Скальпель и кисти

Наш знаменитый земляк хирург Игорь Гришин стал не только величиной в мировой медицине, но и мастером холста

Наш знаменитый земляк хирург Игорь Гришин стал не только величиной в мировой медицине, но и мастером холста

Некогда поэт Евгений Евтушенко заметил, что талант есть чудо неслучайное. Что значит слово «талант» в понимании недавно разменявшего восьмой десяток лет врача, профессора кафедры хирургии Белорусской медицинской академии последипломного образования Игоря Гришина? Ответ человека, посвятившего себя спасению больных, – упорный труд, которым завоевываются жизненные вершины, уважение людей и признание среди коллег. За разработку новых методов диагностики и лечения сосудистых заболеваний коллективу врачей, возглавляемому профессором Игорем Гришиным, была присуждена Государственная премия Республики Беларусь. Он автор почти 20 книг, в которых воплощены его знания и идеи по различным аспектам развития практической хирургии, председатель Белорусской академии медицинских наук, академик Академии медицинских наук Украины. Его доклады звучали на многих международных конгрессах в Италии, США, Польше, Швеции, России. Однако до поры только коллеги знали, что автор более чем 360 научных работ

(в том числе17 монографий) еще и автор не меньшего числа картин, написанных акварелью и маслом. Насколько же сочетаются скальпель и кисти художника

в руках Игоря Гришина?

Желание рисовать пробудилось еще в молодости, когда Игорь Гришин завершал учебу в Минском медицинском институте. Как-то он приобрел на стихийном столичном вернисаже несколько картин профессиональных художников. Пейзажи завораживали воображение молодого человека, но что-то в душе подсказывало, что он и сам может передать на холсте свои чувства, а собственное видение прекрасного сделать достоянием других людей. Хотя, по признанию хирурга, вся душа была отдана медицине, тонкой линией судьбы через всю жизнь шествовало призвание к холсту и кисти.

В конце 50-х, оставив на Сторожевке в Минске родительский дом, Игорь Гришин уехал работать хирургом в райцентр Глуск на Могилевщине (по прошествии многих лет он был избран его почетным гражданином). Сама атмосфера на новом месте располагала к творчеству: край и поныне один из наиболее неповторимых уголков природы Беларуси. Интересными были наблюдения и уроки у местного народного художника-пейзажиста Ивана Булгакова, родником вдохновения для которого вопреки жизненному водовороту была размеренная в половодье речка Птичь. Судьба имеет свойство собирать творческих людей вместе, поэтому встречи с поэтом Сергеем Граховским, художниками Вячеславом Захаринским, Евгением Соколовским, композитором Валерием Ивановым не простое стечение обстоятельств. С семьей Кирилла и Ольги Ивановых, родителями будущего композитора, в те далекие годы Игорь Гришин жил в Глуске на одной площадке. Как-то при встрече с Валерием он в шутку вспоминал, как давал будущей знаменитости первые уроки игры на баяне, вместе с ним разучивал песню с такими словами: «Россия, Россия – родина моя…»

Игорь Гришин разворачивал свой мольберт в Китае, итальянской Венеции и португальском Лиссабоне, но, по его мнению, ни один «турецкий берег» не дает столько творческих сил, сколько неповторимая белорусская природа. Не случайно излюбленные места, где творит художник, – это окрестности Раубичей, Вячи и Нарочи, да и знаменитые Браславские озера тоже манят взор. Даже пушкинская поэзия становится источником многих неповторимых зимних пейзажей. Жизнь в живописи была удостоена двух выставок – в Медицинской научной библиотеке и в день 70-летнего юбилея были представлены работы, выполненные маслом, акварелью, а также графика мастера. Посетившие выставку работ юбиляра маститые белорусские художники рекомендовали коллеге вступить в ряды творческого союза, но Игорь Гришин отказался – не ради денег и славы он взялся за кисти. Ведь большинство работ написаны как посвящение, были подарены друзьям, а также многочисленным коллегам, в том числе и зарубежным. Среди наиболее памятных работ — портрет первой учительницы космонавта Владимира Коваленка Нины Михайловны Вальковской, подаренный ей в день рождения.

— Даже портрет Сталина мог бы нарисовать по памяти, — рассказывает Игорь Николаевич. – Годы сталинских репрессий не обошли стороной моего отца — главного инженера треста, строившего в те годы по всему Советскому Союзу хлебозаводы. По доносу какого-то негодяя Николая Трофимовича в 1937 году заточили на 9 месяцев в Архангельскую тюрьму, а затем совершенно неожиданно выпустили на волю по распоряжению Берии.

Я поинтересовался у профессора Гришина: свойственно ли человеку, который добился не только признания, но и получил всевозможные почетные титулы и звания, равняться на кого-то из кумиров. Как оказалось, таких людей немало – Николай Иванович Бобрик, белорусский хирург, учеником которого считает себя Игорь Гришин. А также российский хирург Сергей Юдин, которому позволяли даже из Тувинского гулага ездить в больницу и проводить сложные операции. Пока коллеги хирурга не уговорили Сталина выпустить врача на свободу, а затем он даже был удостоен Сталинской премии. В особом ряду знакомство с ныне уже покойным южноафриканским хирургом Кристианом Бернаром, впервые пересадившем человеческое сердце. Знаменательная встреча произошла в Варшаве, где за вклад в науку и гуманизм им вручили большие золотые медали имени Альберта Швейцера. Профессиональные и человеческие отношения связывали Игоря Гришина с уроженцем Вилейщины Николаем Малиновским, работавшим до 2005 года главным хирургом Кремлевской больницы. По мнению Игоря Николаевича, наш «кремлевский» земляк достоин того, чтобы на его доме в деревне Жолтки, а также на Вилейской районной больнице были установлены мемориальные знаки.

Я спросил у Игоря Николаевича: какие события из пережитого он больше всего хотел бы воплотить на холсте?

— Разве что портрет отца-подростка в морской форме юнги, но те старые семейные фотоснимки безвозвратно потерялись во времени…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости