«Социальные провалы портят бочку меда»

БОЛЬШЕ полувека трудового стажа заслуженного работника промышленности Республики Беларусь Николая ОВЧИННИКОВА, награжденного медалью «За доблестный труд», связано с агропромышленным комплексом страны. 40 лет руководил он предприятиями «Белагросервиса», в том числе 27 — Витебским мотороремонтным заводом. Вот такая арифметика!

Бывший директор Николай Овчинников по сей день интересуется делами Витебского мотороремонтного завода

БОЛЬШЕ полувека трудового стажа заслуженного работника промышленности Республики Беларусь Николая ОВЧИННИКОВА, награжденного медалью «За доблестный труд», связано с агропромышленным комплексом страны. 40 лет руководил он предприятиями «Белагросервиса», в том числе 27 — Витебским мотороремонтным заводом. Вот такая арифметика!

ЦИФРЫ, за которыми стоит судьба белорусского агрария, производственника, от организаторского таланта которого зависело состояние сельскохозяйственной техники не только витебского региона. Отремонтировать важнейшие узлы, двигатели тракторов, комбайнов и автомобилей, коробки перемены передач тракторов в срок — значит гарантировать их своевременный выход в поле, задержаться с ремонтом — сорвать очередную сельскохозяйственную кампанию, а следовательно, недополучить урожай. Выбора у Николая Романовича не было никогда: только первое — любой ценой, в любой, самый сложный для экономики государства период. Казалось, этот человек сам, как мощный двигатель, приводит в движение заводскую махину, заставляя ее вертеться в нужном направлении. Он и Витебский МРЗ почти три десятилетия воспринимались аграриями как одно целое. Даже трудно было представить, что однажды Николай Овчинников уйдет на заслуженный отдых.

— Ничто не вечно в этом мире, — улыбается он. — Я ведь 8 лет директорствовал в пенсионном возрасте. Трудно было расставаться с заводом, ставшим вторым домом, и коллективом — второй семьей. Чего греха таить — рвал как по живому. И сейчас неравнодушен к своему детищу: радуюсь добрым новостям, огорчаюсь из-за плохих… Беспокоит, к примеру, что машиностроение, которому сегодня посвящена значительная часть производственной программы, постепенно уменьшает долю ремонтных работ. Как бы не вытеснило однажды вообще! Вызывает опасение и снижение квалификации ремонтников, ведь наиболее знающие из рабочих стремятся попасть на участки выпуска новой техники — там больше платят. А без постоянного повышения квалификации разобраться в сложных механизмах современных сельхозмашин практически невозможно.

Николай Романович знает это из собственного богатейшего опыта. Он неустанно учился и учил других, стремился познавать тайны мастерства, добираясь до самой сути вещей. Настойчивость, любознательность, целеустремленность отличали его с малолетства.

– Я РОДОМ из многодетной крестьянской семьи. После войны на Брянщине, где родился и вырос, российским сельчанам было так же туго, как и белорусским, познавшим все тяготы военного лихолетья и возрождения из руин. Заканчивая семилетку — а учился хорошо, — я однозначно решил поступать в сельскохозяйственный техникум, на отделение механизации. Другого пути не видел. Ездить в десятилетку за 15 километров от нашей деревни возможности не было, идти в пастухи — не лучшая перспектива. А со средним специальным образованием в колхозе не пропадешь! За ним и отправился в райцентр Новозыбков, — вспоминает собеседник. — Конкурс на место был сумасшедший: на 25 мет, оставшихся после зачисления отличников, желающих — 370 человек! Но судьба не отвернулась от меня, хотя сдал вступительные экзамены не блестяще. Зато учился потом превосходно и закончил техникум с лучшими на курсе результатами. Год проработал по направлению заместителем председателя колхоза, а там — армия. На третьем году службы подготовился к поступлению в Горецкую сельхозакадемию и еще до увольнения успешно сдал вступительные экзамены. Зачислили на факультет механизации.

Не отступая от своих правил, он всецело отдавался учебе. Потому стипендию получал повышенную, а с третьего курса — «ленинскую», 80 рублей. Тогда это были большие деньги для студента. Для сравнения скажу: ассистент кафедры получал зарплату на 25 рублей больше. Денежный вопрос для студента всегда серьезный, потому что обременять своими расходами мать, воспитавшую пятерых детей, было совестно. Старался полностью полагаться на себя. Стремление к финансовой независимости подталкивало к работе и в летний семестр. Ездил с комсомольским активом на целину. По 3—4 месяца трудились студенты в Казахстане. Зарплату привозили приличную, да еще и зерно в придачу. С заработанных на целине денег он смог хорошо одеться, а на хлебоприемном предприятии по справке из Казахстана ему отмерили целую тонну зерна. Мать, конечно, обрадовалась такому подспорью.

Отличник учебы, Николай Овчинников подавал большие надежды. Ничего удивительного, что его оставили по окончании вуза работать в академии. За год до этого женился на студентке экономического факультета, а там и первенец появился. Жить на весьма скромный преподавательский заработок втроем было настолько сложно, что отец семейства решил пожертвовать научной карьерой ради благополучия близких людей.

НЕ БУДЕМ подробно вдаваться в мытарства, связанные с поиском работы на производстве. Дело кончилось дельным предложением из Витебска: возглавить Верхнедвинскую — лучшую в области! — или Докшицкую — считавшуюся отстающей — сельхозтехнику. Выбрал вторую, расположенную ближе к Лиде, родине супруги.

— Наверное, что-то у меня получалось, раз возглавляемую мною организацию стали награждать переходящими Красными знаменами, а добрая слава о ней разнеслась далеко за пределы района, — полагает Николай Овчинников. — Предложение возглавить коллектив практически нового предприятия, Витебского мотороремонтного завода, воспринял как лестное, символизирующее и карьерный рост, и доверие руководства отрасли. Жена Раиса Васильевна поддержала мое решение перебраться в областной центр, да и сыновья-подростки тоже: перед ними открывались большие возможности в получении высшего образования. Словом, мы сорвались с насиженного места и двинулись на север страны. Как оказалось, навсегда.

Николай Романович постарался сохранить на предприятии все лучшее, что успел сделать его предшественник, и приложил максимум усилий, чтобы сделать завод лидером отрасли. Качество выполняемого здесь ремонта двигателей было так высоко, что в Витебск привозили энергонасыщенные двигатели изо всех областей республики.

— Мы ремонтировали до 12 тысяч двигателей в год, в том числе и мощных «Кировцев». Трудно было выстоять в середине 90-х, когда колхозы не могли себе позволить ремонтировать технику из-за безденежья, и она зачастую простаивала в ожидании лучших времен. Старались осваивать новые виды работ и услуг: ремонт коробок перемены передач тракторов и комбайнов, установку дизельных двигателей на автомобили, изготовление плющилок зерна… Мы были загружены под завязку и обеспечивали достойное качество работ — отсюда и высокий спрос на услуги витебских мастеров. А в 2006 году замахнулись на небывалое в истории предприятия совместное с немецкой фирмой «Лемкен» производство комбинированных почвообрабатывающих посевных агрегатов, способных значительно повысить качество сева. Это был первый шаг в новую эру развития ВМРЗ. Более того, частичная замена комплектующих нашими, отечественными, деталями удешевляла стоимость агрегатов, востребованных в республике. Мы были первопроходцами среди мотороремонтных заводов, и время показало: сделали правильный выбор. Отечественное машиностроение следует развивать — без этого не выжить, но, повторюсь, не в ущерб превосходно налаженной ремонтно-технической отрасли. Сегодня пытаются возродить к жизни районные агросервисы, утратившие свою специфику. Не всем и не везде это удается. Мы не имеем права на повторение ошибки, ослабляя внимание к исконной роли мотороремонтных заводов и райагросервисов страны.

ВОТ о чем болит душа у ветерана, который и сегодня живет с думой о родном предприятии, о заводчанах. Ему горько вспоминать вынужденное закрытие заводского здравпункта еще в период руководства заводом. Закрыли по простой причине — Минздрав требовал вводить в штат врача, средний и младший медперсонал, хотя первую медицинскую помощь здесь оказывали фельдшер и медсестра. Для небольшого по численности коллектива это было накладно.

— Не могу не переживать и по поводу закрытия заводской столовой, о чем узнал, выйдя на пенсию, — признается Николай Романович. — Производство на мотороремонтном сложное, грязное, и рабочим приходится теперь довольствоваться «ссобойками». Очень жаль, что ветераны, проработавшие на предприятии более 30 лет, лишились заводских надбавок к пенсиям, которые в мою бытность директором выплачивались даже в период развала Союза. Закрылся заводской музей. Пусть он был несовершенный, но, имея основу, легче писать летопись предприятия, которому в январе исполнится 45. Определенные экономические успехи у МРЗ есть, правда, социальные «провалы» портят бочку меда, как ложка дегтя. Куда приятнее было бы обойтись без нее…

Светлана ЗАЛЕССКАЯ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости