Спасать от смерти круглосуточно

В областной больнице Бреста проводятся высокотехнологичные, малоинвазивные операции на сердце в кардиоцентре в Гродно.

Дорогостоящую диагностику сердца делают в обычной районной больнице

Еще несколько лет назад невозможно было представить, что трансплантацией органов будут заниматься в областной больнице Бреста, проводить высокотехнологичные, малоинвазивные операции на сердце в кардиоцентре в Гродно. Врачам районных клиник на помощь приходят современные эндоскопические и лапароскопические комплексы, установки гемодиализа, даже в некоторых сельских участковых больницах работу лаборантов заменяют компьютеры. Как «оздоровление» медицины отражается на самочувствии пациентов, стала ли она более доступной для жителей деревни? Об этом — в нашей премьерной рубрике «Командировка без рецепта».


spasat2.png

Во время проведения процедуры коронографии врач и пациент могут общаться друг с другом


Интересно, что именно Солигорская центральная районная больница стала первой районной в республике, где недавно появился современный ангиографический комплекс. Такой аппаратуре не позавидуют разве только специалисты республиканских центров неврологии и кардиологии и некоторых областных клиник. Корреспонденты «СГ» напросились посмотреть, как проводят диагностическую процедуру коронарографии, и убедились, что для медицины районного уровня начинается новая эра в лечении самых сложных заболеваний.

Идея оснастить комплексом-«вундеркиндом» районную больницу принадлежит главному врачу Александру Лапусто и его заместителю Константину Пешкуру. Солигорская больница — крупный межрайонный многопрофильный центр. Одна из основных проблем, с которой чаще всего приходится сталкиваться медикам, — высокий уровень смертности от сердечно-сосудистых заболеваний.

От «рождения» до воплощения идеи прошло всего несколько лет. И уже сегодня жители Солигорского, Клецкого, Копыльского, Несвижского, Любанского, Стародорожского, Слуцкого районов проходят ряд обследований и получают оперативную помощь, не теряя драгоценного времени в очередях. Цена проекта для Минздрава —1 млн. 300 тысяч евро. Дорого? Вряд ли так думают 47 пациентов, которых обследовали чуть менее чем за два месяца со дня открытия отделения. Для каждого из них операция была настоящим спасением. Один из первых пациентов отделения перенес два инфаркта, уже не мог подняться по лестнице, не задыхаясь. После операции по стентированию сосудов сердца на следующий же день попросился домой. Врачу пояснил коротко: «Я ожил». А недавно в больницу доставили по «скорой» жительницу одной из деревень Стародорожского района. У пациентки открылось сильное кровотечение. Делать операцию с применением наркоза было крайне рискованно: сердце слабое, могла умереть. Спасли благодаря новой аппаратуре. Чуть более четырех часов не выходили врачи из оперблока...


spasat1.png

Заведующий ангиографическим кабинетом хирург Александр ЯНУКОВИЧ


Только в день нашего визита в операционной побывали трое плановых больных. У двоих, страдающих сахарным диабетом и атеросклерозом, проверили состояние кровеносной системы ног, у третьего — сосудов сердца, головы и шеи: пожилой пациент несколько лет назад перенес сложную операцию на сердце. В саму операционную нас не пустили. Утешаемся тем, что вся она, словно на ладони, за большим окном — стеклянные синие и металлические панели стен, аппараты, напоминающие картинки из фантастических фильмов. Но вряд ли мы, даже находясь рядом с хирургом, смогли увидеть больше, чем на мониторах, куда поступает вся видеоинформация.

Но откуда трансляция? Наталья Окс, врач реаниматолог-анестезиолог, которая следит за состоянием пациента на мониторе, поясняет, что сканирует пациента рентгеновская трубка, что периодически парит над операционным столом. Специальный детектор преобразовывает информацию и передает ее на компьютер. В «черно-белом» кино тонкий катетер, периодически выпуская из себя облачко контрастного вещества, обнаруживает новые хитросплетения сосудов. Еще несколько секунд, и я вижу человеческое сердце. Маленький «обруч» в нем — искусственный клапан. Немного не по себе. Через некоторое время из сердца хирург перемещает катетер в сосуды головы. На экране видно, как двигаются челюсти… Неужели пациент на операционном столе и врач общаются между собой?

— Не удивляйтесь, — видя мое замешательство, поясняет Наталья Окс. — Больной в сознании. Катетер, который вводится через миллиметровый прокол в бедренной артерии, не доставляет никакого дискомфорта. При коронарографии мы видим, как сокращаются и заполняются сосуды, как кровоснабжается сердце.

Жду, пока хирург Александр Янукович закончит операцию, и примеряю на себя костюм, в котором работают все врачи в операционной. Вес свинцового синего «фартука», который, как броня, защищает от рентгеноизлучения, 12 килограммов. Иногда работать в нем приходится по несколько часов...


spasat3.png

Заведующий хирургическим отделением Владимир ИСАЕНКО и врач рентгеноэндоваскулярный хирург Дмитрий КИСЕЛЕВ анализируют полученные данные


Спрашиваю у рентгеноэндоваскулярного хирурга Дмитрия Киселева, зачем врачам десять мониторов? Оказывается, каждый «отвечает» за свой фронт работы. «Помогают» анестезиологу, анализируют и расшифровывают результаты обследований, ведут «прямой «эфир из операционной, моделируют черно-белое изображение в цветное объемное. Еще один — для виртуального стентирования. Сделав плановую процедуру, хирург может смоделировать сосуд в объемном изображении, «примерить» к нему стент. Такая техника не дает права на ошибку. Информация о диагностике или операции сохраняется в базе и записывается на диск, который отдают пациенту. В дальнейшем это намного облегчит работу врачей на следующем этапе.

– За первые полгода в Солигорскую ЦРБ поступило 268 человек с острым коронарным синдромом — нестабильной стенокардией и инфарктом миокарда, — констатирует заведующий ангиографическим кабинетом хирург Александр Янукович. — Из них показано проведение экстренной коронарографии — в течение первых 90 минут — 125. Пока не открыли отделение, таких больных отправляли в областную больницу. А с установкой комплекса очередь оттуда передали нам. Уже обследовали всех, некоторым провели стентирование сосудов.

Александру Януковичу 32 года. Признается, что карьера начиналась со «скорой помощи», был врачом кардиобригады, реанимации. Но всегда мечтал быть именно хирургом. Окончил клиническую ординатуру на базе БелМАПО на кафедре неотложной хирургии. Прошел практически всю экстренно-экстремальную школу. Когда в 2013 году стало ясно, что ангиографический современный комплекс получит «прописку» в Солигорской больнице, ему и его коллеге Дмитрию Киселеву предложили участвовать в этой программе. Пришлось еще пройти учебу в РНПЦ «Кардиология» на кафедре профессора Юрия Островского, в отделении рентгено-эндоваскулярной хирургии 9-й клинической больницы, в Минской областной больнице. Сегодня команда Александра Януковича — семь человек. Молодой доктор мечтает, чтобы со временем работали не в одну смену, а круглосуточно, оказывая и экстренную помощь. Для больного с инфарктом миокарда каждая минута на счету. А на такой аппаратуре можно сделать многое. Но главное — спасти от смерти...

Фото Павла ЧУЙКО,«СГ»

korenevskaja@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?