Телеведущая СТВ Екатерина Забенько — о выборе профессии, секретах успеха и простом женском счастье

Столичная штучка

Стаж ее работы на «Столичном телевидении» такой же, как и у самого канала, - двадцать лет. Помнится, во время учебы на факультете журналистики БГУ, мы, студенты, бросали конспекты и учебники и бежали к телевизору, чтобы увидеть сюжеты Екатерины Забенько о жизни минчан и событиях в столице. В ту пору, когда многие еще только начинали учиться пользоваться интернетом и мобильными телефонами, корреспондент Екатерина оперативно готовила репортажи, а информацию успевала проверять по архивным источникам и перезванивала для уточнения информации с городского таксофона.


Сегодня признается, что профессия сама выбрала ее, как будто прочитав мысли Вселенной. Дело в том, что ее отец, ухаживая в юности за ее мамой, писал записки и всегда отмечал инициалы Татьяны Васильевой - ТВ. Так союз родителей сказался на призвании Екатерины. Недавно ведущей программы отдела выпуска дирекции информационного вещания за значительный вклад в реализацию государственной информационной политики, высокий профессионализм, объективное и всестороннее освещение событий общественно-политической и социально-культурной жизни страны объявлена Благодарность Президента. Об этом и многом другом корреспондент «НГ» спросила у телеведущей. 

— Помните то время, когда решили стать журналистом? О чем была ваша первая публикация?

— Кем же еще мог стать человек, который с детства записывал интервью на магнитофон со всеми, кто оказывался в зоне досягаемости? Когда все домашние интриги, скандалы и расследования были исчерпаны, в ход шли соседи, друзья и даже уличные коты. Мое умение выражать мысли и неплохо писать рассмотрели еще в школе. На уроках русского языка зачастую писала сочинения за себя и «за того парня». Понимая, что мне легко дается то, над чем одноклассникам приходилось буквально страдать, без проблем брала себе еще пару-тройку тетрадок.

Еще один «звоночек» в пользу журналистики прозвенел уже во Дворце детей и молодежи «Золак», в котором я посещала, наверное, все кружки. Директор пригласил меня провести новогодние утренники на каникулах. Мне было лет двенадцать тогда. Так я даже заработала свои первые деньги как ведущая!

— Кто оказал влияние на формирование вас как личности и будущего журналиста?

— В моей семье и окружении никогда не было журналистов. Но все любили поболтать, пошутить, обсудить что-нибудь. Сама не понимаю, как получилось так, что у меня раскрылись такие способности — писать, говорить, работать на публику. Но это было с самого детства. И творческие, и лидерские качества были налицо. Всегда участвовала в разных культурных мероприятиях, выступала в концертах и на школьных линейках. Мне поручали самые ответственные задания. Помню, как в пионерском лагере была ниже всех ростом, но при этом — староста отряда. Это требовало четкого выражения мыслей и формулировки фраз. Так что влияние с детства оказывало окружение, а не конкретные люди. 

Когда приняла решение профессионально связать свою жизнь с журналистикой, в университете все будто стало на свои места. С полуслова понимала преподавателей. На одной волне была с однокурсниками, успешно продолжилась моя активность на сцене. У меня получился тот случай, когда будущая работа на 100 процентов совпала со сферой обучения. Моя специальность — журналист радио и телевидения. На радио удалось поработать не долго, и вся жизнь моя посвящена ТВ. 

— Какой вы представляли профессию журналиста в начале творческого пути и что думаете о ней сейчас, когда вы двадцать лет в профессии?

— Изначально все представляется намного красочнее. Ты надеешься, что будешь красивая из телевизора рассказывать дико интересные вещи многомилионной аудитории и получать мешками письма благодарности. А потом оказывается, что нужно намотать не одну тысячу километров с оператором, чтобы добраться до теплой и уютной студии в своей профессиональной карьере. Не спать ночами, сочиняя программы, вскакивать с утра и бежать на монтаж, составлять план съемок, писать сценарии, зачастую выполнять даже не совсем с первого взгляда журналистскую работу — принимать видео, монтировать чужие интервью, вникать в сложные технические нюансы. Ну и, конечно, получать не только положительные отзывы, но и устоять перед напором негатива, отрицания реальности и адекватности. Однако, все это закаляет, помогает найти золотую середину осознания себя в профессии — без симптомов звездной болезни, с ответственностью за каждое сказанное слово, с готовностью выполнять любую работу, в том числе за кадром, и не всегда в рамках служебных обязанностей и должностного оклада.


— Получается, что вы стояли у истоков телеканала СТВ? Помнятся ваши репортажи о жизни столицы... Расскажите, о чем был снят ваш первый сюжет?

— Хорошо его помню. Тогда мы делали исторический обзор городских улиц, заметьте, без помощи Google. Фраза звучала приблизительно так «окей, директор библиотеки». Я очень впечатлилась той работой. Мы использовали много архивных фото, нам помогали специалисты из музеев и архивов. Представить себе одну и ту же локацию с разницей в 100-200 лет, это было очень интересно! 

Позже эта рубрика стала более развернутой и переросла в наш фирменный проект «Минск и минчане». Я ее очень люблю и как зритель. А тогда, в 2000-ом году я стояла посреди улицы Карла Маркса, бывшей Подгорной, и рассказывала, как там перевернулся обоз с не очень хорошим грузом. После чего ее привели в порядок и наконец-то замостили. И это покрытие до сих пор — отличие дороги около Дома офицеров. Этот сюжет до сих пор хранится у меня дома, мама щепетильно собирает все мои видеоархивы и интервью. Помню, когда первый раз вышел мой репортаж в эфир, я заходила в метро с трепетом и думала, что, может, меня кто-нибудь сегодня уже в метро узнает. Теперь надеюсь, что в метро никто не узнает.

— За десятилетия в профессии вы были автором многих проектов? Работа в каком из них запомнилась вам больше всего? Вспомните интересный случай, связанный с ним?

— Это десятки проектов. От новостей — до развлекательных программ. Но, пожалуй, особенно горжусь своим циклом передач «У парадного подъезда». Это сочетание истории, архитектуры и необычных строительных технологий. Я рассказывала о зданиях, которые у всех на виду, но мало кто смог изучить его изнутри, узнать особенности проекта. И уж тем более мало кто мог получить возможность забраться на крышу памятника архитектуры, или современного комплекса. В моем арсенале — целая коллекция крыш: Национальная библиотека еще на стадии строительства, вокзал, Национальный художественный музей, Минск-арена, Борисов-арена и даже «башня Цанавы» в КГБ.

 Кстати, с этим объектом связана интересная история, точнее пример того, как приходится выкручиваться иногда. Здание КГБ — режимный объект и съемка была согласована давно. Но в день, когда нам был подписан пропуск, у меня резко пропал голос. Даже мысль о том, что программа должна выйти в эфир по графику через несколько дней, не смогла вернуть мне возможность произнести хоть один звук. По сценарию много раз появлялась в кадре, комментируя архитектурные нюансы исторического объекта. А голоса нет! Что делать? Пришлось-таки все говорить в кадре, просто беззвучно открывая рот, а озвучивание делать уже на монтаже. Поняла, что такое актерское дублирование, не так просто попасть даже в свой собственный текст.

— Если заглянуть на десятилетие вперед, как думаете, каким станет телевидение?

— Мне кажется, наши фантазии, даже самые смелые, не могут его обрисовать. Ну, давайте, попробую: это огромные экраны, которые вышли за пределы домов и вполне заменяют привычные бигборды на улицах. В телевизоры превратятся стены домов, транслировать картинку можно будет на гладь воды и закрывать ею крупные городские площади. Увидеть последние новости смогут даже пилоты аэротакси, которые будут развозить пассажиров по воздушному пространству. 

Не удивлюсь, если именно так все и будет, учитывая темпы развития телевидения уже сегодня. Ведь нам уже не всегда нужно быть на месте, чтобы за мгновение получить оперативное видео. Ведь мы уже за считанные минуты готовим материал к эфиру. Современная картинка, которую дает телевидение, высокого качества и прекрасного наполнения. Дальше — будет еще лучше. Мы поработаем над стилем подачи, подстроимся под новые реалии, научимся работать еще быстрее, писать еще интереснее и среди всего этого изобилия программ будет и СТВ.

— Какие качества, на ваш взгляд, необходимы современному тележурналисту?

— Умение писать, безусловно. И это не совсем тот стиль, в котором работают журналисты интернет-изданий и газеты. У нас текст работает «на картинку». Она впереди — и на нее ориентируется зритель в первую очередь. Современному журналисту нужно быстро ловить информацию, при этом быть в теме всего, что происходит в стране и мире. Эти постулаты не меняются десятилетиями. Сегодня журналисту нужно уметь не только владеть своей профессией, но и навыками оператора, режиссера, видеоинженера и даже спринтера. Бегать тоже приходится часто и быстро.

— Успех в профессии журналиста во многом зависит от постоянного совершенствования знаний? Что вы сами делаете для этого? 

— После окончания факультета журналистики еще много училась: курсы по технике речи, форумы и конференции в международных академиях радио и телевидения. Сама преподавала какое-то время на курсах. Постоянная работа над собой необходима. Иначе ты сходишь с дистанции. 

Постоянно добавляются новые возможности для работы, которые надо быстро осваивать. На фильмы редко хватает времени, а ленты новостей зачитываю до дыр. Вечером перед сном читаю сказки с ребенком. 

— Достаточно ли у вас времени для семьи и сына? Как удается совмещать карьеру и материнство?

— Прекрасно все получается! Считаю себя счастливым человеком: любимая работа не мешает общению с сыном. За это я и люблю СТВ, что сегодня из меня никто не выжимает соки. Работаю по комфортному графику, который позволяет мне высыпаться, уделять время ребенку и не терять профессиональную хватку.



— Что думает Савва о вашей профессии? Кем сам хочет стать в будущем?

— Савва, Савелий, Савушка… Он пока понимает, что «вашу маму и тут и там показывают», но, наверное, еще не осознает, какая именно у меня работа. Дети в саду постоянно говорят: «Мы вас видели по телевизору», «Саввина мама вчера новости рассказывала». Мне кажется, он сам еще не осознал, что это как-то необычно. 

Сейчас я -  обычная мама, которая каждый вечер дома и не хочет пропустить ни одной минуты детства своего ребенка. О том, кем он станет — версий уже много. От космонавта до музыканта. Я вижу много способностей, посмотрим, что будет развиваться более успешно.

— Он был рад смотреть на вас по телевизору, когда вы получали благодарность из рук Президента?

— Почти уверена, что радость от осознания достижений мамы к нему придет существенно позже. И в каждый период времени по-разному. Может быть в какой-то момент он будет радоваться, потом гордиться, потом рассказывать детям, которые искренне не будут понимать, в чем «фишка», а потом уже сами также расскажут своим детям о прабабушке, листая мой архивный инстаграм с «желтыми потертыми страницами». 

На самом деле меньше всего хочу быть для него «мамой из телевизора». Мы знаем миллионы историй, как складываются взаимоотношения детей и их популярных родителей, как это влияет на судьбу и карьеру. Мне бы хотелось, чтобы сын никогда не ощущал дефицит общения со мной, а творческая наследственность была только плюсом к многочисленным способностям и талантам. Мечтаю, чтобы он в жизни старался всего добиваться сам и увидеть, как он будет получать свои награды — в школе, университете, на работе...

— Расскажите о секретах красоты?

— Ой, меня лучше не спрашивать, а то могу испортить впечатление (смеется). Никогда не считала себя красивой, но всегда стремилась выглядеть лучше, чем была. Прическа, макияж, каблуки - все это украшает женщину. Важно заниматься спортом, следить за питанием. Но самое главное — это быть добрым человеком, который не копит злобу, неудовлетворенность и не реагирует на проблемы, как на конец света. Наверное, мой оптимизм позволяет мне держать форму, как физическую, так и профессиональную.

—Ваш жизненный девиз?

— Делай, что должно, и будь, что будет. Также постоянно придерживаюсь мнения о том, что «под лежачий камень вода не течет». Ну и фирменное: «Всегда готов!» Борюсь с ленью постоянно, и мне кажется, я уже окончательно вывела ее из своего организма и сознания. Забыла, что такое «полежать на диване», хотя иногда и это надо. Но как только принимаю горизонтальное положение — или вспоминаю, что включена духовка, или ребенок уже делает из меня батут (хохочет). Если серьезно, считаю, что очень важно придерживаться жизненных принципов. И один из них для меня — никого не подводить, в первую очередь, себя.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ