Этот альбом нужен только вам, вашей семье. В этом и заключается необходимость его создания: сохранять память, образы предков, народа. В том альбоме все мы, белорусы. И наш характер, и ментальность, и наши человеческие истории — то, что делает нас нами. Коммерческое кино останется в памяти на год-два, и это лучшие образцы, остальные пропадут в никуда. Это часто пустые фильмы. А фильмы непустые снимаются о том, о чем говорил Александр Ефремов: о нефантомных болях. О том, что нам сейчас действительно болит. И если государство будет поддерживать такое кино, многие вопросы уйдут. 

Владимир Карачевский: Согласен. Если государству нужна киностудия как бренд, наступило время менять условия существования и разделить понятия «собственное кинопроизводство» и «содержание кинофабрики». 

Александр Франскевич-Лайе.
Александр Франскевич-Лайе: Не­сколь­ко лет назад на одной из творческих встреч с Президентом я говорил о создании продюсерского центра при кино­студии. И задача такого центра организационная: собрать вместе все лучшие творческие единицы — а они у нас есть! — и начать создавать проекты, которыми мы будем гордиться. 

И если говорить о дополнительном финансировании государством, то только на языке обоснованных цифр. Необходимо все экономически подсчитать: что рентабельно, а что нет. Если нет, то выявить, что конкретно является причиной несостоятельности. Высчитать все негативные и позитивные стороны. Затем составить бизнес-план с реальными цифрами, прогнозами и аналитикой и представить госорганам на рассмотрение. 

Владимир Карачевский: Подводя итог, скажу так: государство о наших проблемах знает. Более того, уже готовятся предложения по изменению модели господдержки. Надеюсь, все наши пожелания будут учтены. И повторюсь: ставку нужно делать на национальное кино. Но если мы все же говорим о копродукции, то это должен быть выигрышный проект в плане нашего имиджа. Если говорим о коммерческом кино, то заниматься им можно и нужно только при наличии свободных денег и мощностей. Но в основе киностудии, уверен, должно остаться создание национального контента о себе и для себя. 

leonovich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...