Минск
+23 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Супругом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!

Не все браки заключаются на небесах.
Не все браки заключаются на небесах. Гражданские - однозначно на грешной земле. И изобрели их далеко не в наши дни. В XIX веке их было ничуть не меньше, чем сейчас. И это несмотря на то, что сожительство невенчанных мужчины и женщины было запрещено и заповедями христианской православной церкви, и уголовным кодексом того времени - "Уложением о наказаниях". Более того, гражданские браки в XIX веке существовали, несмотря на бдительность и злословие воинствующих старых дев. А это, согласитесь, напасть похлеще любого уголовного кодекса. И то ли потому, что с контрацепцией было туго, то ли со здоровьем у людей было намного лучше, но только более 90 процентов гражданских браков в позапрошлом веке заканчивалось рождением ребенка. И тут начинаются совсем другие истории. Попробуем почерпнуть их из архива Минского окружного суда.

Ульяна и Матвей

Жила-была в небольшой белорусской деревеньке девица Ульяна. Хозяйство у родителей было большое, сами с работой не справлялись, приходилось батраков нанимать. Одним из них стал Матвей. Ну и сами понимаете... Через полтора года Ульяна родила дочь. Матвей не растерялся и выдал любимой расписку, что, мол, "обещаюсь уплачивать на воспитание ребенка по 2 рубля в месяц". А потом... пропал. Пришлось Ульяне идти в суд, где спор разрешило прелюбопытнейшее письмо, написанное ей Матвеем в их лучшие времена. Цитируем

: "Многоуважаемая Ульяна! Кланяюсь Вам и целую Вас заочно несчетно раз, также кланяюсь дочке и желаю вам обеим доброго здравия. Что касается денег, то я и рад бы прислать, да жалованье платят крайне неаккуратно. Еще скажу, милая Ульяна, что домой я приеду не раньше Нового года, не позволяют мои обстоятельства. Любезная Ульяна! Вы пишете и сомневаетесь в нашей любви, но я умоляюще прошу Вас не думайте и не сомневайтесь, помните, что вы да Я вместе и счастливей нас не будет. Я Ваш и Вы моя".

Высокий стиль! XIX век! Умели в то время кочегары с женщинами объясняться.

Это письмо решило исход судебного дела в пользу Ульяны. Матвея обязали содержать дочь до ее полного совершеннолетия.

Николай и Настасья

В имении ясновельможного пана Шумильского Настасья доила коров, а Николай делал сыры. Познакомились, что называется, на работе, завязался служебный роман. Два года пролетели быстро, а потом Настасья родила сына.

Почему-то рождение детей в таких невенчанных браках производит очень сильное и зачастую негативное впечатление на мужчину. Наш Николай уехал в неизвестном направлении. Долго ждала Настасья гражданского мужа, искала через общих знакомых, но все напрасно. Сына между тем кормить надо, а нечем. И Настасья подала прошение в окружной суд. Формулировка ситуации стандартная

: "Николай обольстил меня торжественным обещанием жениться на мне. Последствием сего обольщения я родила младенца. Ныне же Николай своего обещания вступить со мной в брак не исполняет. Вследствие чего я погублена и опозорена до крайности".

"Виновника торжества" отыскали и привели к присяге, но он твердил привычное, веками повторяемое мужчинами: "Я не я, и хата не моя".

Дошло дело до свидетелей.

Некая Мария доила коров вместе с Настасьей, она и засвидетельствовала

: "Николай и Настя, не стесняясь ничьим присутствием, шутили друг с другом, всегда любовно смотрелись. А однажды, когда я ночевала в одной комнате с Настей, пришел Николай, забрал Настю прямо на руки и понес в другую комнату. Она ему выговаривала, что он ее сгубит, но он отвечал, что возьмет ее замуж".

И снова суд решил вопрос в пользу женщины, точнее, в пользу ребенка, начисто проигнорировав протесты Николая и обязав его выплачивать Настасье деньги.

Собственно, достаточно коровников и плодородной землицы.

Теперь предлагаю навестить высшее общество.

Племянник и дворянка

Елена, дочь потомственного дворянина Торчилло, осиротев, вынуждена была искать себе службу, "чтобы прокормиться". И поступила на должность домашней учительницы к детям помещика Чернышевича. А к помещику как раз молодой племянник из столицы погостить приехал, чисто скуку развеять. Итак, классика жанра

: "Бронислав сделал мне предложение выйти за него замуж, на что я и согласилась. После чего, воспользовавшись моей неопытностью, он склонил меня на любовную связь. Чтобы скрыть свой поступок, Бронислав удалил меня из имения, обещая приехать ко мне на дом и повенчаться. Когда все приготовления к обряду венчания были мною уже окончены, он от женитьбы отказался, а между тем у меня должен родиться ребенок. В настоящее время благодаря гнусности Бронислава я обречена на вечный стыд, а кроме того, на нищету, так как, имея на руках ребенка, я, безусловно, лишена возможности трудиться, чтобы заработать себе на кусок хлеба".

Бронислав Чернышевич был призван судом к ответу. Конечно, он гнул свою линию.

"Я действительно имел намерение жениться на Елене, но когда узнал, что она девушка нечестная, то намерение это оставил. А в любовную связь с ней и вовсе не вступал и от кого у нее ребенок мне неизвестно".

Как-то так получилось, что подруг у Елены не оказалось, - наверное, характер был некомпанейский. И в суде некому было свидетельствовать в ее пользу. Поэтому (или по какой-то другой причине) судебный процесс выиграл Бронислав Чернышевич. А о дальнейшей судьбе Елены никаких материалов в архиве Минского окружного суда не сохранилось.

Термины "прелюбодеяние", "обольщение", "незаконное сожительство" давно вышли из употребления. Тем не менее и сейчас все тоже далеко не просто. Совместное проживание, освященное или не освященное законом, часто прерывается одной из сторон, и тогда имущественные вопросы вынуждают обращаться в суд. И тут совсем нелишними оказываются свидетели, которые все видели и слышали.

Помните об этом.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...