Народная газета

Судьба хрущевок. Пустить под снос или модернизировать?

“Сталинки и хрущевки” достались нам в наследство от ушедшей эпохи. Молчаливые памятники советской застройки стояли бы себе тихо и дальше, если бы в Москве не запустили реновацию. Московская мэрия собирается снести более пяти тысяч пятиэтажек и на их месте построить новое жилье. Как ни пытались москвичи отстоять свои дома, приговор хрущевкам уже вынесен. Если минские хрущевки — ровесники московских пятиэтажек, могут ли они вскоре разделить их участь?


Когда в 1957 году в Минске только начинали строить хрущевки,  Галине Николаевне Шелег было 13 лет. Она вспоминает, как они с мамой получили свою первую квартиру:

— Мама тогда на тракторном заводе работала. Там начали строить дома хозяйственным способом, то есть рабочие завода сами ходили на стройку и отрабатывали часы. Песок носили, мусор строительный убирали. От количества отработанных часов зависело, сколько комнат получит семья. Во время школьных каникул я ходила вместо мамы отрабатывать положенные часы.

Строительство шло три года, а в это время семья жила в бараке на улице Буденного. Таких одноэтажных бараков там стояло 30. И каждая семья, конечно, мечтала переехать из этой ветхой постройки в собственную квартиру. Галина Николаевна с мамой заселились в свою новенькую однокомнатную квартиру на улице Щербакова перед самым Новым годом. После барака эта маленькая квартира показалась им настоящим раем.

Заместитель председателя Белорусского союза архитекторов, член-корреспондент Международной академии архитектуры Михаил Гаухфельд панельную застройку того времени считает социальным прорывом: “После коммуналок без удобств и с несколькими соседями переехать в малогабаритную, но свою квартиру — это было для каждой семьи событие всей жизни”.

По исторической справедливости дома, известные нам как хрущевки, должны называться “лагутенками”.

В честь автора этого проекта — инженера Виталия Лагутенко (дед солиста группы “Мумий Тролль” — Ильи Лагутенко). Он родился в начале прошлого века в Могилеве. После войны возглавил команду, которой власти поручили создать максимально дешевый проект жилого дома на замену коммуналок. Экспериментальные дома были построены еще в 1947 году на улице Куусинена в Москве. Первые “лагутенки” — это еще не хрущевки. Жилые дома по проекту Лагутенко внешне не отличались от сталинок, но “внутри” у них уже был металлический каркас. Так появились первые каркасно-панельные дома — образцы новой “промышленной” архитектуры.

Масштабная застройка сборными пятиэтажками всего Советского Союза началась после 1957 года, когда было принято постановление ЦК КПСС “О развитии жилищного строительства в СССР”. Начиная с 1958 года в городах жилые дома строили только по типовым проектам. Вся отрасль перешла на механизацию и индустриализацию. В период с 1956 по 1965 год в БССР площадь жилищного строительства увеличилась в 3 раза. Чтобы достигнуть таких масштабов застройки, приходилось все максимально удешевлять. Поэтому дома и строили в пять этажей, чтобы не тратиться на лифт. Сократили высоту потолков, сделали совмещенный санузел и крохотную кухню. Но и эти все размеры придумали не просто так. Были созданы специальные институты типового экспериментального проектирования, которые потом обросли филиалами по всему Союзу. Эти институты вычисляли антропометрические параметры человека, которые положили в основу проектирования квартир. В советской программе перспективного развития жилья было прописано, сколько комнат положено каждой семье. В 1960—1970-е годы семья из трех человек получала двухкомнатную квартиру, то есть -1 от количества жильцов. Планировалось, что в перспективе -1 уберется, а затем и вовсе заменится на +1. Но планы ушли вслед за мечтой строительства коммунизма.

В Минске застройка панельными домами началась на улицах Волгоградской, Орловской, Каховской, в районе Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Постепенно “панельным кольцом” окружили весь город.

“Эти дома стоят до сих пор, их модернизируют, уменьшают количество теплопотерь. Они могут стоять очень долго — физический износ там минимальный”, — говорит Михаил Гаухфельд. Дома же первых серий, которые сносят в Москве, были низкого качества. Там текли швы, и поэтому квартиры сильно продувало, а жильцы страдали от постоянного холода. После не особо удачных экспериментов в Москве часть дефектов в следующих сериях уже устранили. В Минске из 10 серий хрущевок строили только 4, которые были усовершенствованы, и все из них можно реконструировать.

Есть заблуждение, что хрущевки строились как временное жилье, рассчитанное на 25 лет. На самом деле в середине 1950-х была идея, что через пару десятков лет, достигнув коммунизма, советские граждане смогут позволить себе квартиры побольше и комфортнее, но это никак не связано с качеством самих хрущевок. Хотя эти дома и ругают за неудобную планировку, неприглядность и серость фасадов, именно хрущевки обеспечили жильем советских людей. Города преобразились, появились микрорайоны — в стране началась урбанизация. И уже в 1961 году городское население Советского Союза превысило сельское.

Заведующий кафедрой архитектуры жилых и общественных зданий БНТУ профессор Сергей Сергачев настаивает, что не нужно относиться к хрущевкам как к объектам низкого архитектурного качества. Эти типовые проекты делали очень хорошие архитекторы, просто перед ними была поставлена достаточно жесткая задача — с минимумом средств решить социальную проблему:

— Я с досадой отношусь к тому, что на архитектуру начинают смотреть как на предмет, который нужно непременно обновлять. Это же не пиджак, который мы поносили, старый стал, не нужен — и уже покупаем новый. Некоторые люди такой постоянный обмен переносят и на архитектуру: мол, зачем возиться со старым домом, давайте его снесем и построим новый.

В Минске более 900 хрущевок. Сколько простоят такие дома, точно никто не решается сказать — все зависит от качества и состояния каждой пятиэтажки. Конечно, через пару десятков лет и белорусские хрущевки могут превратить в пыль, а на их месте вырастут новые многоэтажки. Скорее всего, это будут уже совсем другие районы. И самое важное, что они могут потерять, — человечность, считает профессор Сергей Сергачев:

— В старых микрорайонах нормальный интервал между домами, небольшая высота зданий, зеленые дворы. Люди привыкли к этим местам и чувствуют себя там комфортно. Если это все убрать и поставить несколько 25-этажных домов, будет ощущение, что что-то очень важное для человека потеряется. Я считаю, если можно поддержать, сохранить жизнь в старых домах, то лучше сделать капитальный ремонт, модернизировать их, а не лишать людей привычного уклада.

Пока срок эксплуатации минских хрущевок рассчитан еще на 30 лет. За это время в квартирах, которые стали символами хрущевской оттепели, вырастет еще одно поколение. Будущее хрущевок, скорее всего, станут определять не их жильцы, а экономические реалии. Если сносить и строить новые дома будет выгоднее, чем ремонтировать, то пятиэтажки отправят на задворки истории.

infong@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Иван г.Кричев
Пока что и модернизация таких домов приносит неплохие результаты, но конечно если дом в аварийном состоянии и
все с него сыплется, то конечно нужно переселять людей и сносить.
Иван г.Кричев
Пока что и модернизация таких домов приносит неплохие результаты, но конечно если дом в аварийном состоянии и
все с него сыплется, то конечно нужно переселять людей и сносить.
Валентина, 99
Районы с "хрущевками " обжитые и уютные. Если на месте пятиэтажных домов строить многоэтажки это будут "каменные джунгли"!
Татьяна, 38, Могилёв
Учитывая, то, какого качества, сейчас сдаются новостройки, то хрущёвки ещё и их перестоят.
Раиса Живчик, Минск
Не надо нам слепо гнаться за московским примером. Ключевая фраза в статье — “...дома же первых серий, которые сносят в Москве, были низкого качества. Там текли швы, и поэтому квартиры сильно продувало, а жильцы страдали от постоянного холода. После не особо удачных экспериментов в Москве часть дефектов в следующих сериях уже устранили. В Минске из 10 серий хрущевок строили только 4, которые были усовершенствованы, и все из них можно реконструировать”.
Районы, где расположены хрущевки, имеют свой неповторимый колорит ушедшей эпохи: в домах малой этажности все соседи, как правило, знают друг друга, здесь выросли целые поколения. Зеленые дворы, скамеечки возле подъездов. Обжитые и уютные территории. Какой смысл их сносить и возводить многоэтажные “человейники”? Чтобы люди из стоящих впритык домов за руку здоровались, стоя на балконах? Чтобы в каменные джунгли превратились все оставшиеся зеленые кварталы?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?