Нужен ли выпускникам школ «отпускной год» перед поступлением, как в других странах?

Тайм–аут для абитуриента: новый шанс или дорогой отпуск?

Любопытное предложение прозвучало на днях в России — предоставлять выпускникам школ так называемый gap year, то есть год без учебы. Идея проста: после 11–го класса можно не сразу отправляться за парту университетской аудитории, а примерить на себя роль волонтера какой–либо организации или стажера в сфере, с которой хотел бы связать профессиональную жизнь. А как бы у нас отреагировали на подобный подход, популярный в развитых странах?

Спешить ли выпускнику стать студентом?

Говорят, традицию «свободного года» заложили в англоязычном мире юные джентльмены, которые были просто обязаны отправляться в зарубежные поездки для расширения кругозора и приобретения деловых контактов. В современных реалиях вчерашний школьник может попробовать себя как курьер крупной компании в сфере, где мечтает работать, или как волонтер, опять–таки по выбранному на будущее направлению. О подобном перерыве на год в западных университетах обычно говорят так: если после получения аттестата четко понимаешь, чем хочешь дальше заниматься, время терять не стоит. Проще говоря, смело после школы поступай в выбранный университет или колледж и грызи гранит науки. Другое дело, если есть какие–то сомнения: в таком случае, чтобы не пополнить ряды разочарованных в своем выборе студентов, пауза может быть кстати. Получаем простую формулу: лучше потратить год, чем потом быть в поисках всю жизнь. Лидеры в мировом образовании вроде Гарварда только приветствуют, если абитуриент до поступления окунется на годик в реальную жизнь и осознанно подойдет к профессиональному выбору, а достижения этого года считают весомым плюсом в резюме.

— Это не бесполезный год, а шанс оценить свои возможности и посмотреть, что может предложить тебе мир и чего хочешь ты. И исходя из этого решить, чем в итоге заниматься, — комментирует суть gap year Виктория Терешонок, менеджер проектов международного общественного объединения «Образование без границ». — С 2009 года я участвую в программах международных волонтерских обменов. И как–то познакомилась с девушкой из Турции, семья которой недавно переехала в Германию. У нее предсказуемо были проблемы с немецким языком, поэтому боялась поступать, боялась, что не применит себя ни в одной специальности. В итоге поехала на волонтерский год в другую страну и поняла, что главное — желание что–то делать, а язык можно наверстать. Еще один пример — мальчик–немец, который подрабатывал по вечерам диджеем, думал только про заработки и обороты денег. Но когда отволонтерил в Африке, осознал: это все мишура, на самом деле в мире много серьезных проблем, которые важнее того, под что будут танцевать красиво одетые девочки и мальчики. Он открыл свою маленькую организацию, которая помогает беженцам, и всю энергию направил туда. И думаю, сейчас след, который он оставит после себя, будет куда мощнее, чем если бы он миксовал музычку в ночных клубах.

Виктория подтверждает: после такого года в поиске у молодых людей не просто расширялся кругозор, но и пропадала неуверенность в себе, размытые представления о том, кем они будут. Как это применимо в наших реалиях? Отвечая на вопрос, в вузах подчеркивают: увы, многие первокурсники оказываются не готовы к профессии, которую вроде бы пришли изучать. Не всегда панацея и профильные классы, где по полочкам раскладывают нюансы той или иной трудовой сферы, ведь теория часто оказывается далекой от практики. Хотя профориентация в классах, заточенных на знакомство с определенной профессией, и правда здорово помогает определиться с выбором, по–прежнему одиннадцатиклассники часто не знают, куда же поступать. Проблема еще и в том, что вместо поддержки, мол, это нормально — в 17 лет искать себя, на тебя тут же навешивают ярлык неудачника. В результате, считает Виктория, мы имеем после вуза немало людей, которые или не тянут свою работу, или не любят ее:

— Когда я говорю, что мне нравится моя работа, на меня смотрят как на инопланетянку. А ведь это должно быть нормой!

Романия Скоморошко, заместитель генерального секретаря Белорусского Общества Красного Креста, идею «года добра и самоопределения» тоже считает отличной инициативой, но только в том случае, если к ее реализации будут готовы сами молодые люди, то есть у них появится желание заниматься волонтерской деятельностью. А также государство, которое укрепит статус волонтера на законодательном уровне. Готовы должны быть и общественные и социальные организации, которым нужно координировать работу добровольных помощников и поддерживать их идеи в решении всевозможных проблем. А вообще, по мнению Романии, мера «отпускной год для всех» — вряд ли оптимальное решение для развития волонтерства:

— Желание безвозмездно помогать — это прежде всего личное желание человека. Очевидно, что если парень или девушка в течение 17 лет ни разу не принимали участие в благотворительной деятельности, год после школы не станет для них в этом плане исключением. Кроме того, как показала практика, использование административного рычага для вовлечения в волонтерство малоэффективно. Человек должен не отбывать, а быть волонтером. Сегодня на первое место необходимо ставить индивидуальность каждого. И прежде чем предлагать ту или иную работу добровольцу, спрашивать: «Почему вы решили волонтерить? Что вы умеете? Что хотите делать или реализовать?» Это грамотно не только с точки зрения менеджмента, но и для организации процесса в целом: будут правильно использованы компетенции, человек станет развивать свой потенциал и, следовательно, получит удовлетворение от проделанной работы, увидит результат.

Есть в таком «учебном тайм–ауте» и другие минусы. Скажем, за год абитуриент может и вовсе потерять желание продолжить обучение или по каким–то причинам отодвинуть его еще на более поздний срок. Например, из–за ухода в армию или создания семьи. Скептически настроены здесь школьные педагоги. «Я — за непрерывность образования. Через год эти дети забудут все, и им будет трудно учиться», — убежден Анатолий Сафонов, учитель математики и информатики жлобинской СШ № 10. И конечно же, еще один важный аспект — материальный: неадекватная оценка своих возможностей может привести к тому, что год перерыва превратится в просто дорогой отпуск.

pasiyak@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК