«Тайцем» можешь ты не стать…

Михаил Степанов — о перспективах муай-тай, кикбоксинга и К-1

Михаил Степанов — об олимпийских перспективах зрелищной дисциплины, отыскавшемся отце и жареной саранче со вкусом соленых семечек

Достижения нашей страны в муай-тай, кикбоксинге и К-1 хорошо известны. Но только в нынешнем году она стала центром притяжения поклонников боевых искусств. Свидетельство тому — прошедшие международные супертурниры: один — в Гродно, два – в Минске. К тому же недавно на II Всемирных играх боевых искусств в Пекине муай-тай стал одним из трех кандидатов на включение в программу летних Олимпиад. С наиболее ярких впечатлений от событий в Поднебесной и начал беседу с корреспондентом «Р» главный тренер национальной сборной по восточным единоборствам, заслуженный тренер Беларуси и арбитр международной категории Михаил СТЕПАНОВ (на снимке):

— Прием, оказанный хозяевами Игр представителям 204 стран, выступавшим в 13 дисциплинах, наверное, был не менее теплым, чем оказанный олимпийцам двумя годами ранее, — рассказывает Михаил Николаевич. — Всем атлетам, тренерам и судьям были презентованы парадные костюмы, а первым участникам — еще и спортивные. Каждая дисциплина имела свои внешние отличия, но особенно, конечно, впечатляла своей статью компания «тайцев», состязания которых, к слову, собирали наибольшее количество болельщиков. Приятным откровением и намеком на перспективу стали буклеты с составами сборных, в которых над головами мастеров таиландского бокса красовались не привычные глазу священные повязки (монконг), а разноцветные олимпийские кольца. Пятеро белорусов удостоились в Пекине бронзовой и золотой медалей, а наш чемпион Денис Гончаренок был признан лучшим бойцом турнира.

— Какие факторы говорят в пользу и против олимпийского признания муай-тай в споре с ушу-саньда и карате?

— Он превосходит их по географии, массовости, зрелищности и телегеничности. В этом древнем, насчитывающем более 2 тысяч лет боевом искусстве используется весьма эффективная техника нанесения ударов ногами, руками, локтями и коленями. Неудивительно, что его также именуют «поединком восьми конечностей». Отличают муай-тай от оппонентов более акцентированные и восприимчивые для подсчета судей удары и отсутствие формальных комплексов (ката). В Таиланде этот вид спорта и одновременно физкультура – религия и огромная индустрия, в которую фактически вовлечено все население. Только профессиональных файтеров здесь около 100 тысяч, действуют свыше 2 тысяч клубов и подготовительных лагерей. Семикратный чемпион мира по фул-контакту и известный актер Чак Норрис назвал муай-тай «спортом ХХI века». Уже не одно десятилетие организуются первенства планеты, в которых, как правило, участвуют более 100 стран. А минус таиландского бокса — в разобщенности любительских и профессиональных международных федераций. Хотя ИФМА, самая престижная версия любительского муай-тай, уже признана МОКом.

— Каким потенциалом сегодня обладает этот вид спорта в Беларуси и что является главным тормозом в его развитии?

— По всем регионам уже функционируют около 50 клубов, в которых занимаются муай-тай, кикбоксингом и К-1 более 6 тысяч человек. В 13 спортшколах страны открыты их отделения, БГУФК уже не один год готовит тренеров. Но хотелось бы большего или хотя бы сохранить то, что имеем. Минспорта, финансирующее нашу любительскую федерацию и национальную сборную, выказывает намерение сократить их и без того скромный бюджет. Из-за постоянного дефицита средств мы вынуждены урезать свое представительство на международных турнирах, а то и вовсе их пропускать. Собственные сбережения тренеров, атлетов и их родителей и отчасти деньги спонсоров выручают лишь эпизодически. Хотя популярность этих единоборств неизменно растет. Кстати, недавно произошли примечательные события у двух самых знаменитых столичных клубов — «Кик Файтера» и «Чинука». Первый сменил подвальную прописку на шикарный зал «Минск-Арены», а второй лишился своего постоянного места пребывания даже в полуподвале. Эти факты красноречиво свидетельствуют и о надеждах, и одновременно о тревогах, неопределенности в дальнейшем становлении этих престижных боевых искусств в нашей стране.

— В чем же тогда секрет высочайших и постоянных достижений ее бойцов на международной арене, если во многом они держатся на энтузиастах и фанатах своего дела?

— Ответ прост. Белорусы не пошли по стопам законодателей, как это сделали многие страны, в том числе Россия и Украина, а создали свою школу, впитавшую все лучшее, что имеют многие виды спорта, а не только таиландский бокс. Мы не стреножили инициативу и творческий подход наших наставников. И каждый состоявшийся клуб имеет свое видение, подходы и наработки — одним словом, лицо, будь то школа Котельникова, Гридина, Пясецкого, Степанова, Рачкова, Хоменка, Селедевского или Булата. Немалую лепту вносит в наше развитие и квалифицированный судейский корпус, которым «верховодит» Анатолий Кемен. Отсюда и весомый результат. Ноу-хау Беларуси в муай-тай признано всем миром, и уже к нам приезжают на сборы и в лагеря зарубежные атлеты и их наставники.

— Какую роль в этом процессе сыграл председатель федерации Валерий Гайдукевич?

— Нам здорово повезло, что в 2003 году ее возглавил Валерий Владимирович. Не свадебный, а настоящий генерал, душой и сердцем переживающий за дело и помогающий решать проблемы. С приходом Гайдукевича федерация обрела четкую организацию и строгую дисциплину. Каждый занимается и отвечает за свой участок работы. И, как следствие, пришел стабильный результат. Три последних года наша национальная сборная становится победителем командного зачета на чемпионатах мира и Европы.

— Мастера боевых искусств востребованы в кинематографе и, чего греха таить, в криминальной сфере…

— К сожалению, таковы издержки спортивной жизни. Хотя оступиться может каждый, вне зависимости от профессии и увлечений. Лично я стараюсь курировать своих учеников и в повседневной жизни. Одним нравится, и они остаются на тренерском поприще, другие становятся бизнесменами, медиками, инженерами. Помогаю им трудоустроиться и самореализоваться. Время 80-х и 90-х, когда молодежь, только освоившая азы муай-тай или карате, разводила пальцы, безвозвратно кануло в Лету. В восточные единоборства пришел истинный профессионализм, да и сами дисциплины изначально предполагают соблюдение кодекса чести и поведения. Духовное развитие человека – глубинный смысл любого боевого искусства. Поэтому и говорю своим питомцам: «Тайцем» можешь ты не стать, но человеком обязан». Не скрою, среди знакомых есть несколько бывших атлетов, уже отбывших срок наказания и еще находящихся в местах не столь отдаленных. Помогаем, как можем, и тем и другим найти точки опоры. Тюрьма — суровая школа жизни, но лучше ее проходить заочно. Корпоративность, взаимовыручка да и просто человечность свойственны и спортсменам. Для публики на ринге они могут быть непримиримыми врагами, а после боя — закадычными друзьями. Кстати, именно благодаря коллегам из федерации Азербайджана нашел своего отца. Он развелся с мамой, когда мне было всего три годика, и уехал в Баку. Обмолвился об этом в общении с ними, и через две недели мне позвонили: «Здравствуй, сынок…» Недавно, 40 лет спустя, встретился с папой.

— А как воспринимают в семье вашу «пробивную» профессию? Ведь белорусский главный тренер, в отличие от иностранных коллег, должен быть и «жнецом, и швецом»?

— Когда в 2005 году мне доверили национальную команду, вообще отошел от семьи. Были трения, и немалые, с супругой Еленой. Все свободное время уходило на сборников, подготовку к состязаниям и т.д. Со временем Лена свыклась, когда увидела плоды моей деятельности, а возможно, и поняла, что на этой работе нельзя «гореть вполнакала». Наша дочка Валерия, к слову, в этом году поступила в БГУФК на факультет менеджмента туризма. Так что спортивного полку у нас прибыло.

— Доводилось ли вам использовать свой авторитет да и неуемную энергетику в решении личных проблем?

— Жизнь такая штука: если будешь ждать манны небесной, останешься у разбитого корыта. Но своим служебным положением никогда не злоупотребляю. С коллегами нос не задираю, с атлетами стремлюсь придерживаться золотой серединки – между кнутом и пряником.

— Какого, любопытно, рациона придерживается ваша команда на турнирах в Таиланде, Китае, Корее и Японии? Есть ли у вас собственные гастрономические предпочтения в их экзотических блюдах?

— В такие дальние поездки, с учетом нашей финансовой состоятельности, всегда берем с собой НЗ. В него, как правило, входит главный энергетический продукт – сало, а также сухая колбаса, соленые огурчики, грибочки. В общем, затариваемся по полной, кто во что горазд. Острая и перченая азиатская пища для европейских желудков непривычна и чревата. Правда, бывают и приятные исключения в виде шведского стола и большого выбора разных блюд. Тогда налегаем на дары моря – рыбу, королевские креветки, кальмаров и осьминогов. Бесподобны, конечно, у азиатов их соусы и зелень. Попробовал из интереса жареную саранчу и тараканов. Так себе, чем-то напоминают наши соленые семечки.

— И последний вопрос. Как поставить на лучшую основу такой суперпрестижный ныне вид единоборства, как К-1?

— Выход здесь в большей организации числа турниров, а также в его популяризации. Этой весной в Минске был проведен второй значимый для Беларуси международный турнир К-1 «World MAX-2010» с участием восьми сильнейших бойцов Европы. Победителем его стал наш Виталий Гурков. Столичный Дворец спорта был переполнен. Зрительский спрос на эту дисциплину есть, значит, нужно работать и на его предложение.

Фото: Константин БЕЛОУС

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...