Свой человек в опере

Гость «СОЮЗа» — солист Большого театра Беларуси, финалист российского проекта «Большая опера» Юрий Городецкий

ПОСЛЕ финала «Большой оперы» Юрий Городецкий знаменитым не проснулся. Ведь минским любителям оперы его имя (а главное, голос!) и без телевизионного проекта были хорошо знакомы. Едва ли не ежедневно его трепетный тенор звучал и продолжает звучать с подмостков Большого театра Беларуси, а «Травиата» и «Евгений Онегин» с участием молодого солиста собирают неизменные аншлаги и полные залы. А вот приглашений, признался нам Юрий спустя некоторое время после окончания проекта, действительно стало больше. Особенно из театров России, где каждый выпуск «Большой оперы» бил все телевизионные рейтинги.

— Вы с блеском дошли до финала, но из–за болезни не смогли принять участие в гала–концерте. Как итог — обидное третье место. Расстроились, признайтесь честно?


— Ну, во–первых, я не могу назвать «бронзовую» награду «обидной». Все–таки третье место — тоже неплохой результат. А во–вторых, я прекрасно понимал, что «Большая опера» — это конкурс, где есть свои симпатии и антипатии.

— А ради чего вы шли на проект? Желание прославиться, испытать себя и свои силы, «засветиться» в эфире российского ТВ?

— Любой артист хочет развиваться, двигаться вперед. Работа с телевидением — это новый опыт, до «Большой оперы» я не работал с телевизионщиками так плотно. Конечно, приглашения на интервью, какие–то съемки — все это было. Но «Большая опера» — это даже не телевидение, скорее кино. Единственное отличие от кинематографа было в том, что никаких повторных дублей мы не делали, все снимали с первого раза.

— То есть телевизионная картинка полностью отражала все то, что происходило внутри проекта?

— Абсолютно. В этом и заключалась основная сложность. Нужно было стараться не только прилично петь, но и прилично выглядеть. Хотя я потом пересматривал выпуски и обратил внимание, что на экране я совсем не похож на себя. За все наши образы полностью отвечали стилисты и режиссеры.

— Когда пересматривали выпуски, проводили работу над ошибками? Были, на ваш взгляд, провальные эфиры?

— Откровенно провальных точно не было. Да и вообще я был доволен каждым выпуском и тем, что получилось на выходе. Все 11 передач действительно получились классными. Конечно, были музыкальные огрехи, но слышны они были только профессиональному уху. Зрителям важна, в первую очередь, картинка. Вообще, опера в театре и на ТВ — это две разные истории. Опера в театре — жанр не развлекательный. А вот на ТВ, как вы могли убедиться, вполне себе.

— О зависти и конкуренции в театральном мире ходят легенды. А как с этим обстоят дела в телевизионных шоу?

— Соревновательный дух, конечно, присутствовал. Да и то только на первом–втором эфирах. А потом мы поняли, что представляем не столько себя, сколько оперное искусство своей страны. И было уже не важно, что скажет жюри, главное — достойно выступить, сделать красивое шоу и спеть по максимуму хорошо. Со многими ребятами, кстати, до сих пор общаемся в соцсетях, в апреле Рамиз Усманов приглашал на свой концерт в Узбекистан.

— После проекта вас стали больше узнавать?

— Насчет популярности не скажу, я же не эстрадная звезда, а оперный мир достаточно тесен. То есть люди, которые приходили на спектакли с моим участием до проекта, продолжают на них приходить и сегодня. Конечно, появились и те, которые посмотрели «Большую оперу», подумали: «О, хорошо поет!» и купили билеты в театр. Внимания после проекта действительно стало больше — это факт.

— На Москву или Петербург не посматриваете? Или в белорусском Большом еще не все спели?

— Если честно, то серьезно о переезде никогда не думал. Да и зачем? Попробовать себя в другом театре? Но я и так не жалуюсь на гастрольный график, меня периодически приглашают на различные постановки. Недавно был на фестивале в Сочи, также регулярно приезжаю в Большой театр России.

В родном театре работы, слава богу, хватает. В конце марта была премьера «Волшебной флейты» Моцарта, где я исполняю партию Тамино. Сейчас с латвийским режиссером Андрейсом Жагарсом сделали новую «Травиату», которая открывает этот театральный сезон. Грех жаловаться.

— Юрий, а не обижает, что в театре по старой памяти вас все еще называют «наш молодой талант». А ведь вы уже больше десяти лет работаете в Большом...

— Еще 10 лет назад это напрягало, думал: «Ну какой же я молодой? Я ведь уже консерваторию окончил». А сейчас расслабился. Мы ведь молодые и в том смысле, что еще многое можем вложить в эту профессию. Лично у меня многое еще впереди и есть к чему стремиться. Я пришел в Большой театр в 2006 году на пятом курсе академии музыки. По тем работам, которые успел сделать, я, безусловно, еще очень и очень молод.

Досье «СОЮЗа»

Юрий Городецкий — солист Большого театра, лауреат премии специального фонда Президента Беларуси по поддержке талантливой молодежи. Участник Молодежной оперной программы Вашингтонской национальной оперы. В 2008 — 2009 годах учился в Высшем институте музыки в Модене. В 2009 — 2011 годах занимался в Оперной студии Музыкальной капеллы королевы Елизаветы (Бельгия).

LEONOVICH@SB.BY
Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости