Как уголовно-исполнительная инспекция Червенского РОВД контролирует домашних «химиков» и освободившихся из колоний

Свобода в кредит

Контроль за теми, кто вернулся из колоний, тюрем, СИЗО, исполнение наказаний, не связанных с лишением свободы... Это далеко не полный список функций, которые лежат на уголовно-исполнительных инспекциях райотделов. На учете у сотрудников, как говорят в народе, и домашние «химики». Ограничение свободы без направления в исправительные учреждения открытого типа — одно из наиболее серьезных наказаний. За теми, кто отбывает его по месту жительства, установлен контроль, а несколько нарушений могут стоить свободы. Кого из осужденных проверяют особенно серьезно и исправляют ли людей меры воздействия милиции, «СГ» выясняла у сотрудников уголовно-исполнительной инспекции Червенского РОВД.

ЕЖЕГОДНО через инспекцию райотдела проходит более восьми сотен человек — молодые и в возрасте, судимые первый раз и те, у кого на счету букет преступлений. У всех разные наказания. Начальник уголовно-исполнительной инспекции Червенского РОВД майор милиции Игорь Шиманский объясняет разницу между ними:

Начальник уголовно-исполнительной инспекции Червенского РОВД Игорь Шиманский.

— У нас на учете лица, осужденные к общественным и исправительным работам. Первая мера самая лояльная с точки зрения ограничений. Человек живет обычной жизнью, правда, должен определенное время работать на благо государства — трудиться без оплаты. Район у нас небольшой, поэтому задействованы практически все организации — от строительных до сельскохозяйственных. Отличие же исправительных работ в том, что отчисления в пользу государства (не больше 25 процентов) идут с зарплаты по месту трудоустройства. Работаем также с людьми с отсрочкой наказания, условным его неприменением, теми, кто лишен права занимать определенные должности, осужденными к ограничению свободы. Из всех этих видов, не связанных с лишением свободы, ее ограничение без направления в ИУОТ — самое тяжелое. На таких осужденных наложен жесткий перечень запретов и обязательств.

В чем они проявляются? Место отбывания такого наказания — дом или квартира. Казалось бы, неплохой вариант. Однако распоряжаться своим временем как вздумается вряд ли получится. С семи вечера до шести утра работающий должен находиться по адресу. Под запретом походы в гости, к родителям, даже если они живут в соседнем дворе. Оговаривается расстояние для выхода из жилища, как правило, до площадки с почтовыми ящиками. Даже прогулка по приусадебному участку может быть расценена как нарушение. 

— Рассматриваем каждую ситуа­цию индивидуально. К примеру, человек трудоустроен в Минске. Понятно, бывают форс-мажоры — пробки в городе или маршрутка сломалась. Добраться домой вовремя не получается. Когда причина уважительная, осужденному волноваться не стоит, — поясняет Игорь Викторович. — Однако если отговорки входят в систему, проверяем подучетного тщательно. Нарушение режима фиксируем в личном деле. После четырех проступков бумаги направляются в Следственный комитет для возбуждения уголовного дела. Это не значит, что действуем согласно фразе из фильма: выпил — в тюрьму. Есть и система поощрений. Нарушение может быть снято, когда человек взялся за ум — не преступает закон.

ЕЩЕ одна важная задача милиции — помочь бывшим осужденным адаптироваться. Такие примеры в Червенском районе есть. Игорь Шиманский вспоминает двух братьев-сельчан. Больше двадцати лет назад их осудили за убийство. Дело было так. В одном из ресторанов райцентра они выпивали с приятелем. Тот случайно пролил рюмку водки на брюки «коллеги». В ситуа­ции братья решили разобраться по-мужски: вывели собутыльника во двор и избили. Травмы оказались настолько серьезными, что тот скончался на месте. Освободившись из мест лишения свободы, больше возвращаться туда сельчане не захотели. Начали новую жизнь — оба завели семьи, устроились на работу, обеспечивают близких. И речь не о месяце-двух, в законопослушном режиме они уже несколько лет.

Вместо подучетной для контроля к инспектору Михаилу БЫЛИНКЕ вышел ее отец.

На учете в уголовно-исполнительной инспекции РОВД сейчас чуть больше 330 человек. Эта цифра варьируется: тех, кто выбирает правильную дорогу в жизни, поощряют — применяют условно-досрочное освобождение или более мягкое наказание (исправительные работы, штраф). Однако бывают случаи, когда люди все же попадают за решетку. Такой исход реально маячит перед жительницей Смиловичей, куда выезжаем в вечерний рейд вместе со старшим инспектором майором милиции Татьяной Шульгой и инспектором капитаном милиции Михаилом Былинкой. В горпоселке у них несколько подучетных. 

НАПРАВЛЯЕМСЯ с проверкой к женщине на домашней «химии», осужденной за неуплату алиментов. Восьмого мая она стала на учет в инспекцию, 9-го во время проверки еще находилась по прописке, а с 14 мая уже в поиске (нарушила режим — не живет дома). Увидев сотрудников милиции, сосед с ходу объявляет: «Клиентки нет». А вот отец на месте, правда, подшофе. Хозяин откликается на стук, открывает дверь. Констатирует — дочь не появлялась: «Відаць, звязалася з зэкам адным, 22 гады адсядзеў за ўбійства. Пьюць і жызні радуюцца». Сотрудники милиции в протоколе фиксируют отсутствие гражданки. Если будет доказано, что уклоняется от отбывания наказания, ее ждет более строгая санкция — может лишиться свободы на срок до трех лет.

Достучаться до людей, оступившихся в жизни, и не раз, сложно. Но у сотрудников уголовно-исполнительной инспекции это получается. На счету у каждого найдется такая история. Говорят: даже если удается помочь начать с чистого листа хотя бы одному человеку, это уже достижение.

Комментарий заместителя начальника управления надзорно-исполнительной деятельности МВД полковника милиции Сергея АЛЯШКЕВИЧА:

— Во многих государствах, в том числе и в нашем, существует гуманная традиция — объявлять амнистию к знаменательным датам. Это свое­образный шанс для осужденных пересмотреть свои жизненные ориентиры. Вот и в этом году, в частности на прошлой неделе, вступил в силу Закон «Об амнистии в связи с 75-летием Победы в Великой Отечественной вой­не 1941—1945 годов». Прогнозируется, что под нее подпадут 3,5 тысячи лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, к иным мерам уголовной ответственности, из мест лишения свободы вый­дут около 2 тысяч человек. Во всех регионах сотрудникам уголовно-исполнительных инспекций доведены требования закона. Решение по каждому осужденному принимается индивидуально. 

Основная задача не только органов внутренних дел, но и общества — помочь бывшим осужденным адаптироваться к современным реалиям и не допустить рецидива. Практически в каждом районе созданы комнаты для временного пребывания лиц, не имеющих постоянного места жительства. Помимо этого, в Первомайском РУВД столицы, Ленинском РОВД Бреста, Кобринском, Полоцком и Солигорском РОВД проходит эксперимент по психологическому сопровождению имеющих судимость. Тот, кто желает исправиться и начать жизнь заново, вполне может воспользоваться предлагаемой поддержкой.

Над выпуском работали Татьяна БИЗЮК, «СГ», bizyk@sb.by, сотрудники управления информации и общественных связей МВД Виктор НОВИКОВ и Александра ГЕРАСИМЕНОК. 
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Татьяна БИЗЮК