Склад и уклад

Об экономике

Есть две новости: хорошая и плохая. С какой же начать? Пожалуй, с хорошей. В непростой ситуации нам удалось сохранить экономический рост. Относительно небольшой. Вдвое с лишним меньший, чем в среднем по прошлому году. ВВП вырос на 4,2 процента. Рост промышленного производства уменьшился до 1,2 процента.


Конечно, по сравнению с результатами последних лет цифры эти более чем скромные. Но при взгляде на нынешний фон сложившиеся показатели можно считать немалым достижением. У соседей дела, к сожалению, обстоят куда как печальнее.


Об этом можно судить уже потому, как разнятся оценки работы экономики России и Украины в первый месяц года. Сначала минэкономразвития Российской Федерации объявило о сокращении ВВП на 2,4 процента. Чуть позже «Интерфакс» со ссылкой на «компетентный источник» распространил информацию о том, что экономика РФ упала на 8,8 процента. Ее никто не опроверг. В Украине ситуация, похоже, еще сложнее. Официальная статистика чуть ли не засекречена. Укрстат отказался от публикации месячных данных, мотивируя это переходом на международные стандарты. Но информация так или иначе в прессу просачивается. Представитель группы советников Нацбанка страны Валерий Литвицкий недавно заявил о падении экономики примерно в 20 процентов. Схожие оценки высказывают и некоторые независимые аналитики...


Впрочем, тенденция характерна не только для соседей. Слово «рецессия» нынче одно из наиболее часто употребляемых во всем мире. Учитывая это, наше сокращение прироста, а не падение резко контрастирует. И все же это еще не повод торжествовать. Настораживает оборотная сторона вопроса.


На фоне снижения роста экономики в складах все больше скапливается готовой продукции. На недавнем заседании Президиума Совмина министр экономики Николай Зайченко назвал такие цифры. На 1 февраля общая стоимость складских запасов достигла 6 трлн. рублей. Это 84,6 процента всего среднемесячного объема производства. На ту же дату годом раньше этот показатель был равен 50,2 процента. В нынешнем же январе прирост запасов готовой продукции превысил 1 трлн. рублей.


Отчасти увеличение обусловлено сезонным фактором. В начале года сбыт традиционно падает. Рождественские каникулы понизили градус деловой активности. Но даже с учетом этого прирост невостребованной продукции Минэкономики оценило в 525 млрд. рублей. «Не произведи предприятия объемы продукции, которые легли на склад, темп промышленного производства сложился бы на уровне 95,4 процента», — констатировал Николай Зайченко.


А ведь производить ее, действительно, никакого смысла нет. Беларусь производит капиталоемкие товары. Затраты на выпуск тракторов, автомобилей, сельхозтехники — немалые. В них и стоимость энергоносителей и металлов, прочих материалов и комплектующих. Уверен, даже если подсчитать складские остатки не в отпускных ценах, а в затратах, сумма получится все равно немалая. Это замороженные деньги. Что в условиях финансового дефицита просто непозволительная роскошь.


Но ведь странное дело. Еще в прошлом году Президент не раз обращал внимание на то, что пора отказываться от оценки деятельности предприятий по валовым показателям. За мерило эффективности необходимо принимать объем продаж, а не недающий полной картины уровень производства. Этот тезис, к слову, звучал и на прошедшем заседании Президиума Правительства. Но, похоже, инерция отчитываться по валу все еще достаточно сильна. Но в период прогрессирующего роста экономики на это можно было посмотреть как на досадный пережиток прошлого. Рано или поздно растущие рынки поглотили бы производственные излишки. Но сегодня надеяться на это было бы наивно. А омертвлять значительные ресурсы, вымывать тем самым оборотные средства предприятий — крайне нежелательно.


В природе нынешнего мирового кризиса еще никто толком не разобрался. Но среди теорий аналитиков есть и такая: причины нужно искать не в финансах и даже не в ценах на нефть. Это кризис отжившего свое экономического уклада, на смену которому настойчиво идет новый. Его основой уже не будет, условно говоря, производство средств производства для производства средств производства. Наступает эра приоритета интеллекта. И именно на высокие технологии, на инновации будет опираться экономика будущего. Вспомним еще раз соотношение затрат и прибыльности капитало– и материалоемкой продукции. В производстве комбайна и программного продукта они будут просто несопоставимы. А когда экономику штормит, менее затратные отрасли все же чувствуют себя увереннее. Поскольку здесь меньше риска заморозить капитал в той же нереализованной продукции. Получается, что нынешние объективные проблемы заставляют искать не только нестандартные решения. Они еще и дают сигнал к тому, как развивать экономику в перспективе.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости