Тактичный герой

Спецпроект «Я помню и горжусь!» Банкир Сергей Дубков: «Деда могли расстрелять, но не нашли на передовой»

«Мы сейчас не можем понять, что эти люди не ждали ничего взамен, не боялись отдать жизнь. Они обо всем этом просто не думали. Главное было — сражаться с врагом. Не просто воевать, а сражаться. До последнего. Им было страшно, хотелось выжить. Дома ждали жены и дети. Но они уходили на фронт снова после каждого ранения. Так делал и мой дед…» — начинает свой рассказ о героическом предке заместитель председателя правления Белинвестбанка Сергей ДУБКОВ. Его дед чудом избежал расстрела в первые же дни войны, а из пехотинца превратился в артиллериста и стал грозой немецких танков.

На этом фото дед Сергея Дубкова перед началом войны…
Фото Сергея ЛОЗЮКА

Мирная жизнь


— Моего деда звали Дубков Павел Андреевич. Он родился в 1913 году в деревне Маслово Калужской области. Из этой деревни на фронт ушло около тысячи человек. Вернулись только трое. В том числе и мой дед. Наверное, его судьба очень характерна для того периода истории нашей Родины.

… а здесь он же в 1945-м. «За четыре года дед по-настоящему постарел», — замечает Сергей Дубков.

Прадед Андрей умер во время Первой мировой войны. Он был санитаром на фронте и заболел тифом. Поэтому дед остался старшим мужчиной в семье. В годы Гражданской войны, становления советской власти, создания колхозов было тяжело. Вдова с детьми, естественно, бедствовали. Когда дед подрос, он пошел работать. Трудился на заводах, на железной дороге. И всегда стремился к знаниям. Была у него попытка поступить в Ленинградский университет, но в то время студенты должны были сами себя обеспечивать. А учитывая, что нужно было еще и помогать семье, то эта мечта так и осталась нереализованной.

В 1935 году деда призвали на срочную службу. Именно с этого времени он связал свою судьбу с армией. После срочной пошел в Минское военно-пехотное училище имени М.И. Калинина. Учился хорошо. Мало того, стал лучшим выпускником 1939 года. После этого деда направили на работу в штаб Западного особого военного округа, где он стал порученцем командующего округом Героя Советского Союза генерала Дмитрия Павлова. Конечно, это был и шанс, и подарок. Шанс, потому что получал отличные знания и опыт. А подарок, потому что такое выпадает редко — в основном лейтенантов отправляют командовать маленькими подразделениями.

Служба рядом с легендарным командующим, который прошел Гражданскую войну в Испании и стал одним из основателей бронетанковых войск СССР, была сложная. Но дед достаточно успешно служил, а в 1940 году женился на моей бабушке Екатерине Андреевне. Она рассказывала, что на тот момент они были очень успешными людьми по меркам молодого Советского Союза. Муж — офицер, вступил в Коммунистическую партию, перспективы карьеры. Молодожены планировали детей…

Начало войны


В то время все говорили, что будет война. Особенно часто — среди военных. Осознавал, конечно, опасность и командующий. Но, как вы знаете, политическая установка была другая — на провокации не поддаваться. И вечером 21 июня 1941 года мой дед был вместе с генералом Павловым на спектакле в нынешнем Купаловском театре.

А наутро началась война. Деду сразу поручили вывезти секретные документы в тыл. И он вывез их один в Москву. Бабушка осталась в Минске и потом пешком ушла в эвакуацию. А деда отправили на фронт. И первое свое ранение он получил 31 июля 1941 года.

Опасность ареста


Опальный генерал
Дмитрий ПАВЛОВ

Так что военная служба деда началась в первый же день нападения немцев, а закончилась — только с Великой Победой. Он один из немногих, кто сумел пройти это горнило живым. Он испытал все «мясорубки» начала войны. Но жизнь многогранна. И он чуть не погиб от рук своих же. Спасло стечение обстоятельств. Когда командующего Павлова обвинили в трусости и сдаче Западного фронта, а вместе с ним практически всех офицеров штаба и руководящий состав, деда просто не нашли — он был на передовой. А генерала 22 июля 1941 года решением военного трибунала расстреляли. И лишь в 1957 году посмертно реабилитировали, восстановили в звании.

Бабушка в это время уже ушла в эвакуацию. А дальше служила в запасном полку, где готовили солдат для фронта. Дед же воевал постоянно на передовой. И зимой 1941 года получил свое второе ранение.


Артиллерийский спецназ


Дед постепенно из пехотинца стал артиллеристом — когда сформировали специальные противотанковые части. Ведь немецкие танковые клинья генерал-полковника Гейнца Гудериана были глобальной угрозой. На них основывалась тактика блицкрига — прорыв и охват танковыми клиньями группировок противника.

Потерпев несколько крупных поражений, командование Красной армии решило создать истребительно-противотанковую артиллерию. Специальные артиллерийские части появились летом 1942 года. Это был настоящий артиллерийский спецназ. Около 70% уничтоженной немецкой техники за период Великой Отечественной войны были на их счету. Остальные 30% были на счету танков, пехотинцев. Солдаты этих подразделений были хорошо подготовлены, их очень ценили. После ранений всех тут же возвращали в части, поскольку были нужны опытные командиры и бойцы. Так же было и с моим дедом.

Он воевал не только на Западном фронте. Был в районе Северного Кавказа, на Южном фронте. Однажды деда хотел расстрелять один полковник, который не разобрался в ситуации. Но отстояли солдаты. Ситуация была такая: в 1942 году на Южном фронте   бы-ла  попытка массированного наступления. Но она провалилась. Много наших частей попало в плен. Естественно, было отступление. И дед со своим дивизионом отступал. Но для того, чтобы удержать отступающих, высшее руководство применяло все методы воздействия, в том числе расстрел  любого, кто в их понимании был трусом и предателем. И только авторитет деда у солдат, который всегда был с ними, его спас. Дед рассказывал, что этот полковник перешел потом на сторону генерала Власова…

Дед служил в 216-й стрелковой дивизии. Сначала замкомандира, а потом командиром 42-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона. Благодаря в том числе и моему деду дивизия получила позже почетное наименование «Сивашская». А дело было так.

Вот так советские артиллеристы вели бой против немецких танков

В конце 1943 года силы 4-го Украинского фронта преследовали отступающих немцев и к 1 ноября вышли к заливу Сиваш (Гнилое море). Противник был еще в Крыму. Нужен был плацдарм для наступления на полуострове. И вот в ночь на 2 ноября дивизия форсировала залив для захвата плацдарма в Крыму. Этим захватом руководил мой дед. Он и его солдаты перенесли на руках пушки, благодаря чему  наступление прошло успешно. За это дед был награжден орденом Отечественной войны первой степени.

А вот так подвиг деда описан официально: «Капитан Дубков в ночь с 2 на 3 ноября 1943 года лично руководил переправой через Сиваш материальной части дивизиона, боеприпасов и довольствия для личного состава. В результате отличного руководства Сиваш был успешно форсирован и 6 орудий дивизиона переправлены в Крым. Дивизион с ходу вступил в бой с противником и отбил 6 контратак противника, подбил 3 танка и одну бронемашину, кроме того, уничтожил больше 100 солдат и офицеров противника».

За этими сухими цифрами скрываются очень жесткие реалии. Даже если не вдаваться в подробности боя, а только понять в каких условиях он проходил, то можно представить себе, что тогда испытали солдаты. Погоду в Крыму в ноябре комфортной не назовешь. Сильные промозглые ветра, дожди и туманы. Из-за высокой влажности ветер становится еще холоднее. Ночью, когда солдаты форсировали залив и несли орудия на руках (11 километров!), было не больше плюс 4 градусов. А могли быть и заморозки…

Дальше были бои за Севастополь. Потом деда снова направили на Западный фронт. Он участвовал в штурме Кенигсберга. В Восточной Пруссии его дивизион активно воевал, и деда наградили орденом Александра Невского. Это младший полководческий орден. Есть у него и медали: «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа». В 1944 году ему предлагали поступать в Военную академию. Он отказался, потому что шла война.

Характер службиста


В основном о деде я говорю со слов моей бабушки, потому что он умер в 66 лет в 1980 году. Четыре ранения не прибавили ему здоровья. Поэтому я помню деда частично. Рассказывали, что ему приходилось ходить в рукопашную, что было тяжело… Например, в наградном листе к ордену Красной Звезды написано: на личном счету у него 10 врагов. Но дед был настолько деликатным человеком, что во все его подвиги было трудно поверить. Он стеснялся подарить цветы.

По ментальности был человеком системы и, как говорят, «службист». Может быть, если бы пошел в 1944 году в академию, по-другому сложилась бы его карьера. Закончил войну дед в звании майора. После войны ему предложили возглавить полк в Закавказском военном округе. Но он туда не поехал, остался командиром дивизиона и продолжал служить. Несколько раз представляли к званию полковника, но все как-то не складывалось: то вспомнят о его связи с генералом Павловым, то еще что.

После ухода в отставку, дед служил в органах местной власти. Всегда был серьезным и молчаливым. В нем чувствовался сильный дух. Но без поддержки бабушки он не выдержал бы, наверное, все, что выпало на его долю. Он всегда знал, что его ждут, и это придавало сил. Не сломило их обоих и  то, что старшего ребенка они потеряли. Это еще во время войны. А в 1945 году родился мой отец. Он в шутку называет себя «дитя Победы». Вот такая история.

И я считаю, что неплохо бы побольше таких историй. И чтобы о них знали. Лучшая память о своих дедах и бабушках — это соблюдение их принципов: честь, долг, патриотизм. И рассказ об этом своим детям.

kuletski@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?