Сто лет искусства в одном томе

ФОТО ВИТАЛИЯ ПИВОВАРЧИКА.
У меня в руках книга «Выяўленчае мастацтва Беларусi ХХ стагоддзя». Она совсем недавно вышла в издательстве «Беларусь» и еще пахнет типографской краской. Автор книги — Михаил Борозна.

Для того чтобы прыгнуть вперед, обязательно надо опереться на что–то твердое и устойчивое, понять, что и как сделано предшественниками. Подобные книги, суммирующие достижения, идеи и художественные практики прошлого века, как раз и являются такими точками опоры, дающими возможность оттолкнуться для движения вперед.

ХХ век оказался очень насыщенным на художественные открытия, появилось огромное количество новых течений и направлений. Все охватить и осмыслить, находясь внутри того времени, не представлялось возможным. Сегодня, отдаляясь от бурного и противоречивого столетия, можно спокойно и сосредоточенно оглянуться, все взвесить, суммировать и дать оценки сделанному.

«Идея этой книги пришла в голову давно, 25 лет назад. Меня пригласил работать в институте Михась Романюк, чтобы я читал курс истории белорусского искусства. Я стал готовиться и выступать перед студентами с лекциями. Вскоре в журнале «Мастацтва Беларуси» появился учебный план по этому курсу. Тогда это выглядело как революция, а сегодня — обыденность. Весь мой длительный опыт преподавания и лег в основу этой книги», — ректор Белорусской государственной академии искусств перелистывает глянцевые страницы новой книги.

— Михаил Григорьевич, на это издание был получен заказ?

— Нет. Книга сделана по зову сердца.

— Ваши студенты уже используют ее в учебе?

— Еще прошло слишком мало времени. Занятия идут только месяц, но студенты уже берут ее в библиотеке для подготовки. Она продается в магазинах и даже является лидером продаж. Хотя меня это не удивляет. Ведь всеобъемлющей книги по истории искусства Беларуси XX века не было. Она, я понимаю, востребована.

— В чем трудности создания подобной книги?

— В первую очередь собрать материал по архивам. Все разрозненно и разбросано по разным государствам. Вот пример: простой факт, что Бялыницкий–Бируля участвовал в Веницианской бьеннале в начале прошлого века, требовал подтверждающих документов, которые предстояло отыскать. А сегодня об этом уже можно прочитать в интернете.

— Собран массив фактов, событий, имен. Вы все это пропустили через себя, оценили, взвесили, разложили по полочкам. Возникает вопрос, интересующий многих: а куда дальше пойдет наше изобразительное искусство? Для чего книга делается, чтобы увидеть перспективу?

— Я работаю над следующим проектом. Прогноз, касающийся будущего, оптимистический. Двадцатый век это доказывает многократно. Его заслуга хотя бы в том состоит, что такие слова, сочетания слов, как «Беларусь, белорусское искусство», вошли в обиход и стали часто употребляться.

Группа УНОВИС на вокзале Витебска. В центре — Казимир Малевич. 5 июня 1920 г.


— Куда же наше изобразительное искусство будет двигаться — на восток или на запад?


— Оно останется здесь! Как и литература, театр, музыка, архитектура. Так сложилось, что Беларусь погружена в свое внутреннее состояние, сосредоточена сама на себе. Это все и останется.

— А если посмотреть по–другому: останутся ли традиционные виды и жанры искусства в XXI веке? Например, станковая живопись с ее привычными материалами: холст, масляные краски?

— Вот сегодня на лекции я говорил о знаменитом художнике Герхарде Рихтере, который является топовой фигурой современного искусства. В его творчестве есть все: и фигуративная живопись, и абстрактная, и концептуальное искусство. Наши маленькие музеи, общественные здания не насыщены произведениями предыдущих столетий так, как в Европе. Это объяснимо — все войны опустошительно проходили через наши земли. Хотим мы того или не хотим, но будем вынуждены восполнять пробелы, заполняя пустоты и классической живописью, и скульптурой как мраморной, так и бронзовой. Это наполнение будет отображать все, что происходит в нас и вокруг.

— Кто будет являться заказчиком — частные лица или организации?


— Мне думается, следует говорить об общественном заказе. О существовании общественных советов, об экспертных сообществах.

— То есть так, как было всегда. Собрался совет Флоренции, решили поставить памятник, определились с темой, выбрали скульптора, обратились к Микеланджело — появился памятник Давиду. Проверенный и апробированный способ.

— Да! В эти советы будут входить ученые, искусствоведы, критики, журналисты, художники и скульпторы. Именно при их участии будут создаваться статусные произведения искусства. Те, которые станут заполнять пустоты.

Разговор с автором происходил в его кабинете. В коридоре шумели и о чем–то спорили студенты: живописцы, графики, скульпторы и дизайнеры. Те, кому предстоит заполнять пустоты и делать белорусское изобразительное искусство ХХI века. Ректор Михаил Григорьевич Борозна собирался на лекцию.

ladzimir@tut.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Белорусский зритель
Во вторник прошлый встретил Ректора БГАИ Борозну М.Г. на входе в МКРБ. Поговорили и о планах наших  с Деканом кинофакультета Ивановым по набору моей мастерской, на что требуется социальный заказ уже... Михаил Григорьевич пригласил меня в гости, чтобы подробно всё обсудить. Но пока из-за его занятости встреча перенесена на следующую неделю...

Совсем не удивительно, что среди названных им видов искусств нет главного. Кино в нашей стране настоящего нет все эти годы...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости