Спасайся кто может?

О европейской интеграции

Прага упрекнула Париж в эгоизме. В Чехии считают, что французское правительство спасает свою экономику за счет других. Мировые державы декларировали, что будут сообща искать выход из кризиса, но пока каждый спасается как может...


Вездесущий Николя Саркози (вчера его видели в Багдаде) — это просто какое–то наказание для чешского председательства в Евросоюзе. Впору премьер–министру Чехии Миреку Тополанеку возводить руки к небу и театрально вопрошать: за что все это?


Начать с того, что все постоянно сравнивают его с французским президентом, который являлся формальным главой ЕС предыдущие полгода. Как Тополанек проявил себя во время газовой «войны»? Так ли браво вел себя, как Саркози во время войны на Кавказе? А хватит ли у него авторитета, чтобы повести Европу из экономического кризиса к светлому будущему? Недавнее интервью министра иностранных дел Чехии Карела Шварценберга немецкой газете «Хандельсблат» — типичный пример скептического отношения. Цитирую.


Корреспондент: Господин Шварценберг, вы — глава МИДа страны, председательствующей в ЕС. Когда вам позвонила госсекретарь США?


Шварценберг: В пятницу.


Корреспондент: Каким по счету министром иностранных дел стран ЕС вы были для Хиллари Клинтон?


Шварценберг: На самом деле меня это не интересует. Хиллари Клинтон позвонила ряду коллег...


Французская дипломатия — это кардинал Ришелье и Талейран, ядерная бомба и решающее слово в европейских делах. Понятно, что даже с мандатом Евросоюза Праге трудно тягаться с Парижем на международной арене. В прессу попала запись откровенной беседы Саркози и Тополанека, в которой француз выдвигает требования к чешскому председательству. МИДу Чехии даже пришлось заплатить штраф за огласку стенограммы.


«У меня никогда не было иллюзии, что в политике есть равенство. Большие государства играют большие роли, маленькие государства — маленькие, — приводит «Хандельсблат» мудрый ответ министра Шварценберга. — Огромный успех ЕС состоит в том, что он привел этот неизменяемый факт, по крайней мере, в отточенные и цивилизованные рамки».


Но, как пессимистично заметил чешский писатель Габриэль Лауб, друг — это тот, кто не продаст тебя даром. Несмотря на красивые декларации, принимаемые на представительных саммитах, в условиях мирового экономического кризиса державы действуют согласно старой французской идиоме: Sauve qui peut!, русскими словами — «Спасайся кто может!».


Правительство Франции выдало двум ведущим автоконцернам страны «Пежо–Ситроен» и «Рено» кредиты по три миллиарда евро. «Автостроители играют ключевую роль в экономике, их проблемы могут породить цепную реакцию, — объяснил французам суть сделки Саркози. — Эти компании взяли на себя очень важные обязательства не закрывать ни одного предприятия в стране до окончания выплаты кредита и сделать все, чтобы избежать сокращений персонала». Профсоюзы наверняка аплодировали этому решению и перенесли дату следующей национальной забастовки.


Германия, Италия и другие европейские страны сейчас доплачивают несколько тысяч евро тем, кто готов сдать свою старую машину в утиль и приобрести новое авто. Но все равно автопром несет убытки. А мир в условиях глобализации — это сообщающиеся сосуды. В общем, то, что прибыло французам, убыло у чехов. Реализация плана Саркози означает закрытие завода «Пежо–Ситроен» в Чехии и еще ряда филиалов в Восточной Европе.


Желание сэкономить на зарплатах вынуждало французские автогиганты все последние годы постепенно выносить производство за границу. Сделать одну машину в Чехии стоило на тысячу евро дешевле, чем во Франции. Но после получения кредита производители вынуждены будут прислушаться к требованиям правительства, а не к объективным законам бизнеса.


Прага обвинила Париж в протекционизме и намерена в ближайшие недели созвать внеочередной саммит Евросоюза, чтобы попытаться скоординировать действия 27 государств по выходу из депрессии. Политику Елисейского дворца Тополанек охарактеризовал так: «Сделай соседа нищим». Грош цена европейской интеграции, если поссорившиеся страны не придут к компромиссу, конечно же, придут. Но какие последствия будут иметь общеевропейские антикризисные меры для других государств?


С этих позиций никто еще не рассматривал антикризисный план Вашингтона. На своей первой пресс–конференции в Белом доме Барак Обама призвал конгресс незамедлительно подписать чек на 838 миллиардов долларов для американской экономики. Хотя многие эксперты уверены, что выздоровление мировой экономики начнется именно с США.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости