Тайна «Адмирала Нахимова» покоится вместе с ним в морских глубинах

Настоящая причина катастрофы, унесшей 30 лет назад около полутысячи жизней, до сих пор остается загадкой

Настоящая причина катастрофы, унесшей 30 лет назад около полутысячи жизней, до сих пор остается загадкой


ПОЗДНО вечером 31 августа 1986 года  советский пароход «Адмирал Нахимов» вышел в свой очередной рейс из Новороссийска. Тысяча туристов на борту в ожидании утреннего Сочи беззаботно пили в барах дефицитный коньяк, танцевали на дискотеке под свежий хит «Луна, луна» Софии Ротару, готовились в каютах ко сну. Спустя всего час в правый борт «Нахимова» вошел своим носом сухогруз «Петр Васев». Практически распотрошенный лайнер ушел на дно всего за восемь минут, убив при этом 423 человека.




Точно по расписанию


Ежегодный оплачиваемый отпуск был одним из неотъемлемых, самых ценных прав советского человека, гарантированных ему Конституцией. Его с нетерпением ждали, к нему тщательно готовились, на него круглый год копили. Наконец, яростно боролись за то, чтобы уйти в него именно в летние месяцы. Дача считалась уделом пенсионеров, а каждый уважающий себя инженер или рабочий обязательно должен был раз в год съездить с семьей к морю. Самым престижным видом морского отдыха был заграничный круиз, воспетый в незабвенной комедии Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука». При этом попасть на теплоходе в Стамбул, город контрастов, как старшему экономисту «Гипрорыбы» Горбункову С. С., было чрезвычайно сложно, практически невозможно. Счастливчик как минимум должен был быть передовиком производства со связями в профсоюзных организациях, а лучше входить в круг советской элиты — культурной, интеллектуальной, военной или номенклатурной.

Более доступными были внутрисоюзные круизы. Например, популярная Крымско-Кавказская линия, на которой и работал «Адмирал Нахимов». Два рейса в месяц, которые начинались и заканчивались в Одессе. По пути пароход делал остановки на крупнейших черноморских курортах СССР: в Ялте, Новороссийске, Сочи и Батуми. Стоимость недельного круиза начиналась от 150 рублей, в зависимости от класса каюты, — средняя месячная зарплата квалифицированного рабочего или инженера

«Адмирал Нахимов» был ветераном Крымско-Кавказской линии, работал на ней с 1957 года — почти 30 лет. Корабль построили еще в 1925-м в Германии, и первые десять с лишним лет своей жизни он под названием «Берлин» курсировал на престижных трансатлантических рейсах, связывая Бремерхафен и Нью-Йорк. 

Во Вторую мировую «Берлин» переоборудовали под госпитальное судно. Им он и прошел всю войну, пока не затонул в январе 1945 года на Балтике недалеко от Штеттина, подорвавшись на собственной — германской — мине. Его подняли с 18-метровой глубины и после капитального ремонта в ГДР вернули в состав пассажирского флота. Только, конечно, уже не немецкого, а советского. «Берлин» был переименован в «Адмирала Нахимова», став частью военных репараций. Но почти за 30 лет активной эксплуатации «Адмирал Нахимов» изрядно истрепался и в конце 1986 года его собирались списать. 29 августа корабль отправлялся в очередной рейс, который должен был стать одним из последних. А стал последним.

В порт Новороссийска пароход прибыл точно по расписанию 31 августа в 14.00 и, естественно, сразу опустел. Пассажиры воспользовались восьмичасовой стоянкой, чтобы искупаться в море, погулять по городу, осмотреть достопримечательности, главной из которых была воспетая дорогим Леонидом Ильичом Малая Земля. К 22.00 практически все пассажиры вновь были на борту. Практически, но не все. «Адмирал Нахимов» отправился в свой последний путь с 10-минутным опозданием. Почти 1250 человек на борту ожидали важного гостя, задержавшегося в Новороссийске. Это был начальник КГБ по Одесской области генерал-майор Алексей Крикунов с семьей. Если бы не это вынужденное опоздание, никакой бы трагедии всего час спустя не произошло. 

Пока «Адмирал Нахимов» неспешно шел к выходу из Цемесской бухты, с противоположной стороны к ней приближался еще один крупный корабль — сухогруз «Петр Васев», битком набитый ценнейшим грузом, купленным за такую редкую в Советском Союзе свободно конвертируемую валюту. Он вез почти 30 тысяч тонн канадского ячменя. Ширина входа в бухту 9 километров, здесь и предстояло разминуться всего двум судам — задача, с которой справился бы любой опытный моряк. Что же произошло на самом деле, остается загадкой, и «СГ» опирается только на известные и открытые для широких масс материалы.

Капитан «Адмирала Нахимова» Вадим Марков к тому времени мостик покинул. Но он успел договориться со своим коллегой с «Петра Васева» Виктором Ткаченко, что сухогруз пропустит пассажирский лайнер. Ткаченко включил новейшую японскую систему автоматизированной радиолокационной прокладки курса и всецело на нее положился.

Плавали вверх ногами


Обе команды торопились. Марков на «Нахимове» хотел сэкономить топливо и именно поэтому попросил срезать поворот на Сочи и пропустить его на выход первым, Ткаченко на «Васеве» думал, как бы побыстрее стать к причалу под разгрузку. За иллюминатором был последний день месяца, а значит, итоговые цифры для отчетности руководству были особенно важны. Увеличив скорость до 10 узлов, капитан Марков ушел с мостика, оставив управление второму помощнику Чудновскому. 



На «Нахимове» звучала музыка, кто-то праздновал День шахтера, в кинозале начинался фильм «Я любил вас больше жизни», а в клубе — дискотека. «Васев» шел прямо на него. Построенный в Японии всего за пять лет до катастрофы, корабль ниже ватерлинии имел бульб — выступающую часть носа. В 23.12 этот бульб как ножом вспорол обшивку «Адмирала Нахимова» и обрек на гибель пароход и его пассажиров. В корпусе «Нахимова» ниже ватерлинии образовалась огромная дыра площадью 80 квадратных метров.

Вдобавок на пароходе из-за давних проблем с вентиляцией, особенно актуальных жарким летом, были открыты практически все иллюминаторы и герметичные двери между отсеками. Корабль практически сразу стал заваливаться на правый бок, основное освещение погасло, аварийное проработало всего две минуты, но и это спасло многие жизни. Погибли в основном те, кто в момент столкновения находился на нижних палубах. Выбраться оттуда в условиях быстро увеличивающегося крена и начавшегося на борту хаоса было просто невозможно. Среди погибших Крикунов с семьей, добровольно ушедший с мостика в свою каюту и запершийся там Александр Чудновский, непосредственно управлявший лайнером в момент катастрофы. Всего погибло 423 человека. Среди них 359 пассажиров, в том числе и три белоруса, 23 ребенка до 16 лет.

Спастись с тонущего судна удалось примерно тысяче человек. Для остальных «Адмирал Нахимов» стал громадной стальной могилой. Однако и выбравшиеся были еще далеки от безопасности, хотя Черное море летом достаточно теплое, рядом – берег, порт, откуда придет помощь. Но это время нужно еще суметь продержаться на воде, а спасательные жилеты были далеко не у всех. Да и пользоваться ими нужно уметь: по словам очевидцев, в море на месте трагедии выловили немало трупов, плававших… вверх ногами. Эти люди надели спасательные жилеты так, что те «вытаскивали» на поверхность нижнюю часть тела и, вместо того чтобы спасать, топили своих обладателей.

Предчувствие примадонны


Интересно, что роковым рейсом должна была плыть  еще совсем юная дочь Аллы Пугачевой Кристина Орбакайте с тогда еще малоизвестным Борисом Моисеевым. Но Пугачева категорически запретила им подниматься на борт лайнера. И как выяснилось, правильно сделала. И вообще, ходит немало легенд о том, что «женщина, которая поет» может заглядывать в будущее. Незадолго до катастрофы парохода знаменитую певицу охватило странное предчувствие. Поэтому, когда Моисеев спросил у нее разрешения прокатиться на лайнере, Пугачева сказала свое твердое «нет». Через сутки корабль ушел на дно.

Первый исполнитель легендарной песни «День Победы» и гимна «Олимпиады-80» Лев Лещенко на отплывавшем из Новороссийска пароходе должен был добираться до места проведения своего очередного концерта. Но в самый последний день у него возникли неотложные дела и на борт лайнера звезда эстрады так и не попал.

Виновными в аварии объявили обоих капитанов и второго помощника Чудновского. Последний сам вынес себе приговор, оставшись на тонущем судне. Капитаны получили каждый по 15 лет, но были помилованы в 1992 году.

Судьба каждого из них в дальнейшем сложилась трагически. Вадим Марков с «Адмирала Нахимова» умер от рака в 2007-м. Виктор Ткаченко не мог найти работу в Новороссийске и эмигрировал в Израиль. В 2003-м яхта под его командованием потерпела крушение у берегов канадского Ньюфаундленда — погибли все находившиеся на борту, в том числе и бывший капитан злополучного сухогруза.

А пароход «Адмирал Нахимов» до сих пор лежит на глубине 47 метров в Цемесской бухте. В районе радиусом 500 метров постановка на якорь, погружения водолазов и подводных аппаратов запрещены. Теплоход «Петр Васев» был несколько раз переименован, а в 2012 году списан и разделан на металлолом в далекой Бангладеш.

Александр ШЕВКО, «СГ» по материалам интернет-ресурсов
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?