Спецназ ГРУ: следы ведут в преисподнюю

А прародителем всего этого был первый в истории России «классический» военный спецназ, который появился при Главном разведуправлении Генштаба СССР 63 года назад. Спецназ ГРУ всегда был строго засекречен. Поэтому мало кто знает о его славной истории: операциях во время Второй мировой, в Афганистане и Чечне в наши дни... Попавшие под сокращение в бытность министра обороны России Сердюкова элитные подразделения сегодня возрождаются. Историк спецслужб Александр КОЛПАКИДИ рассказал о прошлом и настоящем российских частей спецназа военной разведки.

СЕГОДНЯ каждое силовое ведомство имеет части специального назначения

А прародителем всего этого был первый в истории России «классический» военный спецназ, который появился при Главном разведуправлении Генштаба СССР 63 года назад. Спецназ ГРУ всегда был строго засекречен. Поэтому мало кто знает о его славной истории: операциях во время Второй мировой, в Афганистане и Чечне в наши дни... Попавшие под сокращение в бытность министра обороны России Сердюкова элитные подразделения сегодня возрождаются. Историк спецслужб Александр КОЛПАКИДИ рассказал о прошлом и настоящем российских частей спецназа военной разведки.

— Странно, что спецназ военной разведки был создан в СССР так поздно, только после нескольких войн и локальных конфликтов, в разгар «холоднойвойны»…

— Не совсем так. История создания особых частей весьма запутана и интересна. А берет спецназ свое начало в глубинах истории. Например, у Петра I были егеря, потом в середине XIX века у казаков появились пластуны. Отлично показали себя русские партизаны во времена Отечественной войны 1812 года.

Кстати, военные партизаны действовали и в Первую мировую войну. Тогда официально тоже были созданы части, которые назывались партизанскими, не только среди казаков. Из этих частей вышли многие герои Гражданской войны, потом воевавшие на стороне белых и красных. Например, пресловутый барон Унгерн, атаман Анненков, Булак-Балахович… Знаменитый красный комбриг Кочубей служил именно в такой партизанской части под командованием другого кубанского казака — генерала Шкуро. Потом они воевали по разные стороны баррикад в Гражданскую.

Я недавно был в Китае. Когда смотрел местное телевидение, меня поразило, сколько у них снято фильмов именно про деятельность партизан в годы гражданской войны в Китае и во время борьбы с Японией в период Второй мировой войны. У нас эта тема не особенно развита, в советское время выходили какие-то книги о красных партизанах, но не была показана их связь с центром, роль командования Красной Армии, как их снабжали, как туда направляли инструкторов.

— Но это были подразделения, формируемые на период военных действий, не постоянные, подобно той же ОМСБОН НКВД?

— Нет, это были устойчивые соединения, у них было общее командование. Почему об этом мало известно? Делопроизводство по ГРУ 20—30-х годов до сих пор секретно. В ГРУ та структура, которая занималась спецназом, была зашифрована, ее формально не было. А на самом деле она существовала — речь идет о подразделениях активной разведки.

Уже не секрет, что эти подразделения действовали не только внутри страны, но до 1925 года активно работали за рубежом. Это, кстати, в советское время не скрывалось, но несколько камуфлировалось. Например, вы знаете, что когда Польша захватила Западную Украину и Западную Белоруссию, там действовали партизанские отряды. Это все у нас выдавалось, как борьба украинских и белорусских крестьян против польских помещиков. Что они восстали, устроили партизанщину. На самом деле, как теперь выясняется, там действовала наша военная разведка. Все эти крестьяне подчинялись, строго говоря, местным резидентам, которые возглавляли, собственно, эти отряды.

Все это фиксировалось, но было настолько засекречено, чтобы поляки не узнали, что до середины 90-х годов мы даже не имели возможности об этом сказать. Сейчас какие-то вещи уже известны. Мы теперь знаем некоторых людей, которые там работали. Например, знаем, что после возвращения из Англии (где он был резидентом) польский офицер Стефан Жбиковски возглавлял это подразделение в 1927 году. Знаем, что огромную роль там сыграл легендарный латышский боевик Салны. Он постоянно работал за границей, в частности в начале 30-х годов, когда мы ожидали нападения на нашу страну. Вот этот Салны вместе со своим постоянным помощником болгарином Иваном Винаровым, чьи воспоминания, кстати, выходили в Советском Союзе, но об этом там ни слова, выехали в Восточную Европу и на базе в основном болгарских эмигрантов создавали диверсионные группы. Мысль была простая: на нас нападают, а в тылу нападавших возникают диверсионные группы. За границей, кстати, и оружие было складировано, и взрывчатка, были подготовленные кадры.

Кадры обучали, конечно, здесь — в Москве и Подмосковье. Существовало несколько школ для этих диверсантов, это были не русские, а национальные кадры, коммунисты, понятно.

Все это называлось активная разведка, сокращенно активка. Есть такой миф, что по приказу Сталина всех их расстреляли в 37-м, но это не более чем миф. Действительно, расстреляли какую-то часть, это были люди, так сказать, гражданские, те, которых готовили для действий в своих районах, как, например, Ковпака и Руднева.

Тот же Ковпак работал председателем исполкома, в Гражданскую воевал в дивизии Чапаева. Вот он должен был стать одним из таких резидентов. Во время войны он им и стал, кстати говоря. Но большинство аналогичных ему людей погибло. Местные чекисты ради своей карьеры, а может быть, по заданию Ежова, который вынашивал какие-то свои планы, воспользовались тем, что этих людей было легко обвинить. Почему легко? Потому что у них было складировано оружие, словом, их брали с вещдоками. Это касалось и гражданских лиц, и чекистов…

А что касается военной разведки, то она устояла. Подавляющее большинство тех, кто занимался активной разведкой в ГРУ — тогда это было 4-е управление Генштаба, — выжили. И во время войны почти все стали Героями Советского Союза. Сегодня о них написаны тома.

Правда, наш знаменитый спецназовец, дедушка советских диверсантов Илья Старинов, считал себя обиженным, так как не стал генералом. Он считал, что его заслуги мало популяризируются.

Главная обида у Старинова, естественно, была на Сталина. Что Верховный его, полковника, не оценил, в отличие от полковника Брежнева… Поэтому он и распространял этот миф, что всех репрессировали. Нет, не всех. Я, например, провел исследование: из шести руководителей районного звена, которые находились в Белорусском округе, пять — активные участники Отечественной войны, Герои Советского Союза, шестой пропал без следов. Его не нашли среди репрессированных, но и в расстрельных списках его фамилии тоже не значится…

— Вообще, мало известно об организованных диверсионных группах в годы Великой Отечественной войны, все сводится к партизанам.

— И в Испании, в Финскую кампанию и Великую Отечественную войну вот эти люди, которых мы сейчас называем спецназовцами, а тогда — диверсантами или партизанами, успешно выполняли поставленные задачи.

Кстати, слово «диверсант» они не любят. Старики же вообще «бесятся», когда их так называют, потому что со сталинских времен у них осталось убеждение, что диверсант — это нехороший человек. Например, если сотрудника СВР или ГРУ назвать шпионом, он обидится, ведь он — разведчик. Слово «спецназовец» они еще терпят. Во время войны это было целое подразделение. Например, огромную роль в нем сыграл Герой Советского Союза Знаменский, получивший это высокое звание в Финскую кампанию.

У многих спецназовцев, как и у разведчиков, очень несправедливые судьбы. Среди них есть видные фигуры, о которых вообще мало что известно: Масолов, например, или Троян. Мало кто знает и о легендарном Потрахальцеве. Он — один из таких, как Старинов, тех, кто еще в 30-е годы был подготовлен для диверсионной работы. Из армии тогда «выдирали» самых талантливых, самых крепких, самых толковых ребят. Фигура Потрахальцева вообще достойна биографии ЖЗЛ.

И, казалось бы, после окончания Великой Отечественной войны опыт этих людей должен был использоваться, поскольку вскоре началась «холодная» война». Но не вышло…

Я думаю, что появление в США ядерного оружия и средств по его доставке вынудило советских руководителей приступить к формированию активных подразделений, которые могли бы проводить боевые операции по уничтожению соответствующих баз. В Советском Союзе ведь всегда внимательно изучали опыт Америки. Например, после того как там было создано ЦРУ, мы собрали все наши разведки и создали комитет информации. Такой разведывательный монстр, который мог бы противостоять ЦРУ.

И знали прекрасно, что американцы создают свой спецназ. Кстати, у американцев спецназов масса, и численность их на сегодняшний день в десять раз больше, чем численность российского спецназа. Про финансирование я вообще молчу. Спецназ у них финансируется примерно так же, как спецназы всего мира вместе взятые. Может, за исключением израильского...

А у нас до 1950-го спецназа не было. Большинство людей, которые прошли войну, оказались не у дел. Например, Потрахальцева отправили военным атташе в Аргентину. Зачем, не совсем понятно.

И вдруг неожиданно 24 октября 1950 года маршал Василевский подписывает приказ о создании спецназа. Сначала он существовал в виде рот. Было создано 46 рот по 120 бойцов в каждой. В них служило примерно 5,5 тысячи человек. Кстати, сегодня численность российского спецназа немногим больше. Роты потом преобразовали в батальоны, и уже в 60-е годы появились знаменитые бригады спецназа, которых сейчас осталось в два раза меньше, чем было во времена Советского Союза.

В СССР, насколько я знаю, вопреки тому, что писал предатель Суворов, существовало гораздо меньше спецназа, чем он утверждает: 90000 человек и 24 бригады. Этого никогда не было. Максимальное количество бригад того времени — это 14 бригад численностью менее 10000 человек. Правда, боевые действия в Афганистане заставили несколько увеличить их количество. Война «за речкой» — это главное событие в истории советского спецназа. Самое же известное — штурм дворца Амина в Кабуле.

— Хотелось бы спросить про мусульманский батальон. Расскажите, что это была за структура, чем она занималась, для чего она была создана?

— В те годы советское руководство уделяло огромное внимание бригадам спецназа. Их количество и боевая подготовка росли, но то, с чем им пришлось столкнуться в Афганистане, совершенно отличалось от европейского театра боевых действий. Наша лучшая бригада тогда дислоцировалась в Беларуси. Сравните ее природу, климат, население с тем, что бойцы увидели «за речкой». Все пришлось менять, переучиваться, заново создавать, вплоть до маскировочных костюмов...

А взять местное мусульманское население. Против нас там активно действовали те, кого сейчас называют исламскими радикалами. Они и с «шурави», и с местной властью боролись партизанскими — читай,  диверсионными, террористическими — методами.

И нам пришлось со всем этим столкнуться. Поэтому в ряды Советской Армии призывали людей, которые были близки к народам мусульманской веры. В основном это касалось Туркестанского военного округа. Здесь и был сформирован батальон. В ходе ввода советских войск в Афганистан именно он сыграл самую активную роль при штурме дворца Амина. Семь представителей ГРУ стали Героями Советского Союза, четыре были награждены посмертно. И, если не ошибаюсь, более 9000 спецназовцев ГРУ удостоились орденов и медалей. Война продолжалась почти десять лет, и все эти годы там активно действовали подразделения спецназа ГРУ. Причем им там приходилось выполнять совершенно разные задачи, порой они были не свойственны спецназу, а больше присущи подразделениям военной разведки.

— Говорят, что спецназ — это силовой инструмент государственной политики. Вы согласны с этим утверждением?

— Конечно, это одно из направлений. Сейчас в нашей стране немыслимое количество подразделений спецназа, в этом мы Америку догнали. А самые известные из них — «Альфа» и «Вымпел» в ФСБ, «Заслон» в СВР. Очень мощный спецназ, о котором почему-то у нас мало говорят, спецназ внутренних войск. Есть спецназ ВДВ в лице 45-го разведывательного полка. И спецназ ФСИН — это те, кто с наркотиками борется. У МЧС очень сильный спецназ…

Во времена Советского Союза существовало 14 бригад, шесть из них потом оказались на территории новых государств. Сегодня, к сожалению, какая-то часть из них находится на территории Украины, а другая, к счастью, на земле братской Беларуси.

Надо признать, что при министре обороны Сердюкове количество армейских спецназовцев сильно сократилось — были ликвидированы две бригады из девяти. Главная же проблема в том, что в российской армии эти бригады вывели из подчинения ГРУ и передали в сухопутные войска. Я знаю, что руководство ГРУ было категорически против такого решения, но тем не менее Сердюков своего добился.

Сейчас положение восстанавливается, вроде бы речь идет о создании еще одной бригады. Россия ныне разделена на четыре военных округа, и значит, в трех из них есть по две бригады и в одном, центральном, — одна. То есть количество бригад будет доведено до восьми. Это столько же, сколько было на территории Российской Федерации в момент распада Советского Союза.

— Выходит, бывший министр обороны нанес спецназу большой урон?

— У меня складывается впечатление, что руководители военного ведомства никому не хотели навредить, но слишком увлекались изучением американского опыта. Все сердюковские проблемы, как мне кажется, заключаются в переносе чужих образцов на нашу почву. Зачем было создавать объединенное командование спецназом? История показывает: любые попытки, связанные с копированием американского опыта, всегда кончались плохо…

Сергей ВАСИЛЬЕВ, Виктор ИВАНОВ

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости