Слушайте Ревуцкого

Заведующий отделом новостей культуры АТН Михаил Ревуцкий: "Учил белорусский язык по хитам "Песняров"

Его фирменное «Мiхась Равуцкi, А–а–а–Тэ–Эн» знает, кажется, вся страна. И хотя один из самых известных культурных репортеров телевизионного пространства запросто откликается и на Мишу (так его зовут друзья и близкие), и на Михаила Николаевича (а как иначе коллегам из отдела новостей культуры АТН величать своего босса?), имя Михась, признается сам Ревуцкий, за годы работы на ТВ уже стало его оригинальной фишкой, брендом, если хотите. «Бывает, подходят ко мне на улице парни и девушки и говорят: «Мы выросли на ваших репортажах». Как, думаю, выросли? Я ж еще такой молодой! А потом вспоминаю про два десятка лет в журналистике и радуюсь: «Надо же, поколения сменились, а меня по–прежнему знают», — Михаил Николаевич никак не может поверить в некоторые цифры и даты.


— Или еще вот пример. Уже почти 5 лет на «Беларусь 3» выходит наш проект «Сила веры». Уже приближаемся к 150–му выпуску — не верится даже. Сейчас объясню почему. Дело в том, что Агентство теленовостей — это в первую очередь служба информации, и работать мы привыкли в другом ключе: четко, качественно, оперативно. А «Сила веры» — программа еженедельная, серьезная, требующая принципиально иного подхода. Когда проект только запускался, мы ни в коем случае не хотели дублировать «Благовест», поэтому долго думали, как сделать программу о духовных и культурных ценностях, не повторяя того, что уже есть. Концепцию видели такой: проект не просветительский, а научно–популярный, где рассказывается, казалось бы, о сложных для понимания вещах простым языком. При этом темы, которые интересуют корреспондентов программы, не надуманные, а из реальной жизни: на стыке чудесных, даже мистических явлений, которые мы наблюдаем в повседневности или, наоборот, упускаем из виду. Но растолковать их достаточно просто: нужно лишь быть наделенным силой веры независимо от того, представителем какой конфессии вы являетесь.

— 5 лет — достаточно долгий срок для подобного рода проектов. Вы сами–то за эти годы не потеряли к нему интерес?

— Не секрет, конечно, что передача такого жанра живет в среднем 3 года, иногда даже меньше. Однако на долгосрочную перспективу мы, безусловно, рассчитывали. Все–таки за столько лет у меня уже выработалась интуиция, которая подсказывает, что может заинтересовать зрителей. Когда брались за «Силу веры», боялись только того, что может не хватить опыта. Все–таки ежедневно заниматься новостями культуры — это одно. Молодым корреспондентам, которые работают у меня в отделе или просто приходят на практику, как правило, хочется глянца, гламура... А тут серьезная программа, утраченные и возрожденные духовные и материальные памятники культа. Но мои девчата молодцы, со всем справляются. Вообще, глядя на них, убеждаюсь в том, что новое поколение журналистов вовсе не потеряно.

— Многие, наоборот, говорят, что журфак уже не тот и не держит планку главной кузницы кадров.

— А к нам не после журфака приходят. Факультет журналистики БГУ не дает искусствоведческое образование, да и не должен этого делать, у него другая миссия и функции. Именно поэтому прекрасные корреспонденты получаются из студентов и выпускников академии искусств, университета культуры. Эти вузы хоть и выпускают менеджеров культуры, продюсеров, но при этом все девушки с амбициями, хваткой, имеют хорошую культурную базу. У многих за плечами мощная семейная биография, известные в культурных кругах родители–деды–прадеды. То есть девушки не пустые, основы и понимание культуры им заложили еще в детстве.

— Вот вы все время говорите о своих корреспондентах в женском лице. Молодые люди, получается, совсем «в культуру» не идут?

— Увы, такова тенденция. У вас же в отделе культуры «СБ» тоже только барышни работают, верно? А парням на телевидении, видимо, больше «Зона Х» интересна. Что там культура с ее театрами и выставками? Я, как видите, скорее исключение из общего правила.

— Но как так случилось?

— А вот здесь я как раз хочу вспомнить журфак. Университет — это не только учеба, знания, но и люди. Педагоги у нас были замечательные. Я еще застал ту, старую, школу — Ефросинью Бондареву, Татьяну Орлову, Бориса Стрельцова, Григория Булацкого. Они задали такую планку, поддерживать которую очень сложно. А ведь мы не должны быть хуже своих учителей... Интерес к культуре разглядела во мне Ефросинья Бондарева. Сосватала в газету «Культура», а тогда это было серьезное академическое издание. Отработал там 3 года, потом ушел на БТ. Агентство теленовостей в те годы только зарождалось, и мне все это было чрезвычайно интересно. Как журналист я был и остаюсь очень жадным до новостей, кроме того, всегда нравился жанр телевизионной публицистики. Единственное, в чем пришлось ужать себя, — длинные сложные тексты. Все–таки газета и ТВ — вещи разные.

— А это правда, что с белорусским языком вы познакомились уже в достаточно зрелом возрасте, причем благодаря песням легендарных «Песняров»? Честно говоря, в это сложно поверить, потому что на журфаке, помнится, студентам всегда говорили: «Хотите услышать идеально правильный белорусский язык, слушайте Ревуцкого».

— Правда, что ли? Мне очень приятно. А белорусский язык я действительно выучил сам, уже после школы. Когда был маленьким, мы жили в России, в Ханты–Мансийском округе. Естественно, вокруг говорили по–русски. Окончив школу, стал думать, куда поступать: в Ленинград или Львов на военную журналистику. Помню даже, как меня просили сказать что–нибудь на белорусском, а я ни слова не знал! Потом услышал «Песняров» — и каким же красивым, мелодичным показался мне язык! Когда переехал в Беларусь и устроился в быховскую районную газету, начал изучать, читать, переводить. У нас была наборщица, с которой мы разбирали все тексты буквально по словам. Она же подарила мне русско–белорусский словарь под редакцией Якуба Коласа и Кондрата Крапивы.

— Михаил Николаевич, а когда в последний раз вы были в театре?

— В театр давно не ходил, а вот концерты посещаю с удовольствием. В последний раз был по делам семейным: 25 марта выступал мой сын Матвей. Он поет в хоре мальчиков республиканской гимназии–колледжа при Белорусской государственной академии музыки. Помните наш историко–документальный цикл «Они пели за Родину» о главных песнях военных и послевоенных лет? Сын в составе хора принимал в нем участие, чем я очень горжусь. Сейчас стараюсь не пропускать ни одного его концерта.

— Тогда напоследок как человек, который знает о культурной жизни страны практически все, посоветуйте, куда сходить развеяться в выходные?

— А съездите в Пинск! Я не шучу: в Полесском драмтеатре дают прекрасную «Пинскую шляхту» в постановке Виталия Барковского. Спектакль получил спецнаграду от Белтелерадиокомпании на прошедшей Национальной театральной премии, и совсем недавно телеверсию показали в эфире третьей кнопки. Если пропустили по телевидению, милости прошу в Пинск. И вообще, советую не зацикливаться на театральной жизни столицы, поездите по регионам. Например, лично я очень уважаю витебский драмтеатр имени Якуба Коласа и Могилевский областной театр кукол, где совсем недавно режиссер Игорь Казаков представил очередную новинку — спектакль для взрослых «Синяя–синяя» по Владимиру Короткевичу. Посмотрите обязательно, уверен, не пожалеете.

leonovich@sb.by

Автор фото: Александр СТАДУБ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости