Таких матерей еще нужно поискать

Бывшей заключенной вернули троих ее детей

Долгожданная свобода не должна оборачиваться большими проблемами — вот основной смысл нового закона, над проектом которого сегодня работает МВД совместно с другими ведомствами. Речь о социальной адаптации граждан, вышедших из мест заключения. В апреле проект будет представлен Правительству... Все ли нюансы сумеют учесть законодатели? Скажем, вот непростая история 37–летней Елены Якимович, которую она в начале зимы рассказала редакции: «Семь долгих лет в тюрьме я считала дни, чтобы вернуться к детям. А теперь отдел образования не хочет отдавать мне Маргаритку, Никиту и Даника! Ставит вопрос о лишении родительских прав... Помогите! Поверьте мне... Ведь самым страшным в данной ситуации для меня было расставание с детьми».

Елена Якимович: «Моей любви на всех хватит...»

Многодетная мама не скрывает: попала за решетку за совершение особо тяжкого преступления... Поэтому, прежде чем отправиться в командировку, я связалась со Щучинским отделом образования.

— Не переживайте, отдали мы Елене Иосифовне ее детей еще 30 декабря! — поспешила заверить заместитель начальника Жанна Метько. — Хотя признаюсь, что до сих пор у всех, кто принимал это сложное решение, душа не на месте — как бы чего не случилось...

В 2009 году Елена Якимович отправила на тот свет своего сожителя — отца Даниила, которому было всего три месяца. Сейчас мальчишка ходит уже во второй класс. О существовании родной мамы, а также брата и сестры, узнал 4 месяца назад. Маргарите в момент трагедии было 5 лет, Никите — 3... Наказание Елена полностью отбыла. А значит, есть основания надеяться, что исправилась, осознала, начинает жизнь с чистого листа. Так или иначе, а по закону еще 8 лет Якимович будет стоять на профилактическом учете в милиции. В октябре же администрации Щучинского района пришлось отвечать на главный и очень трудный вопрос: будут ли в безопасности рядом с такой мамой трое детей, будут ли они расти в любви?

Кодекс семейного счастья сочиняли вместе.

И вот тут открывается, скажем прямо, не совсем рядовая картина. С одной стороны, Елена — едва ли не образцовая мать. А с другой — теперь уже законная жена некоего Алексея Якимовича, который 14 лет провел в местах лишения свободы за убийство и в июле выйдет на волю. Разумеется, приедет жить к Елене и детям...

В отделе образования говорят, что Елена не лукавит, когда говорит, что все эти годы непрерывно поддерживала отношения с родственниками, на воспитании которых находились ее дети: «В последний год я имела возможность общаться с детьми по телефону, поэтому регулярно им звонила, интересовалась их жизнью. Поддерживала связь и с педагогами школы... Обустроила комнату в общежитии, сделала там косметический ремонт, приобрела необходимые вещи, постепенно погашаю все долги. Веду здоровый образ жизни. Имею твердое желание заниматься воспитанием и содержанием детей...»

Жанна Карпук, заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Щучинского райисполкома, считает, что таких матерей еще нужно поискать:

— Никогда никаких претензий по части заботы о ребятах у нас к Елене Иосифовне не было: посещала все мероприятия и родительские собрания, ее дети всегда были ухожены и накормлены, а одеты, пожалуй, даже лучше многих. Елена не ленилась и подработать... Ни себя, ни детей она в обиду не даст.

Любопытные штрихи к портрету Елены добавил начальник отдела охраны правопорядка и профилактики Щучинского РОВД Сергей Осовик:

— Елена Иосифовна выросла в семье отнюдь не образцовой: отца своего не знала, а ее мать всегда дружила с бутылкой и сейчас отбывает наказание в местах лишения свободы. Пила в этой семье и бабушка... Младший брат Елены схлопотал первую серьезную судимость еще по малолетству. А вот сама она к алкоголю совершенно равнодушна. Когда брала под контроль брата, то проблем с ним значительно убавлялось. На заводе «Автопровод», куда Якимович оформили уборщицей сразу после освобождения, о ней отзываются неплохо: от работы не отлынивает, не прогуливает...

Итак, 31 декабря семья счастливо воссоединилась. Ее опекали и дальше: оказали посильную материальную помощь, переселили в более благоустроенное общежитие, помогли с ремонтом, почти каждый день приходит психолог. И сегодня все очень надеются, что решение было правильным. Искренне верю в это и я, ведь собственными ушами услышала от Елены Якимович:

О том, как ждали  из тюрьмы Елену ее дети, лучше всего рассказывают их нежные письма...

— Пожалуйста, поблагодарите от моего имени всех, кто в меня поверил... Твердо обещаю: не подведу! Низкий поклон и коллективу предприятия, где сегодня работаю. Всегда буду молиться о тех, кто заботился о моих детях, пока я отбывала срок.

Прямая речь

Ольга Янкович, заведующая сектором по охране детства отдела образования Щучинского райисполкома:

— Когда Елену посадили, то старшие дети остались на попечении родного папы и бабушки. Бабушка старалась, а вот папа, увы, не переставал создавать проблемы, отчего дети дважды оказывались в приюте... Трехмесячный Даниил стал расти совсем в другой семье. Его приемными родителями официально оформили родного брата погибшего отца и его жену. За это время все по–настоящему сроднились. Да, супруги осознавали, что однажды им придется расстаться с мальчиком, но когда это время пришло, все равно было очень больно... Но больше всего мы опасались за реакцию Даниила. Поэтому информация о родной маме подавалась постепенно, дозированно и осторожно, с семьями работал психолог. В результате Даник объявил: «Я очень рад, что у меня теперь две мамы!» К чести Елены скажу, что она никоим образом не препятствует общению сына с приемными родителями.

Вопрос ребром

Уверена ли сама Елена в своем новом муже?

— Только с Алексеем я первый раз в жизни по–настоящему почувствовала себя замужем, — признается она. — Постоянно звонит и общается со мной и детьми. Знаю, что он станет для них прекрасным отцом и другом. Сейчас, как может, помогает нам материально. Когда вернется, сразу же пойдет работать.

Картина с натуры


В дверь двухкомнатного блока общежития на улице Советской я постучалась неожиданно. Елена уже вернулась с работы и была дома вместе с Даниилом. Несмотря на простоту интерьера, во всем чувствовалась рука хорошей хозяйки: чисто, уютно, светло... На самых почетных местах — фотографии детей и подарки: от мамы — симпатичные копилки, от детей — самодельные сердечки с нежными пожеланиями «самой родной и любимой». На видном месте и свадебная фотография Елены и Алексея... Через несколько минут пришли из школы и старшие дети. Маргарита, узнав, что я журналист, сначала распереживалась, а потом попросила:

— Не нужно маму расстраивать... Она у нас очень хорошая, очень старается, чтобы все было хорошо, и мы ее очень любим. Она не заслужила плохих слов.

Пока пили чай, ребята продемонстрировали первые семейные ценности: новогодние фото, где они наконец все вместе, и домашнюю стенгазету, над созданием которой трудились вчетвером. Мальчишки наперебой рассказывали о своих увлечениях и поделились планами на будущее: Никита мечтает носить краповый берет, а пока намерен подтянуть учебу, Даник видит себя моряком дальнего плавания. Серьезные задачи ставит перед собой и мама Елена:

— Надеюсь поступить в колледж. Парикмахер и швея — это, конечно, хорошо, но мало. Я уже узнала, в каких специалистах больше всего нуждается район... Как можно скорее рассчитаюсь со всеми долгами — к счастью, их осталось немного. Потом куплю дочке ноутбук и начну обновлять мебель... В общем, будем жить, как все нормальные люди. А счастье у нас уже есть: мы вместе!

Компетентно

Владимир Дубок, начальник отдела образования Щучинского райисполкома:

— Именно отчаянная борьба за своих детей Елены Якимович убедила меня поставить свою подпись под решением о возврате троих несовершеннолетних родной матери. Но если в Елене Иосифовне я не сомневаюсь, то формулировка «встал на путь исправления» в характеристике ее нового супруга появилась совсем недавно... Возможно, наши опасения кому–то покажутся чрезмерными, но в жизни всякое бывает. Например, в одном из районов был случай: отцу, вернувшемуся из мест лишения свободы, отдали его родную малолетнюю дочь, а он стал ее насиловать. И отвечать за случившееся пришлось, в частности, отделу образования, мол, недоглядели, не предвидели... А всегда ли возможно предвидеть подобное? Или мы должны априори рассматривать вернувшегося из тюрьмы родителя как потенциальную угрозу?

Комментарий

Заместитель начальника управления надзорно–исполнительной деятельности МВД Сергей Аляшкевич:

— Ежегодно 10 — 12 тысяч человек выходят из мест лишения свободы. Более трети через какое–то время снова возвращаются за решетку. Трудности ресоциализации бывших заключенных заставили заговорить о создании в стране нового института — комиссии по делам освобожденных. Он, можно сказать, лег в основу проекта нового Закона «О социальной адаптации лиц, освобожденных из мест лишения свободы». Государству гораздо выгоднее протянуть руку помощи на первоначальном этапе, чем потом расхлебывать последствия новых преступлений тех, кто так и не нашел своего места в обществе. Поэтому центры социальной адаптации для бывших заключенных планируется создать на базе домов ночного пребывания для начала в каждом областном центре. К слову, уже сейчас они функционируют в Гомеле, Витебске... Помощь оказывают специалисты самых различных направлений — медики, психологи, юристы, сотрудники отделов соцзащиты и так далее. Подход очень индивидуальный. За 10 — 15 лет в тюрьме люди порой забывают, как приготовить себе еду. И этому их тоже нужно научить. Уже не говоря о знакомстве с интернетом, компьютером и прочими неотъемлемыми атрибутами современной жизни. Если человек потерял жилье, то с поиском крыши над головой ему тоже нужно помочь... Важно, чтобы вчерашний осужденный четко почувствовал и осознал: ему готовы помочь, в него готовы поверить. Конечно, не все это оценят, но для многих такая встреча станет надежной точкой опоры, которая не позволит в очередной раз оступиться и упасть на дно. Конечно, работа по ресоциализации ведется и сегодня, благодаря чему уровень рецидивных преступлений снизился до 38%.

eversman@sb.by

Фото автора.

Версия для печати
Оксана
"14 лет провёл в местах лишения свободы, " сидел за убийство. Не знаю, какой после этого из него будет папа... Я бы не спешила с разрешением такому папе воспитывать детей. Тем более, что один из них не родной.  
мария, 54года, гродно
не понимаю, как можно так озаглавить статью?за 4 месяца, которые провела героиня с детьми,- делать такие выводы?если она не боится к троим детям , одна из которых девочка,селить сомнительного человека-тогда да, такую мать еще нужно поискать.
Екатерина, 34, Щучин
Знаете что я могу сказать есть мамы которые старается ради своих дитей лижбы им все было хорошо наоборот усыновляют и не кто им спасибо не скажет в гозетах не напичатуют и не седели за убийство а тут 4 месяца прошло и все видетили исправилась такие не испровляются на маем месте я бы поблагодарила за все это Куцейку Марину Вацлавовну вот она и образавана и детям своим все внимание уделяет и хорошо одеты не хуже других и везде участвуют в мероприятиях и учатся на отлично вот это семья и не кто не сидел за убийство это стыд и позор  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?