Там, где цвела сирень

Возрождение Свято-Елисеевского Лавришевского монастыря, о котором сегодня знают и в Беларуси, и за ее пределами, началось с труда всего двух человек

ЭТОТ уголок Новогрудчины называют Валаамом Белой Руси. Обитель находится словно на острове, окруженная болотами и лесами, озерами и рекой. На живописном берегу Немана она возникла еще в XIII веке и была центром летописания на белорусских землях. Не раз от знаменитого монастыря оставались лишь воспоминания, но снова и снова он чудом возрождался. Последнее восстановление начиналось так: в 2001 году на  забытом, казалось, острове поселились два человека — иеромонах и послушник… 

У МЕНЯ, уроженки Новогрудка, этот уголок давно занял особое место в сердце. Довелось побывать здесь несколько раз, и всегда радовалась зримым переменам. Монастырь жил, рос, отстраивался и притягивал паломников. Однако больше всего еще с первого приезда запомнилось какое-то особое чувство, словно я, даже не увидев обитель, попала в совершенно иной мир. Уже по дороге сюда чувствуются особые тишина и красота, гармония этого места, будто отделенного от суетного мира естественной природной границей.
 

Лет десять назад посчастливилось видеть бывшего наместника монастыря схиигумена Серафима (тогда еще иеромонаха Лазаря), за советом к которому в Лавришево спешили многие из разных уголков Беларуси и России. Именно он первым поселился здесь с послушником Владимиром. В то время в округе доводилось слышать лишь удивленные разговоры: «Как выжить двум человекам на острове, где нет практически ничего? Что они будут там делать?» О том, что здесь была древняя обитель, тогда помнили немногие. Сегодня о Свято-Елисеевском Лавришевском монастыре знают и в Беларуси, и за ее пределами.

В Новогрудке я познакомилась с Зинаидой Петрович. Оказалось, она не только знала покойного схиигумена Серафима, но и вместе с мужем чем могла помогала монаху, который многое сделал для возрождения Лавришевской обители. Зинаида, как и многие, ничего не слышала об этом месте, впервые оказалась здесь в 2001 году, когда совершался крестный ход из Новогрудка. Именно тогда архиепископ Новогрудский и Слонимский Гурий привез в Лавришево двух первых насельников. Это были иеромонах Лазарь (ныне покойный схиигумен Серафим) и послушник Владимир. Зинаида помогала кормить паломников и мало что рассмотрела в суете. Ей очень хотелось взять благословение у старенького, седого иеромонаха, который с первого взгляда напомнил святого Серафима Саровского. Но подойти к нему так и не осмелилась.

— Моста через Неман, который соединяет монастырь с деревней, тогда еще не было, — вспоминает Зинаида Петрович. — Все разошлись, а два человека остались на острове. Меня это очень впечатлило. Вокруг ведь никого: только вода, да леса, да бескрайние занеманские луга…

Уже через месяц я неожиданно снова отправилась в Лавришево. У брата были серьезные проблемы. Предложила ему: «Поехали в монастырь, там недавно старец поселился». Мы быстро собрались в путь. Тогда в храме внутри были сделаны только черновые работы, отопления, даже пола не было, доски лежали. Но сразу почувствовалось: место особенное, благодатное! Меня стало тянуть туда.

Страница за страницей открывались удивительные вещи. Своими глазами видела явные чудеса, слышала о них от свидетелей. Во время приездов мы с мужем иногда ночевали у местных жителей. Однажды старенькая бабушка Шура поделилась сокровенным. Как оказалось, их семью с обителью связывает особая история. Когда в 1915 году монастырь сожгли, бабе Шуре — тогда девочке Александре — было шесть лет. На месте святого престола храма ее отец посадил сирень, а маленькой дочери дал строгий родительский наказ: «Я не доживу. А ты помни, что именно на этом месте стоял святой престол. Когда будет возрождаться монастырь, расскажи и покажи людям». Эта тайна не была забыта. Спустя много лет, уже в очень преклонном возрасте, баба Шура увидела плывущих по реке монахов с лампадой Неугасимого огня. Они выслушали ее, что-то записали… Через несколько лет началось возрождение обители. Сегодня храм и святой престол стоят именно на том самом месте, где когда-то, дожидаясь своего часа, цвела сирень.

— Рада, что довелось познакомиться со старцем, деревенскими бабушками, выросшими около монастыря, — продолжает рассказ Зинаида. — Я не могла остаться безучастной. Хотелось хоть как-то быть полезной. На острове тогда не было почти ничего. Чтобы провести телефон, я обратилась к начальнику районного узла связи. Все отзывались и старались помочь. Запомнилось, как прокладывали кабель. Работа нелегкая, но шла весело и радостно. Первое время было особенно много неурядиц, но все чудесным образом легко разрешалось. Некому было печь просфоры. Я возила их из города, чтобы можно было служить литургию. Бывало, по три раза в день ездила из Новогрудка в обитель – а это около тридцати километров в одну сторону. Силы были, и радостно было. Не уставала совсем. Как-то нужно было доставить щебенку и песок. Поехала вместе с одним из водителей, чтобы показать путь. Подъезжаем, а батюшка стоит на дороге за монастырем, с улыбкой встречает нас, как будто знал, что именно сейчас прибудем.

На глазах обитель восстанавливалась и менялась. Все пожертвования отец Серафим отдавал на стройку, и когда был один, и когда появились послушники. Я удивлялась: «Зима. Холод. Надо же вам и в магазин за продуктами сходить». А он с неизменной улыбкой отвечал: «Господь пошлет нам хлеба!»

О ЖИЗНИ схиигумена Серафима известно немного. Родился Иван Тимофеевич Бочаркин (так его звали в миру) в России в городе Майкопе Краснодарского края. Во время оккупации детдом, в котором он воспитывался, был ликвидирован, и всех детей распределили по окрестным селам. Потом была служба в армии в городе Глухове Украинской ССР, где, по воспоминаниям, ему в первый раз удалось наесться досыта. После армии трудился на заводе, много ездил по командировкам. В каждом городе, куда приезжал, первым делом шел в храм. В 45 лет Иван Тимофеевич Бочаркин поступил в Свято-Успенский монастырь в Одессе. Через год был пострижен в рясофор с именем Василий, а еще через два — в малую схиму с именем Лазарь. В 1990 году был рукоположен в иеродиакона и иеромонаха. 

В 2001 году отец Лазарь приехал в возрождающийся Свято-Елисеевский Лавришевский монастырь, где стал наместником, духовником. В 2007 году за усердные труды во славу Церкви он был возведен в сан игумена. Через два года с именем Серафим пострижен в великую схиму (это самая строгая форма монашества).

Первую зиму иеромонах и послушник Владимир жили в монастыре одни. Когда началась весна, Неман разлился так, что две недели не было возможности никуда выбраться. Ход в обитель тоже был закрыт. Но батюшка как знал: зимой они насушили сухарей, ими все это время и питались.

Однажды раздался звонок: «Зинаида, я в печали. Остался совсем один, не могу служить литургию». Тогда несколько месяцев каждую субботу и воскресенье Зина с супругом мчались в монастырь. Муж пономарил — такой опыт у него уже был в одной из церквей Новогрудка, а жена принимала записки. Так и служили! Пели в хоре старенькие местные бабушки. На службу в монастырь люди приплывали на лодке, обратно возвращались также или шли по болоту один за одним, освещая путь фонариками. 

Дом, в котором жили монахи, в морозную зиму 2008 года горел. Но никто не пострадал. Тогда известие о том, что отец Серафим спас от гибели в огне шесть монахов, обошло многие газеты: он разбудил их, и все выпрыгнули из окон второго этажа. Травм серьезней царапин ни у кого не было. Потом отец Серафим рассказал, что ему приснилась Матерь Божия и сказала: «Вставай и кланяйся». Он проснулся и почувствовал запах дыма. На месте сгоревшего домика воздвигнут памятник преподобному Елисею Лавришевскому. 

РАСПОЛОЖЕННАЯ неподалеку Свято-Успенская церковь в деревне Лавришево была возведена на месте древнего монастырского храма и никогда не закрывалась. В тяжелые времена гонений здесь не было священника, не проводились богослужения. Но храм всегда оставался храмом. Местные жители по домам собирали деньги и платили налог, чтобы в церкви не открыли библиотеку или клуб. И святое место не было осквернено. А в 2016 году под половыми досками здесь были обнаружены неизвестная крипта и два древних саркофага с останками людей. Найдены и священные предметы — крест с драгоценными камнями и два медальона. Ученые установили, что захоронению более 500 лет. Наибольший интерес вызвали останки самого пожилого человека. Ведь еще до экспертиз выдвигалась версия о возможном обретении ранее утраченных мощей преподобного Елисея Лавришевского — святого, канонизированного более 500 лет назад. Из научных лабораторий, где были проведены анализы, останки привезли в Лавришевский монастырь. Их поместили в церкви для поклонения. Для того чтобы с духовной точки зрения признать останки мощами святого, нужно большое количество подтверждений. Все чудеса, которые происходят и будут происходить, — исцеление и исполнение прошений людей, должны фиксироваться и передаваться в епархиальное управление. Батюшка Серафим когда-то так и говорил: «Будем молиться, и мощи откроют себя. О существовании этого святого места будут знать во всем мире».

Кстати, первое упоминание о Свято-Елисеевском Лавришевском монастыре относится к 1225 году. Основал его и позднее стал настоятелем сын литовского князя Елисей, который после кончины был причислен к лику святых, а его мощи прославлены чудотворением. Со временем монастырь, собрав большое число братии, стал лаврой. В 1530 году знаменитая обитель была стерта с лица земли, вероятнее всего, татарами, а все монахи погибли. Перед этим мощи преподобного Елисея Лавришевского и другие ценности были спрятаны. Постепенно Неман изменил русло — и монастырь оказался на правом берегу в окружении непроходимых болот. Место стало зарастать соснами. Однако позже, несмотря ни на что, святыня возродилась. Но и это было не последнее испытание. С началом Первой мировой войны линия фронта стала все ближе подходить к монастырю. В 1915 году в результате военных действий храм сгорел, монастырские постройки были разрушены, а братия покинула подворье. 

Последнее возрождение Лавришевской обители было начато в 1993 году с освящения места, где когда-то стоял храм. В 1997 году было принято решение о строительстве церкви-памятника на месте древнего монастыря. Храм в честь преподобного Елисея Лавришевского был построен и освящен в 2000-м.

МНОГИЕ спешат поклониться памятнику и мощам преподобного Елисея Лавришевского, посетить его обитель, побывать на могилах схиигумена Серафима и иеромонаха Доната, которые похоронены тут… 

shimko@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...