Минск
+2 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

«Это по сути тот же кредит». Что будет с картами рассрочки?

Ставка на карту

Утром деньги — вечером стулья. В современной торговле этот принцип все чаще работает наоборот. Кредит, рассрочка, лизинг: получить товар, а рассчитаться позже — услуга, пользующаяся спросом. Особенно если переплата невелика. Но всегда ли можно обещанному верить?

Карты рассрочки на нашем рынке — явление сравнительно новое. Но быстро набравшее популярность: несколько лет назад подобный пластик был лишь у одного банка, сегодня — уже у восьми финучреждений. Ставки символические, от 0,000001% — если покупать товар в долг в магазинах-партнерах. Высокий процент, как правило, начинает капать, только если вовремя не вносить платежи. Выходит, без переплат. Но все не так просто.

Минчанка Ирина Бойко пользуется картой рассрочки уже два года. Говорит, что порой наблюдает картину, как почти беспроцентная рассрочка оказывается недешевой:

— Покупали сыну планшет. При расчете в рассрочку — одна цена, если заплатить сразу всю сумму — другая. И разница солидная.

Найти примеры оказалось несложно. Захожу на сайт магазина известного производителя техники. Выбираю модель телефона: цена — 2169 рублей. Можно воспользоваться несколькими вариантами рассрочки, в том числе с помощью карты — вплоть до полутора лет с нулевыми платежами в первый месяц. Но есть и спецпредложение магазина: при единовременной оплате приобрести девайс можно за 1799 рублей. Разница с ценой в рассрочку — 17%.

Экономист Игорь Березняцкий объясняет:

— Почему банку выгодно предоставлять рассрочку? Это, по сути, тот же кредит. Только если при потребительском кредите процент платит физлицо, которое его берет, то при рассрочке плата банку лежит на плечах организации торговли. А если магазин понес издержки, ему нужно их покрыть. Как? Все равно не без участия потребителя. Так что дифференциация расценок для тех, кто платит сразу, и тех, кто берет в долг, — еще относительно честный вариант.

Недавно изучением вопроса рассрочек занялись специалисты Нацио­нального банка — как теми, что предоставляются с помощью карт, так и отдельными предложениями. Анализ ситуации показал такую картину: размер вознаграждения, уплачиваемого организациями торговли или сервиса банку, может достигать более 30%.

— В целях возмещения своих расходов по оплате возмездных услуг банков организации торговли включают эти расходы в цену товара и таким образом переносят их на потребителя независимо от того, приобретался им товар с использованием карты рассрочки или нет, — отмечают в главном банке страны.

Эти слова приводятся в письме, которое регулятор разослал банкам на прошлой неделе. В нем Нацбанк рекомендует им устанавливать размер любого вида вознаграждения, уплачиваемого организациями торговли или сервиса в рамках заключенных соглашений, не более 4% от стоимости товара, который приобретается потребителем на условиях рассрочки. Отчитаться о проделанной работе банкам нужно до 8 февраля.

Означает ли это, что цены на товары в рассрочку станут ниже нынешних? Эксперт Центра экономических исследований БЕРОК Анастасия Лузгина говорит:

— Все будет зависеть от того, какие у банков были договоры с организациями торговли и сервиса. Можно предположить, что по определенным позициям просто сократится период рассрочки. По некоторым продуктам период выплат доходит до нескольких лет рассрочки. Одно дело, когда человек покупает что-то очень существенное, например машину. Другое — когда речь идет о карте рассрочки, это обычно мелкие покупки — относительно недорогие потребительские товары, по которым вполне реально закрыть долги в более короткие сроки. Второй момент — если сравнивать кредитные карты с картами рассрочки, то в первом случае потребитель платит везде один и тот же процент. Во втором размер комиссии, которую платят организации торговли и сервиса банкам, имеет разбежку. И это в некоторых случаях может сказываться на ценах. Например, когда человек платит за товар единовременно или использует карту рассрочки.

К слову, откуда взялся предложенный регулятором размер вознаграждения? Для справки в письме Национального банка приводятся такие данные: прогноз базовой инфляции в годовом выражении на 2020 год — 4%. Чистая процентная маржа (то есть разница между чистым процентным доходом банка и средней величиной подпроцентных активов — один из ключевых показателей эффективности деятельности банка) на 1 декабря составила 4,03%. По мнению Виктора Маргелова, сопредседателя Республиканской конфедерации предпринимательства, опираться на такие показатели вполне разумно:

— В нашей стране уже достаточно длительное время наблюдаются устойчивые финансовые параметры. Размер вознаграждения должен быть соизмерим со стоимостью денег в стране. 30% комиссии — это грабеж, и неважно, кто забирает деньги — магазины или банки. Так что мера по ограничению вполне логична.

Бизнесмен обращает внимание и на другой момент. В последние несколько лет активными темпами росли объемы потребкредитования. По данным Министерства антимонопольного регулирования и торговли, на долю заемных ресурсов в прошлом году приходилось в среднем около 15—16% продаж. С одной стороны, это стимул для экономики, с другой — риск.

— Во-первых, если вы на полгода вперед наберете кредитов, то наверняка в течение полугода покупать больше ничего не будете. Во-вторых, если не будет возможности рассчитаться, последствия будут катастрофичны, — поясняет Виктор Маргелов.

К слову, ограничения по объемам потребкредитования сегодня уже есть: тем, у кого на раздачу долгов приходится свыше 40% ежемесячного дохода, взять в долг у банка уже не так просто.

— Это разумное ограничение, — считает Анастасия Лузгина. — А вот что касается видов финансовых инструментов, которые позволяют гражданам брать в долг, то чем их больше, тем лучше. У потребителя должен быть выбор. При этом продукты не должны быть одинаковыми: они должны быть направлены на удовлетворение потребностей различных групп населения. Кому-то удобнее оформить кредит на крупную покупку. Кому-то — завести карту рассрочки и оплачивать поэтапно мелкие покупки.

И еще важный момент: механизм работы любого финансового инструмента должен быть понятен и прозрачен для каждого, кто им пользуется. Любой долг должен быть разумным и посильным.

Виталий ПИВОВАРЧИК

СКИДКА НАВСКИДКУ

В середине прошлого года поднималась тема карт рассрочек: в МАРТ поступали обращения граждан, которые были недовольны тем, что в магазине нельзя одновременно и воспользоваться скидкой, и рассчитаться такой картой. С точки зрения закона, интересы прав потребителей в данном случае не нарушались — менять стоимость товара в зависимости от оплаты наличным или безналичным способом нельзя, но карта рассрочки — не просто пластик, а инструмент для получения рассрочки.

Понять магазины отчасти тоже можно: предприятие не всегда может себе позволить и цену снизить, и банку заплатить. Другой вопрос — как будет теперь, если комиссия за рассрочку составит 4%, а магазин окажется готов предложить на товар скидку 20%? Виктор Маргелов считает, что подход должен быть честным:

— С одной стороны, есть скидка. Если кто-то серьезно сбивает цену на товар, значит, он это экономически обосновал. С другой — есть стоимость денег, исходя из которой должна формироваться комиссия банку за предоставление рассрочки. Это, по сути, две разные вещи. От того, сделают в магазине скидку или нет, стоимость денег в стране не меняется. Так что не давать скидку тем, кто рассчитывается в долг, думаю, это попытка манипулировать поведением потребителя в целях получения большей прибыли. Стоимость денег, безусловно, должна быть учтена, но не более того.

  infong@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...