Старице рано стариться

Ученые Полесского аграрно-экологического института НАН придумали, как спасти мелиорированные земли

Полвека назад началась мелиорация Полесья. На юге БССР осушили почти два миллиона гектаров заболоченных земель. Только в Брестской области проложили около 50 тысяч километров мелиоративных каналов. Полешуки поначалу радовались рекордным урожаям. Однако плодородие земель начало резко снижаться, и ком экологических проблем стал нарастать. Ученые из Полесского аграрно-экологического института Национальной академии наук задумались: как сделать наши мелиоративные системы более экологичными, чтобы поддержать хрупкий природный баланс? И придумали. А состоятельность своих ноу-хау подтвердили на практике.

Авторский коллектив проекта (слева направо): кандидат биологических наук Виктор ДЕМЯНЧИК
и научные сотрудники Полесского аграрно-экологического института Валентин РАБЧУК и Виктор ДЕМЯНЧИК-младший
Фото Павла ЛОСИЧА

Рыбе — чистую  воду


Замдиректора института по научной работе Виктор Демянчик раскладывает на столе бумаги, запускает на компьютере Google Earth, и мы виртуально перемещаемся в Ивацевичский район, в окрестности деревни Выгонощи. Пока компьютер загружает подробную карту, кандидат биологических наук говорит о важном:

— Мы жалуемся: «спрямили» реки. А ведь русла рек меняли не только у нас. Так же поступали по всей Европе, в Китае. Но, вмешавшись в природу, нужно что-то предложить ей взамен, постараться сохранить биологический потенциал техническими средствами. Вот в этом и заключается наша задача. 

За деревней Выгонощи большое озеро. К водоему ведет мелиоративный канал. Виктор Трофимович рассказывает, что заморы рыбы здесь случались довольно часто. Причина — частицы торфа, которые в большом количестве попадали в канавы:

— Брестская область — наиболее мелиорированный регион Европы. Здесь построено 300 насосных станций. Ранней весной они начинают работать, выкачивать воду с полей, готовить их к посевной. Эта торфяная муть сразу же попадает в мелиоративные каналы, изменяя их гидрологический режим. В результате начинаются заморы. С такой проблемой сталкиваются регулярно и повсеместно. Мы нашли решение.

Виктор Демянчик показывает на небольшой пруд рядом с мелиоративным каналом. Это не просто пруд, а отстойник, в котором осаживаются торфяные частицы. Ученый поясняет:

— Этот водоем сделан в форме змеевика. Прежде чем попасть в канаву, вода проходит по змеевику, замедляет скорость, теряет значительную часть торфяных примесей и через шлюз попадает в мелиоративный канал. Тем самым нагрузка на естественный водоприемник значительно снижается. Затрат практически никаких, зато экологический эффект огромный.

Вопрос, как рационально использовать пойменные земли в Полесье, стоит на повестке дня много десятилетий
Фото Александра КУЛЕВСКОГО

Такие пруды-отстойники позволяют не только очистить воду, поступающую в мелиоративные каналы, но хотя бы частично решают еще одну проблему — нехватку грунтов. Виктор Демянчик продолжает:

— Сегодня спрос на плодородную землю высок. Люди платят за грунты немалые деньги, некоторые их даже воруют. Такие пруды могут стать теми местами, где можно вполне законно набрать плодородного грунта. Бесплатно или за символические деньги. 

Зачем «состарили» канаву?


Еще одна задачка, над решением которой работают брестские ученые, — как сохранить биоразнообразие на мелиорированных землях. Вернуть их в состояние полувековой давности уже невозможно, да и не нужно, но кое-что изменить вполне по силам. Виктор Демянчик показывает снимки со спутника, посвящает в тонкости проекта:

— Чтобы сохранить редкие виды растений и птиц, мы придумали искусственную старицу. Вот здесь идет мелиоративный канал, а мы к нему пристроили еще один, что-то вроде старого русла. Идея сработала. Сюда вернулись редкие виды пернатых: большой веретенник, гоголь, чирок-трескунок. Получился настоящий живой музей, причем его наличие никак не влияет на специфику землепользования.

В тупике мелиоративного канала устроили небольшой водопойный пруд. Прилегающие к нему земли из сельхозоборота выведены, поэтому спокойствие животных никто и ничто не тревожит. 

— Такие пруды нужны для нормального развития поголовья копытных, увеличения количества птиц, — рассказывает Виктор Демянчик. — Простой пример: болотная вода оленю не годится, ему нужна грунтовая. К тому же в это озерцо заходит вьюн, здесь появилась плотва. Для торфяного мелководья это большая редкость.

Ученые сделали водоем и для домашних животных, вернув к жизни реликтовое озерцо недалеко от Выгонощей. Из-за мелиорации оно могло вовсе исчезнуть. По словам ученого, раньше на Полесье таких водоемов было много. Местные жители называли их «пасочка», «озерина». В некоторых районах их пытались сохранить, но действовали ненаучными методами, и многие озера попросту исчезли, а вместо них появились заросшие болота. 

Задачка, над решением которой работают брестские ученые, — как сохранить биоразнообразие на мелиорированных землях
Фото Александра СТАДУБА

— На первый взгляд, работать с такими водоемами очень просто. Пригнал экскаватор, углубил, и никаких проблем. Так многие и поступали. Но озера, вместо того чтобы оживать, умирали. Они попросту «уходили» в вырытые углубления. На таких объектах нужно работать осторожно. Воспроизвести модель озера не так-то просто.

Пруд за сельскими заборами в Выгонощах спасти удалось. Теперь здесь обитают птицы и шесть видов земноводных, приходит на водопой домашний скот. Люди ученым и мелиораторам благодарны. Местные жители даже начали ухаживать за озерцом. Кто-то, например, запустил рыб. Получился не только экологический проект, но и социальный. 

Малина — растение  экономное


Виктор Демянчик приводит впечатляющую цифру: сегодня предприятие «Брестмелиоводхоз» обслуживает 41 тысячу километров мелиоративных каналов. Это длина экватора! На поддержание всех систем в должном состоянии ежегодно тратятся огромные деньги. Ученые знают, как сократить издержки. 

— Сорок одна тысяча километров — это огромный территориальный ресурс. Причем эту цифру можно удваивать, ведь у каналов по два берега, а ширина каждого из них — около 10 метров. И сегодня эта территория никак не используется. Трава и кустарник срезаются, попадают в воду, начинают гнить или прорастают. В итоге каналы зарастают еще быстрее, проблема усугубляется. Чистить русла приходится чаще, затраты, естественно, увеличиваются. Мы убеждены, что эту территорию можно использовать гораздо эффективнее, — говорит кандидат биологических наук Виктор Демянчик.

Вариантов множество. Вдоль одного из каналов ученые посадили плантацию ремонтантной малины. За растениями не ухаживали. Решили проверить, выживут или нет. Результаты оказались обнадеживающими. Крупная ягода, отличная урожайность. Вдоль каналов хорошо растет не только малина, но и многие другие культуры. Топинамбур, например. Главное преимущество — вода для полива совсем рядом, а донные отложения можно использовать в качестве удобрений. Ученый комментирует:

— Выращиванием малины в Брестской области занимаются многие. Люди расширяют наделы, просят выделить больше земли, ее не хватает. Сегодня такой проблемы быть попросту не должно. Но по закону мелиоративные каналы — исключительно технические объекты. Ни сельсоветы, ни сельхозпредприятия прилегающей к ним территорией распоряжаться не вправе. Хотя последние вполне могли бы выращивать здесь корма. 

Ученые аграрно-экологического института разработали еще один вариант удешевления обслуживания мелиоративных каналов. Для этого на берегах нужно высадить определенные виды деревьев, которые заглушат бурную полесскую растительность. Но пока подробности проекта биологи не раскрывают — окончательные результаты эксперимента еще не получены.

p.losich@gmail.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?