Сокровища Лидии Руслановой

Как формировалась коллекция русского искусства в Национальном художественном музее

В Национальном художественном музее в зале русского искусства стоит красивый стул, на нем цветастый павловский платок, рядом изящный столик с патефоном. Если накрутить ручку, опустить рычаг, то игла коснется черной старомодной пластинки и сквозь специфичное шипение зазвучит голос Лидии Руслановой и ее знаменитая песня «Валенки». Да–да, та самая, про старые и неподшитые... Голос Лидии Руслановой будет плыть по залам, рядом с полотнами известных русских художников.

Надежда Усова.

Возникает вопрос, ну какое отношение к нашему музею имеет эта песня и почему старому патефону позволено нарушать тишину музейных залов?

2019 год — юбилейный. Национальный художественный музей Беларуси отметит свое 80‑летие. Столик, патефон с пластинкой, песня Руслановой — одно из многочисленных мероприятий, посвященных этой юбилейной дате.

Сегодня в залах русского искусства музея выставлено 29 полотен из коллекции заслуженной артистки РСФСР певицы Лидии Руслановой, а всего НХМ приобрел у артистки и ее падчерицы 39 полотен.

Во многом судьба и самой певицы, и ее коллекции удивительна и трагична. Собирать произведения искусства и старые книги она начала давно, еще в годы гражданской войны, когда была молодой исполнительницей русских народных песен и романсов. Есть ее воспоминания о покупке первых раритетных изданий у букинистов на московской улице Моховой. Это были книга «Путешествие из Петербурга в Москву» Александра Радищева и журнал «Современник» с автографом Пушкина... Дальше — больше! Росли слава певицы и ее гонорары. В предвоенные годы Лидия Русланова стала мегазвездой советской эстрады. Огромными тиражами выходили пластинки с ее песнями, под концерты отдавались лучшие залы, голос ее постоянно звучал на радио. Третий брак (1930 год) с известным в те времена конферансье Михаилом Гаркави страсть Руслановой к коллекционированию сделал почти профессиональным. Именно в предвоенные годы певицей было собрано все самое ценное и лучшее. Естественно, ей помогали, консультировали, советовали как известные художники‑реставраторы, так и сотрудники музеев. Русланова иногда говорила о своем умении: «Не профессор, но подлинник от копии всегда отличить смогу». Ее огромная квартира в Лаврушинском переулке (рядом с «Третьяковкой») была заполнена картинами и произведениями искусства как настоящий музей.



«Когда мои родители поженились летом 1942 года (это четвертый брак певицы), у мамы в это время уже были все картины, собранные еще до войны», — пишет в своих воспоминаниях падчерица Руслановой, дочь генерала Владимира Крюкова Маргарита.

В годы войны Лидия Русланова дала превеликое множество концертов в составе фронтовых бригад. За ее деньги для фронта были приобретены две батареи «катюш». Она выступала на всех фронтах, пела свои знаменитые «Валенки» у стен Рейхстага, оставив на нем свой автограф. Приказом маршала Жукова была награждена орденом «Отечественной войны».

Но в 1948 году Русланову арестовали по обвинению в антисоветской пропаганде и мародерстве по так называемому «трофейному делу» вместе с ее мужем. Генерал Владимир Крюков получил 25 лет, а Лидия Русланова 10 лет лагерей. Все деньги и имущество конфисковали.

Часть картин еще в 1949 году поступила в Государственную закупочную комиссию и затем была распределена между музеями.



«...Она сама хотела в дальнейшем отдать коллекцию государству, но ей не дали этой возможности... Мама после реабилитации потихонечку начала с ней расставаться: большая часть коллекции — в Белорусском музее, несколько работ в Таганрогской галерее и, кажется, в Киргизском национальном музее, некоторые работы попали в частные руки...» — вспоминала приемная дочь.

О том, что происходило с певицей в лагерях, написано и рассказано довольно много. Сохранились воспоминания тех, с кем заключенную Русланову сводила нелегкая судьба на этапах и в местах отдаленных.

В 1954 году после возвращения из лагерей Руслановой вернули из Государственной Третьяковской галереи 103 картины. Благо певица довольно подробно записывала все свои покупки и смогла сохранить все подтверждающие эти приобретения документы. Несколько работ Репина, Рокотова, Федотова, Серебряковой, Васнецова она продала в фонды Третьяковской галереи по просьбе ее руководства.

Когда Лидия Русланова вернулась в Москву после освобождения, страсть к коллекционированию пропала. Имея горький лагерный опыт, она говорила: «В нашей действительности обладать частной собственностью — полная бессмыслица, в доме должно быть чисто, уютно, но без всяких коллекций».

Картины из собрания знаменитой певицы поступали в Государственный художественный музей БССР с 1950 по 1989 год.

После смерти Руслановой в 1973 году полотна известных русских живописцев продавала в Минск ее падчерица Маргарита — дочь ее последнего мужа генерала Крюкова. Сегодня полотна из знаменитой коллекции легендарной певицы — важнейшая часть экспозиции русского искусства в нашем музее.

Кстати, сохранилось несколько редких фотографий Лидии Андреевны, сделанных в Минске на крыльце нашего художественного музея. На одном из снимков известная певица и Ирина Паньшина, заместитель директора по научной работе. Снимки датируются началом 60‑х годов.

Ведущий научный сотрудник НХМ Надежда Усова накручивает пружину патефона, игла опускается, старая виниловая пластинка крутится, из патефона звучит голос Лидии Руслановой.

Надежда Усова ведет экскурсию от картины к картине, рассказывая их захватывающую историю.


Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
5
Загрузка...
Новости и статьи