Минск
+18 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Спиртное, косметика, автозапчасти: эксперты — о том, как защитить наш рынок от контрафактной и фальсифицированной продукции

Сломали столько копий

В начале апреля корреспонденты «Р» прошли с рейдом по магазинам категории фикс-прайс. Вместе с Ассоциацией защиты интеллектуальной собственности «БелБренд» нашли подделки и контрафакт, однако полномочий наказать продавцов, естественно, у участников рейда нет. Зато задать вопросы компетентным в этой сфере экспертам — наша стезя. Какие меры принимаются по недопущению на белорусский рынок контрафактной и поддельной продукции? Какие риски она несет для потребителей? Есть ли проблемы при применении законодательства о защите интеллектуальной собственности для пресечения ее появления?

Люди покупают подделки из-за низкой цены.
фото ikirov.ru

Эти и другие вопросы «Р» обсудила во время «круглого стола» со старшим оперуполномоченным по особо важным делам главного управления по борьбе с экономическими преступлениями Министерства внутренних дел Виталием Тарасенко, консультантом управления методологии налогового контроля главного управления организации контроля деятельности Министерства по налогам и сборам Ольгой Бельской, заместителем председателя Ассоциации защиты интеллектуальной собственности «БелБренд» Валентиной Дынич, директором ОДО «Горячко, Недвецкий и партнеры» Денисом Недвецким, патентным поверенным Республики Беларусь Мариам Горячко, начальником управления государственного надзора за техническими регламентами и метрологического контроля Госстандарта Игорем Бусселем, начальником управления товарных знаков Национального центра интеллектуальной собственности Натальей Синишовой, заместителем начальника отдела таможенных расследований главного управления организации борьбы с контрабандой и посттаможенного контроля Государственного таможенного комитета Юрием Дырманом.

Ольга Бельская. Мариам Горячко. Валентина Дынич.  Наталья Синишова.
Игорь Буссель. Юрий Дырман. Денис Недвецкий. Виталий Тарасенко.
Защищать и защищаться

«Р»: Какие нормы законодательства в Беларуси регулируют борьбу с контрафактной продукцией?

В. Тарасенко:

— Ответственность за реализацию контрафактной продукции предусмотрена статьей 9.21 «Нарушение авторского права, смежных прав и права промышленной собственности». Основной, по которой работает Министерство внутренних дел в данной сфере. Но если от правообладателя не поступает заявление о нарушении его прав, мы не можем начинать административный процесс. Даже если сотрудники органов внутренних дел видят контрафактную продукцию, не соответствующую заявленным требованиям. Прежде всего в выявлении контрафактной продукции должен быть заинтересован сам правообладатель. Но проблема зачастую скрывается в их нежелании защищать свои бренды. А в конечном счете страдает потребитель.

Только за этот год выявлено 12 нарушений по статье 9.21, наложено штрафов на сумму 18 921 рубль. К уголовной ответственности за реализацию контрафактной продукции также могут привлечь. Состав преступления образуют действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору, должностным лицом с использованием своих служебных полномочий либо повлекшие причинение ущерба в крупном размере, которым в статье признается размер дохода или ущерба на сумму, в 500 и более раз превышающую базовую величину. Кроме этого, если есть повторность привлечения в течение года за правонарушение по статье 9.21, санкции предусматривают ограничение свободы на срок до 5 лет. За истекший период 2019 года возбуждено уголовное дело по ст. 201 УК. 

Чаще всего бороться приходится с контрафактной алкогольной продукцией. За 2018 год изъято 109,6 тысячи литров спиртосодержащей жидкости. А также фальсифицированной алкогольной продукции 21,9 тысячи литров. В этом году составлен 851 административный протокол, изъято из оборота 56 483 литра спирта. Также изъята партия поддельных сигарет. Сейчас проводится проверка, чтобы установить, где она произведена. На данной продукции была акцизная марка Республики Беларусь образца 2016 года. Очень высокая степень подделки — не с первого раза можно определить даже специалисту. Кроме этого, изъято свыше 15 тысяч литров контрафактного моторного масла.

«Р»: Почему правообладатели не всегда хотят защищать свои товарные знаки? С какими проблемами они сталкиваются при выявлении поддельной и контрафактной продукции?

Н. Синишова:

— Основная задача Национального центра интеллектуальной собственности — предоставление правовой охраны объектам права промышленной собственности, без которой невозможна борьба с контрафактной продукцией. Регистрация объектов, в частности товарного знака, — первооснова исключительного права, которое возникает у его владельца. Когда субъект на рынке является правообладателем, соответственно, он может защитить свои права. Может не только сам использовать товарный знак, но и запрещать другим использовать это обозначение либо сходное с ним до степени смешения на однородной продукции. Если говорить о статистике и заинтересованности субъектов в получении правовой охраны, она очевидна и достаточно красноречива. На начало 2019 года в стране действует 43 тысячи товарных знаков, зарегистрированных по национальной процедуре, и около 83 тысяч — по международной. За первые 4 месяца этого года уже подано более трех тысяч заявок на получение правовой охраны в отношении товарного знака. Защищая свои права, правообладатель еще и защищает потребителя, уменьшая его риск получить некачественный товар, негативные последствия для здоровья и финансовые потери. Нормативная правовая база для защиты прав правообладателей в Беларуси сформирована на достаточно высоком уровне. Не хватает лишь инициативы самих правообладателей.

Д. Недвецкий:

— Проблема контрафактного товара — это проблема, которая не сводится только к наличию товара, не соответствующего каким-то нормативам. Контрафактом может являться товар, произведенный непосредственно правообладателем товарного знака, просто этот товар он не разрешает ввозить на территорию Беларуси по разным причинам. Контрафакт — это не вопрос качества товара, это, скорее, юридическая оценка возможности применения того либо иного товарного знака на данном товаре. Да, правообладатели заинтересованы в том, чтобы поддельной продукции не было на рынке. Но, принимая решение, бороться с контрафактом или нет, они исходят из тех затрат, которые повлечет эта борьба. Если они понимают, что наличие некоей мелкой партии контрафакта на рынке Беларуси есть, но затраты несравнимо выше, чем последствия от этого контрафакта, то они не будут с ним бороться.

Почему правообладатель зачастую не заинтересован в том, чтобы его товар был ввезен в Беларусь без его согласия? Не секрет, что в разных странах существуют различные стандарты, начиная от того, как этот товар должен производиться, какие вещества он может содержать, заканчивая, например, стандартами, касающимися электроприборов, по напряжению в электросети. Законодательства США, Евросоюза и Беларуси в этой части очень часто отличаются кардинально. Правообладатель с помощью своего товарного знака пытается ограничить попадание товара в Беларусь, который по тем или иным причинам присутствовать не должен (например, он не соответствует установленным в Беларуси требованиям, так как произведен для другой страны). Либо он выстраивает некую сеть, которая предполагает, что продажа товара в данной стране будет иметь некую ценовую политику. Соответственно, перемещение товаров из стран с более низкой ценовой политикой в более высокую недопустимо с точки зрения правообладателя, потому что товар одного и того же производителя будет конкурировать на рынке. И опосредованно вредить потребителю, например, потому, что он не сможет получить товар с полноценной гарантией. 

М. Горячко:

— Оспаривание товарного знака на основании сходства до степени смешения прежде всего решается в Апелляционном совете НЦИС. Вообще, теперь все чаще встречаются более сложные случаи. 

Сложные случаи — оспаривание товарного знака на основании сходства до степени смешения.
фото tutkatamka.com.ua
Практика показывает, что при рассмотрении конфликтов о нарушении прав в Верховном Суде расходы нарушителя (включая выплату возмещения правообладателю) могут быть существенно ниже потерь правообладателя, которые он понес в результате такого нарушения. Получается, что затраты, понесенные правообладателем в суде при защите своих прав, часто могут оказаться дополнительными расходами для правообладателя в дополнение к уже имеющемуся ущербу, конкретный размер которого зачастую установить очень сложно. По этой причине небольшие производители могут просто отказаться от защиты своих прав, не имея возможности нести дополнительные расходы. При этом, как показывает наш 25-летний опыт работы в Беларуси, практически все крупные производители защищают свои права и отслеживают нарушения по своим товарным знакам не только в своей стране, но и за ее пределами. Конфликты усложняются с каждым годом. Это конфликты, возникающие из-за попыток сложной имитации брендов известных производителей с хорошим качеством товаров для улучшения сбыта своей продукции. При этом для доказательства сходства до степени смешения приходится проводить сложные социологические опросы. Эффективность судебной защиты у нас недостаточная для того, чтобы производителю было целесообразно судиться. А если он выигрывает, то часто материально пострадает больше, чем нарушитель.

Н. Синишова:

— Законом предусмотрена компенсация за нарушение прав на товарный знак от одной до 50 тысяч базовых величин. Размер компенсации устанавливается судом на основании ряда факторов.

Ответственность всех и каждого

В. Дынич:

— Наша ассоциация «БелБренд» акцент делает на молодежной аудитории, потому что через несколько лет некоторые из них сами станут руководителями предприятий, которые, возможно, будут принимать решения о защите своих прав. Вместе с БРСМ мы проводим социологические исследования каждые четыре года. В брошюрах, которые мы выпускаем, содержится краткое изложение их результатов с точки зрения отношения молодежи к пиратской продукции, к нарушениям в области авторских прав. До 80 процентов молодежи не считают зазорным заимствовать что-либо. Они экономят, ведь зачастую подделки и контрафакты менее качественные и стоят дешевле. Дополнительные исследования показывают, что это не всегда так. Например, наша белорусская косметика благодаря стандартизации достаточно хороша и цена ее существенно по карману не бьет. Но молодежь все равно возьмет псевдобренд, осознавая, что это подделка. Ассоциация не обладает теми возможностями, как Министерство внутренних дел, не работает с предприятиями так активно, как хотелось бы. Мы стараемся каким-то образом воздействовать на молодежь. Недавно создали проект «БелБрендАудит», создали сайт, на котором граждане могут рассказывать о случаях нарушений.

Ю. Дырман:

— С молодежью нужно работать, идти в учреждения образования. Финансовая зависимость молодежи играет большую роль. Каждый подросток хочет идти в ногу с модой. И, глядя на свой смартфон, не будет задумываться, оригинальный он или нет. Главное, что есть. 

В целом людей нужно раскрепостить в этом вопросе, проводить информационную работу. Таможенные органы принимают меры по защите прав на объекты интеллектуальной собственности. Помимо компетентных органов, каждый гражданин должен принять меры, если встречает на полках контрафакт. Мы все видим подделки, в том числе из азиатских стран, но люди их покупают, прежде всего из-за ценовой политики.

фото ruadvocate.ru

Комплексный подход

И. Буссель: 

— К сожалению, в нашем разговоре смешались термины в обывательском взгляде — контрафакт, фальсификат, небезопасная продукция, нелегальная, поддельная, без сопровождения документами. Все эти понятия нужно правильно определять. Больше всего в разговоре мы уделили внимание контрафакту. В отношении его есть закон о товарных знаках, постановления, предусмотрена даже уголовная ответственность. И, как решила действующая межведомственная рабочая группа под руководством МАРТ, в которую входят представители МНС, МВД, ГТК, НЦИС, ГКНТ, Госстандарта, дополнения в законодательство по поводу контрафакта вносить не нужно. 

Фальсификат же предполагает наличие умысла. 

Однако фальсифицированная и контрафактная продукция может быть безопасной, соответствовать предъявляемым требованиям. Поэтому в данном вопросе нужно разбираться разносторонне. Отмечу, что проблема в основном возникает с защитой белорусских брендов на территории других государств.

В. Тарасенко:

— В этом году с 4 февраля по 25 марта Министерство внутренних дел приняло участие в международной операции под эгидой Генерального секретариата Интерпола и Европола совместно с правоохранительными органами стран Европейского союза, Африки, Америки. Мероприятия направлены на противодействие нарушениям в сфере интеллектуальной собственности в части распространения контрафактных продуктов питания. В результате выявлено 144 правонарушения, связанных с ввозом, перемещением, хранением и реализацией продуктов питания без документов, подтверждающих легальность их происхождения. Товаров изъято на сумму более 560 тысяч рублей. 

Ю. Дырман:

— В Национальный таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности включено 310 товарных знаков. В структуре реестра преобладают алкогольная продукция, бытовая химия, косметика, кондитерские изделия, масла, автозапчасти.

В 2018 году начато 27 дел об административных правонарушениях. За четыре месяца этого года — уже 12. Протоколы составлялись по факту незаконного использования объектов права промышленной собственности. Изъято товаров в 2018 году на 767,9 тысячи белорусских рублей, из которых судом принято решение о конфискации товаров на 639,3 тысячи рублей. Сумма наложенных штрафов на правонарушителей составила 30,4 тысячи рублей. Объекты правонарушений по товарным знакам — это запасные части к транспортным средствам в различном количестве, копировальная техника, косметика и другое.

Общей проблемой в правоохранительной практике являются пассивность правообладателей, их непоследовательность в действиях, нестабильность в выбранных позициях. В том числе при совершении форм контроля, когда мы приостанавливаем срок выпуска товара. Это отрицательно сказывается на борьбе с поступающими потоками контрафактной продукции. В 2018 году правообладатель, резидент Германии, отозвал заявление о привлечении субъекта к административной ответственности по статье 9.21. Уже после того, как мы направили дело в суд для рассмотрения. Если мыслить по государственным и человеческим критериям, разве будет желание у силовых и контрольных органов бороться с такими нарушениями, когда потерпевшие не проявляют принципиальной позиции?

Необходимо более серьезное обоснование, чтобы правообладатели защищались. Если для них это экономически невыгодно, нужно подумать о потребителях и государстве. Нужен комплексный подход.

О. Бельская:

— Министерство по налогам и сборам в лице налоговых инспекций — это орган, который прежде всего осуществляет политику в сфере налогообложения. В отношении контрафакта мы компетенции не имеем. Так как МНС осуществляет контроль за соблюдением законодательства, регулирующего производство и оборот алкогольной, непищевой спиртосодержащей продукции, табачных изделий, в этой сфере можно вести речь о фальсификате. Контроль осуществляется. Есть наработанная практика, а также помощь правоохранительных органов в сборе доказательной базы. Вместе с тем налоговые органы не абстрагируются от существующих проблем, мы просто рассматриваем ситуацию с другой стороны. Главная цель в пределах нашей компетенции — обеспечить соблюдение законодательства в части своевременности и полноты уплаты субъектами хозяйствования и физическими лицами налогов и сборов в бюджет страны. Зачастую преимуществом некачественной продукции является низкий ценовой фактор, возникающий в том числе из-за нарушений налогового законодательства. Это создает необоснованные преференции для нелегального бизнеса. Со своей стороны мы направляем все усилия на борьбу с незаконными схемами уклонения от уплаты налогов, осуществляем контроль за соблюдением законодательства о маркировке товаров контрольными знаками.

Сегодня контрольная деятельность переориентирована на профилактический характер. Основная цель — обеспечение добровольного поступления налогов, сборов в бюджет. Ведется активная разъяснительная работа с населением, в том числе через социальные сети, — информируем о проведенных мероприятиях, показываем, какая продукция продается с нарушениями. Проводим мониторинги. За первый квартал этого года проведено более 100 мониторингов магазинов с низкой ценовой политикой, направлено более 40 рекомендаций об устранении нарушений. Лица, которые проигнорировали рекомендации и продолжили работать с нарушениями, привлечены к административной ответственности.

malyshchyts@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...